Домой   Кино   Мода   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк  Голубой огонек

Красная  книга российской  эстрады               Список альбомов
 

1   2   3   4   5   6   7   8   9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21   22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33   34   35  36 

37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69

Форум       Помощь сайту   Гостевая книга


Польша, которую мы любили и потеряли

Вместо предисловия

Так получилось, что у нас в «Солнечном ветре» Польша любима особой любовью. Может быть, потому что особой любовью её любил Булат Окуджава, которого мы любим? Может быть… В своё время один из нас специально выучил польский язык, чтобы читать недоступные на русском языке книги. А в результате на страницах «СВ» появились переводы некоторых рассказов прекрасной польской писательницы Стефании Гродзеньской. Если кто-то из наших читателей пропустил их, то я напомню названия, они же ссылки. Это «Лягушонок», «О бессилии», «Умная женщина», «Ежегодная ревизия», «Глупые мысли», «Страшная история», «Одинокие в воскресенье вечером», а также рассказ «Нянька на один вечер». Замечу, что рассказов Гродзеньской на русском языке нигде в Интернете, кроме как в журнале «Солнечный ветер», пока что нет.

Под впечатлением от стихов Агнешки Осецкой в переводе Булата Окуджавы (в частности, «К чему нам быть на «ты», к чему…») возник короткий рассказ об их дружбе, а вскоре после этого — статья о прекрасных польских музыкантах, о Северине Краевском и о группе «Червоне гитары», об их сотрудничестве с Агнешкой Осецкой. А потом ещё мы вспоминали Станислава Ежи Леца и его блестящие афоризмы.

Я очень люблю польскую музыку. Так появился рассказ о Славе Пшибыльской, ностальгическом «ретро» и «европейских ценностях». Польская тема возникла и в моём цикле под названием «О поэме Ильи Сельвинского «Алиса», дополненном впоследствии рассказом одного из героев лирической истории, замечательного русского поэта и нашего автора Кирилла Ковальджи.

И вот теперь оказывается, что Польша уже более десяти месяцев не появлялась на наших страницах, так что самое время опять рассказать вам о ней, пусть даже и в таком немного печальном настроении, настроении потери.

Именно с потери я и начну свой рассказ. Причем, Веславу Дроецку — замечательную певицу с завораживающим женским тембром голоса — «потеряли» не только мы, но и сами поляки. У нас остались лишь редкие её записи на пластинках да вышедшие значительно позже диски, но и в Польше — то же самое. А дальше загадочное исчезновение и никакой информации о её судьбе.

«Веслава Дроецка родилась в 1930-м году в Гродно (в то время — Польша, сегодня — Беларусь). В Польше она много выступала в 60-х и 70-х годах на фестивалях в Сопоте и Колобжеге. Что сегодня с ней происходит, к сожалению, неизвестно» (из Интернета). Ещё удалось узнать, что «певица с мягким и тёплым голосом — по образованию стоматолог».

Известно, что 25 августа 1961 года на фестивале в Сопоте Веслава Дроецка спела песню «Каштаны». Песня очень популярна и входит в репертуар многих певиц. В 2006 году в серии «Золотая коллекция ретро» (Россия) вышел альбом Веславы Дроецкой с записями на польском и на русском языках.

В Интернете нет даже её фотографий — разве что на конверте пластинки. Зато есть несколько хороших песен в её исполнении, написанных замечательным советским композитором Арно Бабаджаняном: «Сердце на снегу» (на польском языке), «Чёртово колесо» (Е. Евтушенко), «Приснилось мне» (Р. Рождественский).

Давайте послушаем эту песню — просто чтоб окунуться в атмосферу 60-х, проникнуться настроением того времени. Музыка Арно Бабаджаняна на стихи Роберта Рождественского — «Приснилось мне». Поёт Веслава Дроецка (скачать):

 

Приснилось мне, приснилось мне —
Снегами полон шар земной.
Кричит метель в моём окне,
И нет тебя со мной.

Приснилось мне, что нет весны,
Вокруг зима, зима, зима.
Глаза домов темным-темны,
В метель ушли дома.

А где весна? И как же так, не быть весне!
Она в тебе, она звенит во мне.
Такого сна ночной поре я не прощу.
Люблю тебя и наяву ищу!..
Приснилось мне: в такую рань
Стучится в дверь, гудит пурга.
Идёт январь, потом февраль
Несёт свои снега.

Приснилось мне, что нет весны,
Сказала мгла: весне не быть!
Сказала мгла, что мы должны
Любовь свою убить!..

А где весна? И как же так, не быть весне!
Она в тебе, она звенит во мне.
Такого сна ночной поре я не прощу.
Люблю тебя и наяву ищу!..

Польская тема неисчерпаема, и вначале я предполагала напомнить лишь о звёздах польской эстрады 60–70-х, ведь международное признание для многих из них, поющих и поныне, началось в Советском Союзе. Мы их любили почти как своих, а Анну Герман так и вообще считали своей. Мы болели за них на различных песенных конкурсах, ждали их приезда на гастроли, ходили на их концерты. Наверняка, у многих сохранились с той поры на полках виниловые грампластинки с их голосами и фотографиями на конвертах. Только осталось ли на чём слушать те старые пластинки?..

В Интернете записей того времени немного, особенно, что касается выступлений в СССР, когда поляки пели не только свои песни, но и наши. И информации об их нынешней жизни зачастую и днём с огнём не найти. Пришлось переводить из польских СМИ, так что рассказать есть о чём, песни послушать тоже можно, а при желании так даже и клипы посмотреть.

Только вот, пока я занималась расшифровкой подстрочников, полученных при помощи электронных переводчиков, мысли мои начали принимать совершенно другое направление, а первоначальный замысел стал расползаться, теряться среди обилия самой разной информации, к музыке прямого отношения не имеющей. То вдруг фильм вспомнится из детства-юности, то имя полузабытое, то, к примеру, на глаза попадётся сообщение о старой телепередаче «Кабачок «13 стульев» — тоже, в некотором смысле, вроде бы польская тема. И пришла мне в голову совершенно новая идея, состоящая в ответе на вопрос: «Что тебе приходит в голову при упоминании Польши?».

Вот такой блиц, когда времени на размышления не даётся — всё должна быстро подсказать память. Мало того, ведь Польшу любила да потеряла не одна я, поэтому стало интересно, а что об этом думают другие люди, что им приходит в голову, относящееся к польской тематике. Опрос среди своих знакомых я начала с популярного когда-то (оказалось, что и до сих пор) польского сериала «Четыре танкиста и собака». Просто однажды, где-то на задворках сознания, возникла мелодия песни «Неспокойные дожди» из этого сериала, а потом и название фильма вспомнилось. Основной массив отзывов на этот фильм я, конечно, отыскала в Интернете, на одном из сайтов, кажется, на «Киноэксперте». Но мне хотелось получить ответы и поближе. Своей цели я не афишировала, хотела, чтобы отзывы были натуральные, «непричёсанные», спонтанные, не сверенные с информацией в поисковых системах. Потом я расширила рамки опроса, попросив высказаться и по другим аспектам польской культуры второй половины прошлого века — с единственным ограничением во времени: «Называйте имена, вспоминайте музыку, фильмы, но с одним условием: если вы были современниками тех авторов, музыкантов и актёров, которые вам запомнились».

Результаты этого «исследования» я представлю ближе к концу своего рассказа. А пока хочу поделиться с вами одним, не до конца проверенным соображением, точнее, интуитивной догадкой, предположением, возможно, ошибочным. Как-то так получается, что во второй половине 60-х Польша особенно приблизилась к нам, а польская тема вышла на первый план. Не потому ли, что там было «поспокойнее», чем, скажем, в мятежной Чехословакии накануне всем известных событий 1968 года?

Вот и культовый спектакль по пьесе Леонида Зорина 1967-го года «Варшавская мелодия» относится к тому же периоду.

«Варшавская мелодия» — история любви польки Гелены, студентки консерватории, и русского парня Виктора, студента-технолога, которых разлучил Указ 1947 года, запретивший нашим гражданам вступать в браки с иностранцами.

Эту пьесу ставили все театры, начиная от ведущих московских и ленинградских и заканчивая так называемыми периферийными. Уж и не помню, где я сама смотрела этот спектакль, но запомнилась песня, которую исполняла Гелена. Почему-то мне казалось, что это был «Злотый перстёнек» («Золотое колечко»). Скорее всего, так оно и было, потому что именно эту песню пела в спектакле ленинградского театра имени Ленсовета (впервые — в июне 1967 года) Гелена в исполнении Алисы Фрейндлих.

Zloty pierscionek, zloty pierscionek na szczescie
Z niebieskim oczkiem, z blekitnym niebem na szczescie.
Zloty pierscionek kataryniarza jedyny,
Na moje szczescie, na szczescie kazdej dziewczyny…

 Что ж, начнём вспоминать Польшу, которую мы любили да потеряли… «Zloty pierscionek» пели замечательные польские певицы — Ирена Сантор и Рена Рольска.

Ирена Сантор начала свою певческую карьеру ещё в школьном хоре. Восемь лет она работала в ансамбле песни и танца «Мазовше», а с 1959 года стала давать и сольные концерты. С того времени её имя не сходит с афиш, обложек дисков и страниц газет. Она спела и записала свыше тысячи песен, выступала по всей Польше, во многих странах Европы, в обеих Америках, в Азии и Австралии. Ирена охотнее всего вспоминает Австралию, утверждая, что чистый воздух можно почувствовать только там.

Ирена Сантор — лауреат многих фестивалей. Уже в 1961 году во время фестиваля в Сопоте получила первую награду за интерпретацию песен «Embarras» и «Вальсок в четыре руки» («Walczyk na cztery rece»). Она дважды получала «Гран При» на фестивале в Ополе. Сантор выпустила множество дисков, спела много сольных концертов, выступала на телевидении и записывала песни к польским фильмам.

Ирена Сантор не только певица. Она занимается поддержкой своих коллег по сцене, приглашает к сотрудничеству талантливую молодёжь, помогает защищать авторские права. В Польше её называют «королева Сантор».

Мне она дорога ещё и тем, что исполняла когда-то на польском языке песню Эдуарда Колмановского на стихи Игоря Шаферана «Журавлёнок» — одну из моих самых любимых: «Ушло тепло с полей, и стаю журавлей ведёт вожак в заморский край зелёный…».

Послушаем «Zloty pierscionek» в исполнении Ирены Сантор (скачать):

 

А завершить свой маленький рассказ об Ирене Сантор мне хочется ещё одной песней Арно Бабаджаняна в её исполнении (многие польские артисты любили его мелодии). «Мосты», или «У разведённого моста» на стихи В. Орлова мне вспомнились в связи с «Варшавской мелодией» — очень уж подходят стихи по сюжету пьесы главному герою. Ирена поёт на польском языке (скачать):

 

Всю ночь над городом ненастье,
Всю ночь колдует темнота,
Остановилось где-то счастье
У разведённого моста.

Мосты встают ночной преградой
В холодных отблесках огня,
Мосты, мосты, зачем вам надо
С любимой разлучать меня.

Но разве ночь над миром властна,
Спешит заря, зовёт мечта.
И ты сумей дождаться счастья
У разведённого моста.
Мечта придёт, и счастье будет,
К нему дорога непроста,
И часто вспять уходят люди
От разведённого моста.

Мосты встают ночной преградой
В холодных отблесках огня,
Мосты, мосты, зачем вам надо
С любимой разлучать меня.

Но разве ночь над миром властна,
Спешит заря, зовёт мечта.
И ты сумей дождаться счастья
У разведённого моста.
 

Кабачок «13 стульев»

«Кабачок «13 стульев» открыл свои двери для советских телезрителей осенью 1966 года. Говорят, что автором идеи был популярный артист театра и кино Александр Белявский.

Он много снимался в Польше и предложил режиссёру Московского Театра сатиры Георгию Зелинскому инсценировать на телевидении юмористические миниатюры, печатавшиеся в польских журналах. Белявский стал первым ведущим передачи «Добрый вечер!», а её участниками — актёры Театра сатиры Ольга Аросева, Спартак Мишулин, Зоя Зелинская, Роман Ткачук и другие. «Кабачком «13 стульев» передача стала называться в результате зрительского конкурса, на котором победил воронежец, получивший за своё название премию — 13 ящиков чешского пива. Александр Белявский участвовал в десяти выпусках «Кабачка». Две передачи провёл Андрей Миронов, а бессменным её ведущим стал Михаил Державин.

Поклонником «Кабачка» был Леонид Ильич Брежнев, «польское кафе» приблизило к нам скрытую железным занавесом Европу, а советские женщины, глядя на пани Монику и пани Катарину, приобщались к высокой моде.

В самом начале в передаче участвовали живые польские звёзды — Барбара Брыльска, Анна Герман, Веслава Дроецка. Потом их выступления заменили фонограммы, под которые «пели» участники передачи.

 

 

Певица Рена Рольска… О ней тоже нет информации. Где живёт, чем занимается? Остались только записи её выступлений. Известно, что родилась она 19 января 1932 года в Варшаве. Польская певица и актриса, очень популярная в 60–70-е годы. Выступала на фестивале в Сопоте.

Скачайте и послушайте песню «Цыганка» (Б. Климчук – А.Биануш, русский перевод В. Залинского) в исполнении Рены Рольской.

Михаил Державин:

Зрители нас в основном хвалили, давали дружеские советы. Это была первая народная телевизионная передача с постоянными героями, с единством места и стиля. Для большинства телезрителей наши дурашливые, порой наивные сценки и репризы служили своего рода отдушиной в их зарегламентированной жизни. Аромат какого-то «не нашего», большинству не знакомого уюта и комфорта. «Кабачок» для советских зрителей был маленьким «окном в Европу», а тяжёлый «железный занавес» превращался в бамбуковую занавеску, легко раздвигаемую руками…

Роль официантки пани Зоси исполняла актриса Валентина Шарыкина. По её словам, особой популярностью передача у поляков не пользовалась:

Наоборот, они даже обижались на нас, говорили: «У вас что, своих дураков нет, что вы польских показываете?». А где-то году в 75-м всем нам, актёрам, присвоили звание «Заслуженный деятель культуры ПНР» — пригласили в посольство Польши в Москве и вручили красивые значки и книжечки…

Многих актёров мы бы и не знали, не будь «Кабачка». Своей огромной популярностью обязаны ему Ольга Аросева, Борис Рунге, Роман Ткачук, Рудольф Рудин, Юрий Соковнин, Зоя Зелинская, Зиновий Высоковский. Их героев любили, их шутки запоминали и цитировали. Зою Зелинскую по-прежнему узнают на улице: «Здравствуйте, пани Тереза».

Актриса Виктория Лепко (пани Каролинка):

Многие режиссёры считали, что «Кабачок» — это халтура, безобразие. Я думаю, что всё это происходило из зависти. Конечно, в телепередаче были свои недостатки, но это происходило не по вине актёров. Просто нам многое запрещали, а самые интересные, острые сценарии не проходили цензуру. Но, несмотря на это, именно «Кабачок» сделал из нас настоящих звёзд!..

Из отзывов о передаче:

Многие, в силу возраста, уже не застали «Кабачок 13 стульев». Поверьте на слово, что нужно было быть действительно замечательным актёром, чтобы так достоверно играть законченного идиота — пана Директора. Мишулин сыграл. Господи! Прими его душу!

 А летом 1981 года даже генсек Брежнев не мог предотвратить её закрытие — вмешалась большая политика, кризис в Польше. Но всё же зрители в течение 14

 лет посмотрели 150 выпусков «Кабачка» — в каждую последнюю пятницу месяца.

Сейчас, вспоминая передачу в её очередную годовщину, под неё пытаются подвести идеологическую базу, выискать там эзопов язык, некие возможности что-то сказать о себе и о стране. Мол, и не поляки там вовсе, а мы, только с польскими именами. Мне кажется это натяжкой, ведь человеческие достоинства и недостатки, мелкие слабости, издержки той или иной профессии вненациональны. Наоборот, поляки, которых мы любили на каком-то генетическом уровне, поляки, которых мы небезосновательно считали «двоюродными», если уж не совсем родными, становились ближе нам и понятнее.

«У вас что, своих дураков нет, что вы польских показываете?» — зачем искать другое подтверждение? Это теперь мы всё дальше и дальше уходим друг от друга, ширится пропасть непонимания на уровне реакций на то или иное явление нашей жизни. Это теперь у нас и дураки разные, и дороги. Как в песне по совсем другому поводу:

Каждый вроде отдельным путём,
Мы, не узнанные друг другом,
Задевая друг друга, идём…

Наверное, поэтому и не стоит пытаться возродить, воссоздать заново любимый когда-то «Кабачок».

 Get Adobe Flash player

 

«Три поляка, грузин и собака»

25 сентября 1966 года польское телевидение начало показ сериала режиссёра Конрада Наленцкого по роману Януша Пшимановского «Четыре танкиста и собака», рассказывавшему о приключениях во время Второй мировой войны экипажа танка из состава сформированной на территории СССР польской бригады имени героев Вестерплятте.

Фильм (польское название — «Czterej pancerni i pies») снимался с 1966-го по 1969-й год и был в своё время признан самым лучшим телесериалом, когда-либо произведённым в Польше.

Вскоре после польской премьеры он был закуплен для показа в СССР. Этот фильм мгновенно завоевал популярность у наших телезрителей, которые сразу же придумали ему новое шуточное название «Три поляка, грузин и собака». Действительно, экипаж состоял из трёх польских и одного грузинского танкистов.

Действие фильма начинается в Сибири встречей поляка Янека и тракториста Григория Саакашвили, а заканчивается в мае 1945 года. А любимцем всех зрителей — больших и маленьких — стал пёс Шарик. Ни одна другая порода собак не могла соперничать по популярности в СССР с немецкой овчаркой, чему в немалой степени поспособствовали создатели «Четырёх танкистов и собаки», — писала 27 апреля 2006 года газета «Минский Курьер».

Значит, нужные фильмы мы в детстве смотрели (отзывы зрителей):

— Лучший фильм до настоящего времени, несмотря на неточности в деталях (оружие, форма и др.) Главное в нём — любовь к своей Родине, преданность своему народу, своим друзьям, понятие чести, не одно поколение воспитано на этом фильме. Война, как катализатор, проявляет всё лучшее, к чему может стремиться любой молодой человек. Очень жалко, что политики разводят наши народы, которых опять пытаются противопоставить друг другу, возродить вражду, хотя история нас всё время сводила вместе, потому что мы очень близки друг другу по своему менталитету, образу мышления. И с детства (а мне уже 48 лет) фильм помогал понять поляков, понять и полюбить их, понять, что такое Польша. Уже позже были Станислав Лем, Микульский, Вайда, Анна Герман, Г. Сенкевич, Ольбрыхский, но уважение к польскому народу впиталось с первого просмотра «Четырёх танкистов и собаки».

— Смотрел «Танкистов» в детстве в пионерлагере… Во время показа этого фильма весь пионерлагерь вымирал, на улице вообще никого не было — все сидели у телевизора…

— Помню, когда фильм «Четыре танкиста и собака» демонстрировался впервые на телеэкране, мы, тогда ещё школьники, сбегали с последних уроков, чтобы посмотреть очередную серию сериала! Ничто нас не пугало: ни замечания учителей, ни нагоняй со стороны родителей за пропуски уроков!

— Я, помню, смотрела этот фильм, когда мне было 5 лет, и мы в детском садике в него всегда играли. Я была Марусей и почему то даже с кем-то дралась по ходу игры…

— Я (и не только я) из-за него в школу опаздывал. Учились в четвёртом классе во вторую смену, а фильм крутили с утра по 4 серии подряд (серия полчаса). Фильм конечно, классный, для того времени и детского восприятия, не избалованного иностранными фильмами про войну.

«Ставку больше чем жизнь» смотрели по вечерам. Я тогда был на зимних каникулах у деда с бабкой, кажись в году эдак 69-м…

— Были же беззаботные времена! В начальной и средней школе, много лет подряд, каждый день каждых зимних каникул я смотрела «Танкистов»! Такое может быть только в детстве — оттого что знаешь, что сейчас будет, получаешь особое удовольствие. Молодцы поляки, умели и умеют классное кино снимать!

— Без преувеличения, моё поколение выросло на этом фильме…

— Хороший фильм. В детстве он мне так нравился, что я даже выучил польский язык!

 В конце незабвенных 60-х на экранах польского, а затем и советского телевидения появился еще один польский сериал на военную тему — теперь уже о разведчике — «Ставка больше, чем жизнь». Более сорока лет прошло с начала съёмок, но и сейчас его помнят и любят зрители. Около 20 серий о капитане Гансе Клоссе в исполнении Станислава Микульского. И как бы сейчас ни трактовали и ни переписывали историю, польские мальчишки всё так же восхищаются приключениями их «Штирлица».

Нужно отметить, что оба сериала появились, когда прошло чуть более 20 лет после окончания войны. Ещё были живы её участники, ещё были свежи воспоминания о реальных событиях. Удивительно, но бывшие бойцы, хмыкающие над «ляпами», сопровождающими фильмы, иронизирующие по поводу польской доли в общей победе (мол, если бы не поляки…), тем не менее, утром или вечером, обречённо садились перед экранами телевизоров — притягательность героев, занимательность сюжета, общий зрительский восторг оказывался сильнее скептицизма и иронии.

А в 2006-м году в прессе появились сообщения, что в Польше запретили показывать сериалы «Четыре танкиста и собака» и «Ставка больше, чем жизнь». Ладно у нас, но ведь и в самой Польше их показывали более 30 раз, писала 16 августа «Российская газета».

Невероятные приключения экипажа танка «Руды-102» очень полюбились молодым полякам, а демонстрация фильма в утренние часы приводила к тому, что школьные классы пустели, а учителя просили перенести показ сериала на другое время. Но всё оказалось не так просто. Фильм определённо вреден неокрепшему сознанию, считали ветераны Армии Крайовой, поскольку лживо преподносит недавнюю историю, является продуктом коммунистической пропаганды, и вообще был создан в интересах Советского Союза.

Неоднозначная репутация была и у автора романа о танкистах, Януша Пшимановского, который освобождал Европу от фашизма в составе Войска Польского, сформированного на территории СССР (писатель умер в 1988 году).

«Я хорошо понимаю, насколько горько Януш мог бы воспринять весть об исключении из эфира «Четырёх танкистов и собаки», — заявил в беседе с «РГ» актёр

 Станислав Микульский. — Ведь запрет коснулся и «Ставки больше, чем жизнь», где я исполнял главную роль капитана Клосса».

 Многие помнят песни композитора Адама Валачинского (Adam Walacinski), звучавшие в сериале. Некоторые из них записал певец и актёр Эдмунд Феттинг, который для поляков был тем же, чем Марк Бернес для россиян. В 60-х годах он вёл в Польше знаменитую радиопередачу «Студия песни». Он записал и спел на эстраде и в кино огромное количество песен, в том числе и «Неспокойные дожди» — песенку, которая проходит через весь сериал «Четыре танкиста и собака». Эдмунд Феттинг скончался в Варшаве 30 января 2001 года, похоронен на Повензках.

Песня «Неспокойные дожди» в исполнении Эдмунда Феттинга:

 

А вот ещё «Песня радиотелеграфистки» («Piosenka Radiotelegrafistki» — to ja, to ja, to ja…). Поёт Слава Пшибыльска (скачать):

 

 

Вспоминаем Польшу (тест на любовь)

Я хочу показать вам, что получилось из моего опроса среди знакомых и друзей. А началось всё с моей просьбы: «Кто видел фильм «Четыре танкиста и собака»? Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями — как если бы у вас интервью брали. Парой-тройкой предложений. Ещё — «Ставка больше чем жизнь» с Микульским (капитан Клосс). Вообще, остались у вас воспоминания о польской культуре из советских времен — кино, музыка? Очень нужно!»

— «Пепел и алмаз» лучше.

— «Кабачок «13 стульев».

— Барбара Брыльска в фильме «Фараон». Так танцевала!..

— «Четыре танкиста» довольно унылое и затянутое действо, а вот «Ставка больше, чем жизнь» — это да, особенно последняя серия, где разоблачают группенфюрера Вольфа…

— Говорят, что когда в 1990 году, после добровольной отставки Ярузельского, «Ставка» вновь появилась на польских телеэкранах, то перед каждой серией (подобно чехословацкому показу «Майора Земана») выступал профессор истории, выявляющий фальсификации в сценарии и смысл злодеяний капитана КГБ Клосса… И сейчас есть там такой канал — КinoPolska, который крутит старые польские фильмы. И почти перед каждым выступает очередной пан профессор, разоблачающий «страшные злодеяния кровавого режима»…

— Оба эти фильма очень нравились. Даже музыку из «Ставки» помню. Маруся казалась красивющей. А Лидку было очень жалко. Густлик прикольный был. Но больше всех собака нравилась. Если не ошибаюсь, Шарик…

— Обожаю все фильмы, которые тут упомянуты! Аж на душе потеплело!

— «Червоне гитары», «Скальды», «Шпильки», «Кобета и жиче»…

— Польский кинематограф тогда был на высоте… И актёры были прекрасные… Помните «Червоне гитары» с их песенкой «Цветная ярмарка»?.. А Анна Герман…

— «Червоне гитары» — это вообще… культовая польская группа. Мне многие песни у них нравятся, не говоря уже о Северине Краевском с его гитарой с двойным грифом… Анне Герман, кстати, поляки не простили нашу любовь и признание…

— Про ВИА польские тех лет… Ну, «Червоне гитары» и «Скальды», конечно же, попса полная, второсортные группки, а в то время в Польше были куда более приличные команды типа SBB или Чеслава Немена, «Будки Суфлёра»… Эти действительно были на мировом уровне…

Я предлагаю сделать небольшую паузу, раз уж речь зашла о музыке, для рассказа о польской певице Здиславе Сосницкой, а заодно послушать в её исполнении песню «Kochac znaczy zyc» («Любить значит жить»; скачать):

 

Эта певица была очень популярна в Советском Союзе. Здзислава Барбара Сосницка-Байер родилась 29 августа 1945 года в Калише, закончила Государственную высшую музыкальную школу в Познани, а во время учёбы в 1964–67 годах работала в студенческом театре «Nurt» («Течение»). Вместе с коллегами по театру она создала коллектив, в котором пела стандарты Эллы Фитцджеральд.

 В 1964 году Здислава Сосницка получила 1-ю премию на общепольском фестивале студенческой песни в Кракове, а в 1965 году такую же награду во Вроцлаве — на конкурсе «Джаз над Одером». В том же году на Фестивале польской песни в Ополе она была награждена в номинации «Новые голоса», а в 1979 году получила там 1-ю премию.

1971 год — 3-е место и приз зрительских симпатий на Международном фестивале песни в Сопоте. 1972 год — «Золотой Орфей» в Болгарии, где Здислава Сосницка стала лауреатом 1-й премии.

В 1977 году она — лауреат 2-й премии и приза зрительских симпатий Международного песенного фестиваля в Ростоке.

В том же году в Сопоте Здислава завоевала «Гран При» за песню «Kochac znaczy zyc», которая написана в стиле джаз-рок и которую вы только что имели возможность прослушать. Эту песню можно также скачать и послушать здесь.

Здислава начала выступать на сцене с 18 лет. Некоторые поклонники и сейчас называют её самой лучшей польской певицей.

У Здиславы Сосницкой есть свой сайт, на котором владеющие польским языком могут найти для себя много интересного…

— Кстати, фильм «Четыре танкиста» вроде чуть не запретили в Польше. По-моему, собирались запретить его показ на телевидении… В итоге выяснилось, что польские дети, как и наши тогда, начали пропускать из-за него уроки — несмотря на переписывание истории, вечные чувства и вечные ценности оказались сильнее. Власти испугались, что новая версия истории даст трещину под напором «Танкистов». Уж очень детвора увлеклась, забыв об идеологии.

— Нормальных людей друг против друга настраивают. Вот и отрекаются поляки от того, что было, не вспоминают многие, что международная слава к ним пришла на советской сцене. Это не о фильме, это уже о певцах. Я их слегка понимаю — не хочется бедствовать, как наши многие в той же Прибалтике, хотя бы Вия Артмане, попавшая под реституцию.

— Был какой-то гнусный сериал польский, про козни Москвы, что-то там про продажу сталинского здания в Варшаве. Главного негодяя играл Януш Гайос…

— «Ва-банк» — все, включая последнюю, третью часть, супер, нужно отдать должное Михульскому…

— Сильнейший двойник «Ва-банк» и «Ва-банк-2». Джазовая тема отсюда… В последний раз её слышала в исполнении уличного джаза.

 

— Ещё мне «Невинные чародеи» нравятся (уж не знаю — переводили их на русский или нет). Как ни странно, режиссёр — Вайда. Ну, тогда — в начале 60-х — видно, он всё же ещё не совсем двинулся на почве ненависти к социализму и коммунизму…

— А ещё фильмы были по Болеславу Прусу — «Кукла» и «Фараон».

— Да, очень популярные фильмы. «Кукла» — странный такой фильм, почти без слов, интересно снят, хорошая операторская работа. Так мне запомнилось. Беата Тышкевич играла в «Кукле».

— А помните очень удачные комедии: «Дежавю» и «Новые амазонки»?

— По поводу «Новых амазонок», в оригинале — «Секс-революция». Фильм в Донецке впервые был показан в рамках фестиваля кино (тогда частенько устраивались такие фестивали). Успех у картины был потрясающим. Неизгладимое впечатление.

— Все фильмы по Сенкевичу — класс. Особенно Даниэль Ольбрыхский.

— Ну тогда уж и «Потоп». Первый просмотр 2х частей подряд в кино… Я малым вышел обалдевший…

— Считал и сейчас считаю, что польский кинематограф — один из лучших в Европе, да что там, берите выше — в мире!

— Журнал «Панорама», на последней странице, как правило, были фотки рок-групп. Я оттуда Гарри Глиттера, «Шокинг Блю», «Энималс», «Битлов» вырезал. Стоил полтинник, но без нагрузки в киосках его не продавали, так что покупка обходилась копеек в семьдесят-восемьдесят. У супруги до сих пор в архиве вырезки из польского журнала «Кино» и «Панорамы» хранятся. Есть даже польские аудио-открытки…

В очередной паузе я расскажу вам об ещё одной польской певице, а вы послушаете весёлую песенку «Духовой оркестр» в исполнении Галины Куницкой (запись с фестиваля «Сопот-70»; скачать):

 

Популярная певица 60–70-х годов Галина Куницка родилась 18 февраля 1938 года во Львове, в 1959-м закончила факультет права в Варшавском университете.

 Ее муж Люциан Кидрински (6.01.1929–9.09.2006) — известный журналист, конферансье, публицист, популярный ведущий множества фестивалей и концертов на ТВ. Много лет вёл фестивали в Ополе и в Сопоте.

Куницка представляла Польшу на Олимпиаде-1972 и на польских гала-концертах в парижской Олимпии. Много песен написал для неё Войцех Млинарски. Она поёт также классику довоенного кабаре и русские романсы. Песни в её исполнении звучат во многих польских фильмах.

Галина Куницка выступила в Польше более трёх тысяч раз с концертами, выпустила 12 долгоиграющих пластинок, которых было продано свыше миллиона. А три Золотых диска подтверждают немеркнущую славу певицы. Она гастролировала в нескольких десятках стран, выступала на ТВ. Репертуар Галины разнообразен — шлягеры, стихи, положенные на музыку, песни театра и кабаре. И всегда успех, а поёт Куницка для всех, везде, куда её приглашают.

Информация о дисках с песнями Галины Куницкой в Интернете сопровождается очень эмоциональными отзывами слушателей и поклонников её творчества: «Супер-женщина, красивая, с прекрасным голосом. Почему не видно в программах ТВ? Время от времени нужно вспоминать эти прекрасные песни… Я видел её по телевизору ребёнком, и мне она очень понравилась… Её сольные концерты остаются надолго в памяти слушателей… Её теплый мелодичный голос и красота являются питательным душем для ушей и глаз… Была, есть и будет выдающейся певицей, ведущей людей в прекрасный поэтический мир… Она настоящая леди, как в профессиональной жизни, так и в частной. У людей разные мечты, у меня единственная — поговорить лично или пригласить погостить пани Галину в моём доме, в маленьком городке, даже с внучатами… Моей маме больше всего нравилась песня «Цыганка», и она часто её напевала. Сейчас я напеваю её, и мне приятно на сердце, потому что она вызывает в памяти воспоминания о моей маме… Галина Куницка — это певица, которую никому не нужно представлять. Известна десятками хитов, которые слушают, по меньшей мере, три поколения поляков… В опросах, которые дважды организовывались в Чикаго, получала звание самой популярной певицы среди американской польской диаспоры…».

— Джинсы «Одра»! в разводах, типа «варёнки»…

— 1984 год… Москва… Моя учёба в аспирантуре… А молодая жена — в Ярославле. И тогда я узнал, что есть такой магазин «Польская мода», очередь в который растягивалась на несколько сот метров и на 2-3 часа ожидания… А потом я ехал покупать для неё же её любимые польские духи «Может быть». Или «Быть может»…

— «Пани Валевска» — флакон из синего стекла. 25 рубликов стоили, столько же, сколько и французские «Клима».

— Мне запомнились тонкие польские журнальчики для детей — по истории, по моделям, по технике. Я их в детстве много перечитал.

— А я лет с 14-ти выписывала журнал «Юность». И много лет назад, на заре туманной юности, читала какую-то переведённую польскую повесть о юношестве. Что-то такое весёлое должно было быть. Сейчас помню только две строфы из слов песенки, которую исполняли молодые лоботрясы, создавшие ансамбль. В переводе это звучало так: «Пшют Шепшевич в жбан с лапшичкой пшикнул пшёнкой и пшеничкой». До сих пор пользуюсь этим стишком, как поговоркой.

— А почему Станислава Лема не вспомнили? Непорядок…

— Тогда уж и Станислава Ежи Леца.

— Да, кстати, Лем. Это ж гигантище всепланетарного масштаба. И хоть он потом в последние годы открещивался от своих самых лучших произведений, но мы их помним и ценим. «Магелланово облако» — это сказка или быль будущего? А «Возвращение со звёзд»? Вообще шедевр…

— И я видел это, про Янека и Густлика, и про собачку, а что — все мы на этом выросли. И, слава Богу, выросли достойно, потому что нам в мозги не пихали всякий отстой. А «Танкисты» — вполне безобидный фильм, во всяком случае, плохому он никого не научил. А даже наоборот.

— Что касается польской нации — нации очень амбициозной, для этого у неё есть веские основания: и достойная история Речи Посполитой, не последнем из европейских государств, и вклад в мировую культуру и науку, которые мы сейчас обсуждаем, и исторические национальные герои — действительные, а не вымышленные…

— Вы случайно не хотите эту тему на какой-нибудь польский форум поместить? А можно дать ссылку в inosmi.ru — там часто статьи из польской прессы бывают, да и поляки тоже заходят. Пусть почитают, поймут, что не так уж плохо о них в России и Украине вспоминают…

Да. Совсем не плохо мы вспоминаем о поляках…

В заключение ещё немного о польской музыке

 «Моей первой любовью была песня», — говорит о начале своей карьеры певица Ирена Яроцка. Она дебютировала в середине 60-х годов, выступая в студенческих клубах.

На фестивале в Ополе после окончания музыкальной школы в Гданьске Ирена пела песню Северина Краевского «Гондольеры из-за Вислы». Успех на фестивале принёс ей стипендию и возможность учиться в Париже. Она записывала пластинки и выступала вместе со звёздами французского шансона — Шарлем Азнавуром, Мирей Матье и другими. После возвращения на родину Яроцка записала свою первую долгоиграющую пластинку, вскоре ставшую золотой.

Выступления на различных конкурсах в Польше и за её пределами приносили ей заслуженные награды.

География её гастролей — это весь мир, не стоит и пытаться перечислить все страны. Важнее отметить, что дома она сотрудничала с очень известными польскими группами — «Червоне гитары» и «Будка Суфлёра».

Ирена Яроцка — лауреат множества опросов в СМИ на звание самой популярной певицы года. Она выступала с сольными концертами, участвовала в популярных передачах радио и телевидения, в том числе «Приглашает Ирена Яроцка» и «Ирена Яроцка и её гости».

Для неё пишут музыку самые известные польские композиторы. Свои песни Ирена поёт на восьми языках. Она освоилась в шоу-бизнесе — умеет себя преподнести, очень работоспособна, энергична. Её любит польская диаспора в США.

«Я не намереваюсь делать большую карьеру в Америке, попросту хочу и дальше приносить людям радость моим пением. Я не хотела бы посвятить жизнь в США только карьере», — утверждает польская звезда, которая неоднократно подчеркивала в интервью, насколько важна для неё семья, дом в Техасе, который является для неё «созданным в мечтах местом покоя и безопасности». Но невозможно полностью оторваться от пения. Профессиональная певица может выступать везде: в казино, в театре, на балу, на природе. Ирена Яроцка пробовала свои силы в качестве актрисы театра и кино.

Ирена участвует в различных общественных мероприятиях, а теперь ещё занялась и писательским трудом — работает над автобиографией, озаглавленной «Песня обо мне самой». Её хобби — это книги, фильмы, путешествия, скалолазание и водный туризм, а также… кухня. «Я знаю, что когда пою из глубин сердца, люди чувствуют мою душу», — утверждает Ирена Яроцка. — Американцы часто говорят мне после концертов, что даже если не понимают ни слова, чувствуют мои песни кожей. Это самое прекрасное, что может услышать артист».

* * *

Польская тема неисчерпаема. Мне хотелось бы рассказать вам о прекрасном певце Мечиславе Фогге и об истории танго «Последнее воскресенье», известном у нас как «Утомлённое солнце». Отдельного рассказа заслуживает певец Ежи Поломский, в репертуаре которого было много русских песен. Стоило бы рассказать об авторе популярных песен, вошедших в репертуар Ежи Поломского, Галины Куницкой, Ирены Сантор и других, — Яне Тадеуше Станиславском.

Сохранились многие записи русских песен в исполнении польских певцов — «Баллада о красках», которую пела Здислава Сосницка, «Синий платочек» и «Три года ты мне снилась» в исполнении Ежи Поломского, «Уральская рябинушка» и песни Окуджавы, записанные Славой Пшибыльской, русские романсы в исполнении Веславы Дроецкой.

«Мосты» Арно Бабаджаняна на польском языке спели М. Краевская и Д. Дукай — вот эта запись.

Анна Герман пела песню А. Бабаджаняна «Не спеши», на стихи Е. Евтушенко. И вы её можете скачать и послушать по этой ссылке.

И наоборот — популярную в Польше песню «Закохани», которую пели Ежи Поломский и Ирена Сантор, можно скачать и послушать в исполнении ансамбля «Иверия» на польском языке, поменяв предварительно расширение файла на mp3.

А закончить рассказ о Польше, которую мы помним и любим, мне хочется прекрасной песней, которую исполняет Анна Герман — «Люблю тебя». Музыка Арно Бабаджаняна, стихи Андрея Дементьева (скачать):

 

 
Люблю тебя, люблю тебя —
Но что тебе любовь моя.
Не знаешь ты моей беды,
Не знаешь ты, как одинока я.
Люблю тебя, люблю тебя —
Поверь навек моим словам.
Люблю тебя, но не судьба,
С тобой вдвоём не по дороге нам.

Уж так случилось всё — я невиновна.
И вот теперь я от себя бегу.
Оставь, любовь, меня, оставь навек —
Сама с тобою я расстаться не смогу.

Люблю тебя, люблю тебя —
Вся боль моя в слезах моих.
Любовь потом придёт в твой дом.
Будь счастлив, милый, ты за нас двоих.
Люблю тебя, люблю тебя —
Пройдут года, уйдёт беда.
Но ту любовь я вспомню вновь,
И вновь ей грустно улыбнусь тогда.

Уж так случилось всё — я невиновна.
И вот теперь я от себя бегу.
Оставь, любовь, меня, оставь навек —
Сама с тобою я расстаться не смогу.

Палома, февраль 2008 года

источник - http://vilavi.ru/sud/230208/230208.shtml