Домой   Мода   Журналы   Открытки   Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк 

 

Translate a Web Page   Форум     Помощь сайту   Гостевая книга

 

Страницы истории разведки

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 

36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69

 

Список статей

 


 

Советская разведка накануне войны

 

 

 

 

У СССР было время подготовиться к войне

 

 

 

Лев Соцков

Накануне 70-летия начала Великой Отечественной войны Служба внешней разведки рассекретила архивы с информацией о планах нападения Германии на Советский Союз. Как утверждают авторы сборника "Агрессия", у СССР было время подготовиться к войне.

"Товарищу Сталину, Молотову, Берии. Совершенно секретно. Главный комитет обороны". Накануне 70-й годовщины начала Великой Отечественной, Служба внешней разведки снимает грифы со своих архивов. Период с 1938 по 1941 год.

200 депеш и донесений от советских разведчиков, которые поступали в Кремль едва ли ни со всех концов Европы, теперь собраны в этой книге – "Агрессия". В каждом сообщении почти одна и та же информация: Германия готовится к войне с СССР.

"Все эти документы, а мы постарались извлечь всё, что касается этой темы, максимально полно, без корректив, дают представление о том, в какой степени политическое руководство страны было осведомлено о тех событиях, которые происходили. И из этого вытекает то, какую функцию выполняла разведка", – подчёркивает автор книги, генерал-майор СВР Лев Соцков.

 

К заключению советско-германского договора о ненопадении. На снимке (справа налево): тов. В.М.Молотов, тов. И.В.Сталин, г-н Иоахим фон Риббентроп и г-н Ф.Гаус.

снимок сделан 23 августа 1939 г. Фото М.Калашникова.

Фотографии советских разведчиков и резидентов, которые действовали Берлине. Они вербовали агентов, собирали секретную информацию через посольства, министерства и армию. Их донесения в этой книге – ключевые.

"Там у нас было два хороших источника. Один в аппарате Гимлера, другой в аппарате Геринга. Оба эти источника, когда надвигалась война, сработали, и информация пришла ёмкая. Она гласила, что все приготовления к войне Вермахта завершены", - продолжает рассказ о советской резидентуре в Берлине накануне войны Лев Соцков.

В кабинеты наркомов потоками шли сообщения. Разведчикам удалось даже перехватить шифровку Муссолини от посла Италии в Германии. Посол сообщал дуче, что был вызван в генштаб Вермахта, где ему сообщили, - нападение на СССР начнётся в промежуток с 20 по 22 июня.

"Фюрер назначил начальников хозяйственных управлений в Москву, Киев и на Кавказ. Они должны были вывезти материальные ценности и по плану "Барбаросса", завоевать эти районы в кратчайшие сроки", - рассказывает генерал-майор СВР Соцков.

Лев Соцков говорит, что намеренно придерживался телеграфного стиля. Его личные комментарии только в прологе. Язык донесений разведки куда более объективный, чем взгляд на исторические события любого автора. Именно документы, собранные в книге, опровергают все предположения о том, что война для советского правительства была неожиданной.

"Этот тезис был вброшен, чтобы как-то объяснить народу катастрофические неудачи в начальном периоде войны. О какой внезапности можно говорить, если разведка докладывала, что завтра война?" – задаёт риторический вопрос разведчик и автор книги "Агрессия".

Впрочем, рассекретив часть архивов, Служба внешней разведки, ещё не снимает этого грифа с тех многих своих сотрудников, кто лично добывал информацию. И эти резиденты останутся известны читателям книги только под псевдонимами. Скорее всего, навсегда.

 

http://www.vesti.ru/doc.html?id=484017&cid=7

 

 

 

 

А.Мартиросян. Советская разведка накануне войны

 

 

Арсен Беникович Мартиросян (р. в 1952 году) - российский писатель-историк, автор многих документальных книг. В прошлом сотрудник КГБ. Автор ряда книг по истории Второй мировой и Великой Отечественной войн - «Заговор маршалов. Британская разведка против СССР», «22 июня. Правда Генералиссимуса», «Трагедия 22 июня: Блицкриг или Измена? Правда Сталина», «Кто привел войну в СССР?», пятитомника «200 мифов о Сталине», пятитомника «200 мифов о Великой Отечественной войне».

 

все книги А.Б.Мартиросяна

 

 


 

Страницы истории отечественных спецслужб

 

Крестница Зорге Подпольную кличку  ей придумал Рихард Зорге; у нее был реальный шанс уничтожить Гитлера; она «курировала» Клауса Фукса.15 мая исполнится сто лет со дня рождения легендарной разведчицы Урсулы Кучински

Ошибка резидента В этот день 45 лет назад в разгар Карибского кризиса был арестован полковник ГРУ, двойной агент Олег Пеньковский.

"МЕЖДУ БОЛЬШИМИ ВОЙНАМИ ВЕДЕТСЯ ВОЙНА ТАЙНАЯ" Предисловие к книге ЮРИЯ ДРОЗДОВА "ЗАПИСКИ НАЧАЛЬНИКА НЕЛЕГАЛЬНОЙ РАЗВЕДКИ"

Прадедушка трех спецслужб  Старейшему чекисту Борису Игнатьевичу Гудзю в этом году исполнилось 102 года.

Кто вы, товарищ Кент?  Анатолий Гуревич, второй человек в «Красной капелле»: великий разведчик, так и не признанный ГРУ

НИ ДНЯ БЕЗ ШИФРОВКИ   В успешном исходе решающих битв Великой Отечественной – Сталинградской и Курской –немалый вклад Шандора Радо. За годы войны он передал из Швейцарии в Центр почти шесть тысяч шифрограмм. За что был удостоен после Победы десяти лет лагерей

Единственная любовь загадочной «Н-21» Танцовщица-разведчица подарила своё сердце русскому капитану (Мата Хари

Последняя страсть Максима Горького Сталин, попыхивая трубкой, перебирал лежащие перед ним фотоснимки страниц из дневника Горького. Остановил тяжелый взгляд на одной.

КАПЕЛЬМЕЙСТЕР «Я принадлежу к поколению, которое пало жертвой истории.
Мы хотели изменить человека, и нам это не удалось.

Наше столетие породило двух чудовищ –фашизм и сталинизм, и эти чудовища растоптали наш идеал».
Леопольд
Треппер

Великая месть Моссада Секретная служба Моссад (в переводе с иврита эта аббревиатура расшифровывается как Институт  безопасности и специальных задач).

 


 

Крестница Зорге

 

Подпольную кличку  ей придумал Рихард Зорге; у нее был реальный шанс уничтожить Гитлера; она «курировала» Клауса Фукса.15 мая исполнится сто лет со дня рождения легендарной разведчицы Урсулы Кучински

Теплое весеннее утро. По дороге в рощу, уже покрытую листвой, неторопливо катит коляску молодая женщина. В коляске посапывает малыш, рядом семенит мальчуган. Семейка углубляется в рощу. Мама роется в груде пакетов с распашонками, бутербродами, игрушками.
Наконец извлекает не очень привлекательный ящичек. Скоро радиопередатчик готов к работе…Через несколько минут в Москве уже
расшифровывают принятое сообщение. На стол начальнику Главного разведывательного управления ложатся листки бумаги: «Центр, Директору. Ниже следует протокол состоявшегося вчера секретного совещания…» Директор читает последнюю страницу. Подпись – Соня. Он снимает трубку аппарата правительственной связи: прошу принять меня незамедлительно. Голос с акцентом отвечает: жду через сорок минут…
...В архивах ГРУ, наверное, хранится донесение Сони о том, что у ее группы была возможность уничтожить самого Гитлера. Летом 1939 года, когда Джим и Лен были в Мюнхене, они зашли перекусить в ресторанчик средней руки. Недалеко от них сидела красивая девушка. (Потом по фотографиям в иллюстрированных журналах узнали, что это была Ева Браун.) Вскоре к ней присоединилась еще одна женщина, а потом в сопровождении двух охранников появился Гитлер. Он прошел совсем рядом со столиком англичан. Удалось узнать, что хозяин ресторана оказывал услуги Гитлеру еще до прихода его к власти, и Гитлер в знак расположения к старому другу заглядывает сюда.
Соня и Лен подробно обсудили открывшуюся возможность устранить фюрера. Тогда-то в Центр и ушло это предложение. Москва еще не дала ответ, а Соня уже поняла, что согласия на акт возмездия не получит: 24 августа по радио сообщили, что накануне в Москве подписан советско-германский пакт о ненападении. А через неделю началась Вторая мировая война.– Лен был очень разочарован, – заметила Рут. – Он был готов совершить теракт. В том, что Лен выполнит задуманное, не было никаких сомнений: об отчаянной храбрости и удивительном хладнокровии бойца английского батальона 11-й Интербригады, сражавшейся в Испании, знали все, общавшиеся с ним.– Мы уже жили в ГДР, – рассказывала Урсула, – когда в московской газете, кажется, в «Правде», промелькнуло сообщение, что Лен болен. Мы получили десятки писем и телеграмм, нас спрашивали, какая помощь нужна, предлагали лекарства. Это было очень трогательно. В 1940 году Центр, оберегая Соню от опасности попасть в лапы гестапо в случае оккупации Швейцарии, потребовал перебраться в Англию. Сделать это можно было, только имея английский паспорт. А заполучить его дозволял брак с англичанином. Лен согласился на фиктивный брак. Все было по официальным правилам, в церкви обменялись кольцами стоимостью по одной марке за штуку. (Спустя много лет, уже в законном браке,  Лен признался Урсуле, что влюбился в нее во время первой же, нелегальной, встречи.) С огромными трудностями Урсула добралась до Англии: автобусом через Францию, Испанию, Португалию, три недели на пароходе с двумя маленькими детьми, почти без денег. Тотчас стала искать связи с Центром. Несколько месяцев ездила в условленное время для встречи со связным из Москвы. Связник не приходил. Как потом выяснилось, он попал в автокатастрофу. Беспокоилась, но надежды не теряла. И вот наконец-то к ней подходит молодой человек, как бы невзначай произносит пароль, и Соня с замиранием сердца шепчет отзыв. Связной передает ей приветы, деньги и инструкции. Домой она летит как на крыльях. На следующий день покупает часть радиодеталей, потом– в другом магазине – еще часть, потом еще. Через неделю передатчик собран.Все время, пока ждала связника, заводила знакомства, собирала материалы. Я спросил Урсулу, знала ли она о других разведчиках, действовавших в Англии.– О знаменитой «кембриджской пятерке» я узнала здесь, в Берлине. Я, конечно, догадывалась, что в Англии работают и другие группы. Некоторые запросы из Центра наводили на мысль о том, что Москва хочет уточнить какие-то детали уже известного ей дела. Никого из других
разведчиков я не знала. Существовало железное правило: чем меньше знаешь о других, тем лучше для тебя и для них. Немке Соне было трудно работать в Англии. Любой неосторожный шаг, любое неосмотрительное слово могли привести к провалу. Очень был нужен англичанин Лен. Но английские власти не жаждали его возвращения: интербригадовцы не вызывали у них симпатий, да к тому же жена немка. Но они не знали характера Урсулы. Она добилась того, что дело о возвращении Лена на родину обсуждалось в британском парламенте! Лен вернулся. И сразу окунулся в работу...
 

читать далее

 

 


 

"МЕЖДУ БОЛЬШИМИ ВОЙНАМИ ВЕДЕТСЯ ВОЙНА ТАЙНАЯ"

 

Предисловие к книге
ЮРИЯ ДРОЗДОВА "ЗАПИСКИ НАЧАЛЬНИКА НЕЛЕГАЛЬНОЙ РАЗВЕДКИ"
Прочесть книгу
 

...За 35 лет службы в нелегальной разведке Юрий Иванович Дроздов прошел путь от оперативного уполномоченного до начальника управления "С" Первого главного управления КГБ. Ему довелось участвовать во многих секретных операциях. Имеет правительственные награды СССР, ГДР, Польши, Кубы, Афганистана. Юрий Дроздов присутствовал в качестве "родственника" знаменитого полковника Рудольфа Абеля при его обмене на американского летчика Пауэрса, был резидентом в Китае и США, руководил операцией по взятию дворца Амина в Кабуле. Он имел непосредственное отношение к созданию, подготовке и использованию секретного подразделения советской разведки "Вымпел"...

- Юрий Иванович, если кто-то решит написать историю нелегальной разведки, с какого времени ему придется начинать?

- Можно начинать с Александра Македонского, можно - с древних китайцев, а еще лучше начинать с Библии. Самое первое агентурное донесение Древней Руси, которое сохранилось где-то в архивах военной разведки, это нацарапанное на бересте: "Чудь встала на карелов".

В нашей истории всегда существовало деление на две части: военную разведку и разведку князя, императора, канцлера, как это было в елизаветинские и екатерининские времена. К концу XIX века во всех генерал-губернаторствах существовали тайные отделения, в которых сидели офицеры второго отдела управления генерального штаба и которые занимались разведкой, в том числе - нелегальной.

Среди наших тогдашних разведчиков, в первую очередь разведчиков-нелегалов, было очень много выдающихся людей, большая часть которых известна нам как писатели, исследователи и путешественники. Тут можно вспомнить Пржевальского, Ивана Сергеевича Тургенева: Если взять период Отечественной войны 1812 года, то это - Александр Фигнер, а если уйти еще дальше в историю, можно вспомнить монаха Иакинфа Бичурина, известного своими исследованиями по Китаю...

- Можно ли сравнивать вообще разведки различных стран? Какая из них сильнее?

- На вопрос, кто сильнее можно ответить только тогда, когда все стороны выложат карты на стол, а этого не будет никогда. Но если бы мы были слабее, то американские аналитики не отзывались бы о работе нашей нелегальной разведки так лестно. В свое время США арестовали двух наших разведчиков, но мы организовали их обмен на угонщиков самолета. И вот - два случая, связанных с этим. Наш сотрудник, который проводил переговоры об их освобождении, увидел в кабинете одного из офицеров ФБР рядом с портретом Гувера портрет: Андропова. И на его недоуменный вопрос хозяин кабинета ответил: "А что тут такого? Это - руководитель сильнейшей разведки мира". А когда проходил сам обмен, дежуривший в аэропорту Кеннеди сотрудник ФБР сказал: "Таких ребят на подонков меняем!".  Американцы очень высоко оценили их профессионализм.

- Есть ли преемственность в работе российской разведки?

- Преемственность характерна для русской разведки. Кадровые русские разведчики устанавливали связи с советской разведкой. Приведу такую историю. В одну страну Юго-Восточной Азии еще до революции были внедрены два русских разведчика. После второй мировой войны они получили возможность выйти на связь с советской разведкой и доложили о выполнении задания. Они уже были стариками. Вот пример верности долгу.
                                                                        

читать далее

 


 

Прадедушка трех спецслужб

 

Старейшему чекисту Борису Игнатьевичу Гудзю в этом году исполнилось 102 года.

 

Чекистская юность

 

В ЧК Гудзя привел в двадцать третьем году великий разведчик Артур Христианович Артузов. О своем учителе Гудзь готов рассказывать часами. А вот о своей тайной деятельности Борис Игнатьевич говорит скромно. Например, первую загранкомандировку он назвал сугубо технической. Руководители операции «Трест» в далеком 1926 году поручили молодому сотруднику под видом журналиста совершить поездку по маршруту Одесса — Стамбул — Порт-Саид — Пирей — Стамбул — Одесса. За полтора месяца командировки Борис Гудзь должен был выяснить: в каких заграничных портах удобнее всего принять нелегала на советский корабль или тайно высадить на чужой территории нашего агента.

С этим заданием молодой чекист справился успешно. Доложил руководству, что в египетском Порт-Саиде, который тогда контролировали англичане, царит жесточайший контрразведывательный режим. Без слежки и шагу не ступишь. А вот в греческом Пирее советскому разведчику дышалось вольнее. С корабля можно было уйти, прийти без всякой проверки.

После первой загранкомандировки Борис выглядел франтом. На 100 долларов командировочных купил два костюма, шляпу, кепи, белые ботинки да еще сшил себе шикарное пальто.

В 1926 году уполномоченного шестого отделения контрразведывательного отдела Бориса Гудзя с московской Лубянки перебросили в Кавказские горы. В результате крупной спецоперации горные районы Чечни и Дагестана удалось надолго утихомирить. Увы, сейчас это не могут сделать за десять лет.

 

Кривое «зеркало»

 

В СТО с лишним лет Борис Игнатьевич сохранил не только крепкую память, но и острый, ясный ум. Человек эмоциональный, он остро переживает любую фальшь, историческую неправду. В нашем разговоре единственный оставшийся в живых участник операции «Трест» резко обрушился на известного телевизионного ведущего Николая Сванидзе:

— Кривое у него «Зеркало». Это ж надо выдумать, что чекисты сбросили арестованного Бориса Савинкова в пролет лестницы! Хотите, расскажу всю правду о его гибели?

— Кому же не хочется сенсационных подробностей? Говорят, именно вы стояли рядом с окном во время самоубийства самого знаменитого российского террориста?

— Нет, у злополучного окна сидел в кресле мой друг — Гриша Сыроежкин. Он даже успел схватить Савинкова за штанину, когда тот неожиданно сиганул с пятого этажа. Дело ведь было не в тюремной камере, а в кабинете заместителя начальника контрразведки Романа Пиляра.

Савинкова как раз привезли из ресторана. Конечно, был он выпивши. Черт его знает, почему вдруг взыграли алкогольные градусы? Думаю, именно они обострили давнюю обиду. После того как ему заменили расстрел на десять лет тюрьмы, Борис Савинков затосковал. Он-то надеялся на полную реабилитацию. Более того, в письме Дзержинскому добивался, чтобы его выпустили и дали особо важную работу.

Не сочтите за анекдот, но однажды на допросе у Артузова (было это уже после приговора суда) Борис Викторович сказал: «Если предложите мне выполнять какую-то работу, я готов. Однако поймите меня правильно, Артур Христианович, пойти на вашу должность начальника контрразведки будет для меня маловато, нужно что-то другое».

Савинков был незаурядным человеком и очень высоко ценил себя. А тут неволя. Конечно, тяжело. И это несмотря на комфортные условия содержания. А жил Савинков во внутренней тюрьме Лубянки в камере, больше похожей на гостиничный номер. Там были ковры, мягкая мебель. К нему некоторое время даже допускали жену на ночь. Зачастую обедать и ужинать возили в лучшие московские рестораны, а порой и за город, подышать свежим воздухом. ЧК он был нужен.

— Почему же не уберегли?

— Дело случая. Гриша Сыроежкин успел ухватить Савинкова за штанину левой рукой. А она у него была сломана. Вот и не удержал грузного Бориса Викторовича. Тот полетел с пятого этажа и разбился насмерть.

 

Рихард Зорге — советский Джеймс Бонд

 

БОРИС Игнатьевич может часами рассказывать о довоенных операциях контрразведки: с большинства из них уже снят гриф секретности. А вот как попал в знаменитый иностранный отдел (ИНО) — прообраз нынешней Службы внешней разведки, — молчит, как партизан. А ведь с 1933 по 1936 год он работал в Японии резидентом ИНО. В Токио в те времена его знали как третьего секретаря советского посольства Бориса Гинце.

Естественно, сразу же возник вопрос: доводилось ли встречаться в Японии со знаменитым советским разведчиком Рихардом Зорге?

— Зорге я никогда не видел, — разочаровывает меня Гудзь. — Я работал по линии иностранного отдела, он — от военной разведки. Но после Токио меня перевели в разведуправление Генштаба Красной армии. Вот тогда-то я держал «Рамзая» на связи: читал его донесения, готовил ответы на шифровки Зорге.

Старый разведчик раскрыл принесенную с собой папку:

— Это донесение Рихарда я взял в архиве. Он передавал 31 мая 1941 года, а потом и 17 июня, что 9 армий и 150 немецких дивизий совершат нападение на советскую границу 22 июня. Помню, как сидел над этими донесениями начальник разведупра и качал головой. Тогда он жаловался: ну как такое докладывать Сталину?! Ведь он же ничему не верит…

Рихард Зорге был советским Джеймсом Бондом. Только не киношным, а настоящим агентом 007. Он лихо носился на гоночном мотоцикле, порой попадая в жуткие аварии, вдребезги разбивал женские сердца, не придерживаясь ханжеской партийной целомудренности.

 

Женился в 101 год

 

В СВОИ сто с лишним лет неравнодушен к прекрасному полу и Борис Игнатьевич Гудзь. В 101 год он в третий раз женился. А на машине и мотоцикле ездил до 90 лет и до сих пор очень обижается на ГАИ, которая из-за преклонного возраста водителя не обменяла старые права на новые.

В чем же секрет рекордного долголетия старейшего российского разведчика?

Борис Игнатьевич только разводит руками. Говорит, что в детстве часто болел, особым здоровьем не отличался и в юности. Потому еще в молодости бросил курить. А пьяным за всю жизнь был лишь однажды. В 1925 году в Крыму на винном заводе так надегустировался, что больше спиртного в больших количествах не употреблял. Рюмку красного позволяет себе лишь на Новый год и на День чекиста.
 

http://gazeta.aif.ru/online/longliver/59/23_01  Александр КОНДРАШОВ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

Кто вы, товарищ Кент? 

 

Анатолий Гуревич, второй человек в «Красной капелле»: великий разведчик, так и не признанный ГРУ

Фирма «Симекско» процветала. Чистая прибыльсоставила за год свыше миллиона шестисот тысяч франков. Интенданты вермахта любили иметь с ней дело: ни одна встреча не обходилась без шикарных обедов и дорогих подарков. Со стороны фирмы, разумеется. Да и глава компании, уругвайский подданный Винсент Сьерра пользовался расположением власей: часто и беспрепятственно совершал деловые поездки в Голландию, Францию,Люксембург, Германию. Когда в конце 1930-х годов он только приехал в Брюссель, то поселился на улице Беко, в одном доме с семьей Барча– молодой вдовой Маргарет и ее родителями. Уругваец был предупредителен, неназойлив, с ним было легко и спокойно. Вскоре родители Маргарет покинули страну, и Винсент перебрался с молодой женщиной на виллу. Впрочем, комнаты их располагались на разных этажах. Зато на этой вилле Сьерра устраивал роскошные приемы для брюссельского света.Он был сыном богатых родителей. Истинный джентльмен, хорошо держался, недурно танцевал – благодаря драмкружку в Ленинграде. Говорил по-немецки (выучил в харьковской школе). Английским и французским овладел позже – в ленинградском институте«Интурист», где готовили гидов и переводчиков. Испанский? Не мог же лейтенант флота республиканской Испании Антонио Гонсалес (так его тогда звали) разговаривать на другом языке с военными моряками.Только оказавшись в гестапо, Маргарет узнала от своих истязателей, что ее Винсент вовсе не уругваец, а русский. И не предприниматель, а военный разведчик.

Шведский стол для сеньораСьерра

Винсенте Сьерра, Антонио Гонсалес и Кент – одно и то же лицо. А настоящее его имя – Анатолий Маркович Гуревич. И родной язык – русский, на котором он не говорил почти семь лет, пока находился, как было сказано в приказе по Главному разведывательному управлению КраснойАрмии, «в зарубежной командировке».Выучил наизусть пароли, адреса явок, время встреч. Его предупреждали: легенда безупречна, но всякое может случиться. Какие-то мелочи могли не предусмотреть. В одном из городов он должен был поселиться в указанной гостинице. Выйдя из здания вокзала и садясь в такси, назвал водителю адрес. У таксиста вытянулосьлицо: хорошо одетый иностранец прямо с поезда просит отвезти его в публичный дом! Оказывается, отель уже несколько лет как стал борделем. В другом месте зашел в ресторан, заказал вино и стал ждать закуску. А ее не несут. Остальные посетители подходили к большому столу, на котором стояли блюда с яствами, накладывали в тарелки и расходились по своим столикам. Не дождавшись официанта, Кент потребовал счет, заплатил и ушел голодным. Никто в разведшколе не рассказал ему о «шведском столе», а у нас до войны о таком и не слыхивали. Сколько бедолаг попадалось на таких мелочах!

читать далее

 


– Только ли коммунисты входили в вашу группу? – спросил я Радо.– Были, разумеется, члены компартий разных стран, кстати, как правило, с разрешения своих ЦК. Были и социалисты, либералы, католики, беспартийные. Но,– Радо поднял палец вверх, – все антифашисты. Это было главное, что объединяло нас всех в борьбе. Хотя мы и делали все возможное, чтобы эти люди ничего не знали друг о друге. Некоторые псевдонимы были раскрыты лишь после войны, а кое о ком я не знаю и сейчас.– Наверное, если бы сразу после Победы этим занялись… Ведь люди гордились тем, что они…Я осекся, потому что Шандор внимательно посмотрел на меня и ухмыльнулся. Только в Москве, да и то не сразу, я узнал, какой ляп тогда допустил. Ведь о послевоенной жизни самого Радо я только то и знал, что он советник министра сельского хозяйства, главный редактор географического журнала, президент Географического общества, доктор наук, профессор тамошнего университета. И я ничего не слышал о том, что в 1946 году Особое совещание при министре государственной безопасности СССР осудило Шандора Радо на 10 лет за… предательство и шпионаж! Без малого 8 лет провел Шандор в лагерях. В ноябре 1954 году был освобожден и тотчас выехал в Будапешт.
И только почти через два года Военная коллегия Верховного суда СССР определила: постановление Особого совещания отменить, уголовное дело на Шандора Радо за отсутствием состава преступления закрыть...


              
 читать далее

 


 

Единственная любовь загадочной «Н-21». Танцовщица-разведчица подарила своё сердце русскому капитану

 

«Именем Республики военный суд признаёт голландскую подданную Мату Хари виновной в шпионаже против Франции и приговаривает её к

 
Тела танцовщицы желали тысячи мужчин, а после расстрела — бесхозное отвезли в анатомичку

смертной казни». В зале раздался крик осуждённой: «Это невозможно, невозможно!»

ВЕРОЯТНО, Маргарет Гертруда Зелле прожила бы долгую и счастливую жизнь, не найди она в газете объявление: «Офицер желает познакомиться с девушкой с целью заключения брака».

18-летняя Грит давно мечтала покинуть отчий дом, к тому же она восхищалась мужчинами в военной форме, а потому написала незнакомцу письмо. Рудольф Маклеод ответил незамедлительно — фотография черноволосой красавицы произвела на 40-летнего вояку неизгладимое впечатление. Они обручились через шесть дней после знакомства.

 

От мужа — в Париж

 

СПУСТЯ два года у них родился сын Норман, а через полтора года на свет появилась его младшая сестра Нон. Но страшное горе разрушило счастливый брак. Маленького Нормана отравили. Маргарет, одержимая жаждой мести, выяснила, что косвенным виновником смерти её сына стал… её же муж. Он соблазнил няньку их детей. А ухажёр няньки, местный работник, решил отомстить неверному супругу и накормил малыша ядом.

После случившегося Рудольф ушёл в запой и однажды избил Маргарет до полусмерти. Она не выдержала и сбежала… в Париж. Дочку Грит оставила на воспитание отцу. Маргарет попыталась устроиться натурщицей. Но большинство художников говорили ей только одно: «У вас, милочка, слишком маленькая грудь, вы нам не подходите». Грит нашла работу в школе верховой езды при цирке. Там-то ей и посоветовали попробовать себя ещё и в роли танцовщицы.

Первое выступление состоялось в конце января 1905 г. в салоне русской певицы госпожи Киреевской. По совету своего богатого поклонника, промышленника месье Гимэ, Грит взяла псевдоним Мата Хари, что в переводе с яванского означает «око утренней зари».

С тех пор Маргарет перестала нуждаться в деньгах  — мужчины, желающие получить расположение танцовщицы, бросали к её ногам деньги и бриллианты. Маргарет была не против.

Грянула война. И Мата Хари вынуждена была уехать из Парижа. В отчаянии она вспомнила, что в Гааге живёт её дочь. Попыталась увидеться с девочкой, но дочка такого желания не изъявила. Похоже, и самой Грит не была присуща материнская любовь. Всю жизнь она любила одного человека, и эта любовь сыграла с Матой Хари смертельную шутку.

Хотела стать счастливой

 

О ШПИОНСКОЙ деятельности Маты Хари до сих пор спорят историки, большинство склоняется к мысли, что эта женщина не была никакой шпионкой, что её вовлекли в эту интригу мужчины, которым она, по её заявлениям в суде, «дарила лишь любовь». Позже все её романы с немецкими офицерами будут расценены как шпионская деятельность против Франции.

В документах следствия были сведения, что именно любовник Маты Хари, полковник Вернер фон Мирбах, служивший в штабе 3-й немецкой армии, которая в 1915 г. сражалась

 в Шампани, предложил танцовщице подобную «подработку». Во время войны Мата Хари очень нуждалась в деньгах, поэтому выведывание некоторых сведений у своих любовников и передача их немецкому командованию стала для неё неплохим доходом.

H-21 — такой кодовый номер закрепила за Матой Хари немецкая разведка. Она использовалась в большей степени как дезинформатор — немецкие любовники Маты Хари не понаслышке знали о её болтливости и неумении держать язык за зубами. По некоторым сведениям, именно Мата Хари в 1916 году распространила слух о том, что немецкое командование готовит наступление на Эльзас и Фландрию. Благодаря этому Германия смогла отвлечь противника и устроить настоящую бойню в Вердене.

Ей было уже 40, а ему 21. Его звали Вадим Маслов, русский капитан особого полка, участвовавшего в битве при Шампани. Вадим был тяжело ранен и проходил лечение в госпитале в Виттеле, находящемся в прифронтовой зоне. Въезд туда был строго ограничен. Но Мата Хари не могла ждать, она хотела видеть своего возлюбленного немедленно и просила содействия у всех своих бывших любовников.

Помочь Мате Хари взялся шеф французской контрразведки капитан Ладу. Он предложил известной танцовщице, желающей поехать к своему возлюбленному

в прифронтовую зону, послужить Франции — выведать ценные сведения у высокопоставленных немецких чиновников. «Я согласна, — обрадовалась Грит, — только выдайте мне пропуск и миллион франков». Ладу сильно удивился: «Зачем вам такие огромные деньги?» Наивная Маргарет честно ответила: «Я выйду замуж за моего любимого мужчину — и стану самой счастливой женщиной на земле».

13 февраля 1917 г. за ней пришли шестеро военных. Они объявили, что танцовщица обвиняется в шпионаже против Франции, и отвезли Мату Хари в тюрьму. До самого последнего момента Маргарет верила, что всё это ошибка, что за неё заступятся её богатые покровители и она выйдет на свободу. Она даже не представляла, что на самом деле ни один из «её мужчин» на допросах даже не попытался защитить её. На одном из последних слушаний специально для Маргарет зачитали показания её любимого Вадима. Он сказал коротко и ясно: «Моя интрижка с Матой Хари не имела никакого значения, я вообще думал бросить её». «Вам есть что добавить?» — спросил судья. «Нет, больше мне нечего сказать», — прошептала Мата.

Ранним утром в Венсенских казармах перед 12 стрелками стояла прекрасная Мата Хари. Она отказалась надеть повязку на глаза, потому что хотела видеть своих убийц в лицо. Раздалась команда. Прогремели выстрелы… За её телом никто не пришёл, поэтому его отвезли в анатомичку.

 

 

источник- http://gazeta.aif.ru/online/aif/1406/61_01

 

 

Мата Хари / Mata Hari (Джордж Фицморис / George Fitzmaurice) [1931, Драма

 

Желающие узнать правду об экзотической танцовщице, казненной по обвинению в шпионаже в пользу немцев 15 октября 1917 г. в ходе первой мировой войны — этот фильм не для вас. Реальная Мата Хари в тот момент была женщиной средних лет, не самой красивой, многие годы занимавшейся шпионажем сразу для нескольких стран. Путь к информации она прокладывала всеми путями, в том числе и тем, что известен всем.
Страна: США Жанр: Драма Год выпуска: 1931 Продолжительность: 01:28:38 Режиссер: Джордж Фицморис / George Fitzmaurice
В ролях: Грета Гарбо / Greta Garbo, Рамон Новарро / Ramon Novarro, Лайонел Бэрримор / Lionel Barrymore, Льюис Стоун / Lewis Stone, С. Генри Гордон / C. Henry Gordon, Карен Морли / Karen Morley, Алек Б. Френсис / Alec B. Francis, Бланш Фредеричи / Blanche Friderici, Эдмунд Бриси / Edmund Breese, Хелен Джером Эдди / Helen Jerome Eddy


 

 

 

 

 


 

 

Последняя страсть Максима Горького

 

 

Сталин, попыхивая трубкой, перебирал лежащие перед ним фотоснимки страниц из дневника Горького. Остановил тяжелый взгляд на одной.

«Досужий механик подсчитал, что ежели обыкновенную мерзкую блоху увеличить в сотни раз, то получается самый страшный зверь на земле, с которым никто уже не в силах был бы совладать. При современной великой технике гигантскую блоху можно видеть в кинематографе. Но чудовищные гримасы истории создают иногда и в реальном мире подобные преувеличения… Сталин является такой блохой, которую большевистская пропаганда и гипноз страха увеличили до невероятных размеров».

…В тот же день, 18 июня 1936 года, в Горки, где лечился от гриппа Максим Горький, отправился Генрих Ягода в сопровождении нескольких своих сподручных, в числе которых была таинственная женщина в черном. Нарком НКВД заглянул к Алексею Максимовичу совсем ненадолго, а вот женщина, по словам очевидцев, провела у постели писателя более сорока минут…

Утром 19 июня в советских газетах было помещено траурное сообщение: великий пролетарский писатель Алексей Максимович Горький скончался от воспаления легких.

Так  ли было на самом деле или нет (существует множество версий, от чего умер Горький, и приведенная выше -лишь одна из них), мы, наверное, никогда не узнаем. А вот таинственная женщина в черном была. И именно она последней видела Горького живым.

Красная Мата Хари

 

МАРИЯ Игнатьевна Будберг, в девичестве Закревская, по первому браку графиня Бенкендорф, была женщиной поистине легендарной. Авантюристка и двойной агент ГПУ и английской разведки, она пользовалась славой женщины сведущей и очень опасной. На Западе ее называли «русской миледи» и «красной Матой Хари».

Она свободно владела английским и немецким языками. Одно время (до революции) работала в русском посольстве в Берлине. Тогда же тесно сошлась с английским дипломатом Робертом Брюсом Локкартом.

 

 

Р.Б. Локкарт

В 1918 году ее мужа, графа Бенкендорфа, расстреляли, а графиню препроводили на Лубянку, якобы за шпионаж в пользу Англии. Обвинения были явно не беспочвенными, так как выручать графиню помчался сам глава английской миссии Локкарт. Вызволить агента-любовницу ему не удалось, да еще и сам угодил под арест. Освободили его только через две недели и  сразу же выслали из России за организацию «заговора послов» против советского правительства.

Освободили и Закревскую-Бенкендорф-Будберг. Правда, с одним условием: если потребуется или когда потребуется, беспрекословно исполнять любые приказы НКВД.

Гражданская жена

МАРИЮ устроили на работу секретарем в издательство «Всемирная литература». А познакомил ее с Горьким Корней Чуковский. Он же описал первое редакционное заседание, на котором присутствовала Закревская. «Как ни странно, Горький хоть и не говорил ни слова ей, но все говорил для нее, распустил весь павлиний хвост. Был очень остроумен, словоохотлив, блестящ, как гимназист на балу».

Надо сказать, что Горький постоянно нуждался в притоке новых впечатлений. Чтобы творить, ему были необходимы повышенный тонус, состояние возбужденности и «неувядающая молодость души». А все это могла обеспечить только женщина. Недаром Алексей Максимович однажды заметил: «Самое умное, чего достиг человек, — это любить женщину».

Скорее всего, не красота (Мария Игнатьевна не была красавицей в полном смысле этого слова), а своенравный характер и независимость Закревской пленили Горького. Сначала он взял ее к себе литературным секретарем. Но очень скоро, несмотря на большую разницу в возрасте (она была моложе писателя на 24 года), предложил ей руку и сердце. Официально выйти замуж за буревестника революции Мария не пожелала, а может, не получила благословения на брак от своих «крестных» из НКВД, однако, как бы там ни было, на протяжении 16 лет она оставалась гражданской женой Горького.

Два писателя — это много

 

Уэллс, Горький, Мария Будберг

ГЕРБЕРТА Уэллса, прибывшего в Россию в сентябре 1920 года, определили жить в квартире Горького — с гостиницами в то время было туго. Мария согласилась быть его переводчицей. Вот как описывал Закревскую Уэллс: «В моем убеждении, что Мура неимоверно обаятельна, нет и намека на самообман. Однако трудно определить, какие свойства составляют ее особенность. Она, безусловно, неопрятна, лоб ее изборожден тревожными морщинами, нос сломан. Она очень быстро ест, заглатывая огромные куски, пьет много водки, и у нее грубоватый, глухой голос, вероятно, оттого, что она заядлая курильщица. Обычно в руках у нее видавшая виды сумка, которая редко застегнута как положено. Руки прелестной формы и часто весьма сомнительной чистоты. Однако всякий раз, как я видел ее рядом с другими женщинами, она определенно оказывалась и привлекательнее, и интереснее остальных. Мне думается, людей прежде всего очаровывает вальяжность, изящная посадка головы и спокойная уверенность осанки. Ее волосы особенно красивы над высоким лбом и широкой нерукотворной волной спускаются на затылок. Карие глаза смотрят твердо и спокойно, татарские скулы придают лицу выражение дружественной безмятежности, и сама небрежность ее платья подчеркивает силу, дородность и статность фигуры. Любое декольте обнаруживает свежую и чистую кожу. В каких бы обстоятельствах Мура ни оказывалась, она никогда не теряла самообладания».

МАРИЯ Игнатьевна Будберг, в девичестве Закревская, по первому браку графиня Бенкендорф

Перед отъездом английского писателя случилась пикантная история. Ночью гость вышел из своей комнаты по нужде, а когда возвращался, перепутал дверь и по ошибке оказался в комнате Муры. По другой версии, Мура сама пришла к Уэллсу. Так или иначе, но утром они проснулись в одной постели…

Успокаивая Горького, Мария Игнатьевна говорила: «Алексей Максимович, какой вы, право! Ведь даже для самой любвеобильной женщины сразу два знаменитых писателя — это слишком много! И потом, Герберт старше вас!»

Окружили… Обложили… Ни взад, ни вперед!

ИМЕННО Мура, так называли Марию Игнатьевну близкие (Горький, кстати, называл ее «железная женщина»), уговорила писателя вернуться в Советскую Россию.

Большевики устроили ему помпезную встречу. Он стал чем-то вроде наркома по делам литераторов. Его поселили в роскошном особняке, принадлежавшем до революции миллионеру Рябушинскому. Но… Его поездки по стране очень скоро стали ограничивать врачи: Москва — Горки или поднадзорные санатории на юге. «Устал я очень, словно забором окружили, не перешагнуть, — повторял Горький, по словам современника, как бы про себя. — Окружили… Обложили… Ни взад, ни вперед! Непривычно сие!»

Да, это был род домашнего ареста. Но чем же проштрафился великий пролетарский писатель перед вождем мирового пролетариата?

Скорее всего тем, что частенько вступался перед Сталиным за старых большевиков: Каменева, Рыкова, Бухарина. Первое предупреждение не соваться в дела ВКП(б) прозвучало через статью в «Правде» Д. Заславского, организованную Ежовым. «Статья была грубо-оскорбительна для человека, именем которого были названы улицы в каждом городе Советского Союза, — свидетельствует Нина Берберова. — Горький потребовал заграничный паспорт. Ему ответили отказом. Сталин больше ему не звонил и к нему не приезжал».

Развязка наступила, как мы уже писали, 18 июня 1936 года. Загадочная женщина в черном, проведя у постели больного писателя более сорока минут, вышла и скорым шагом удалилась вместе с Ягодой и его людьми. А еще через двадцать минут профессор Плетнев, лечивший писателя, объявил, что Алексей Максимович скончался.

Кстати, профессора Плетнева (по официальной версии, именно он отравил Горького) сначала приговорили к расстрелу, но потом смертную казнь почему-то заменили двадцатью пятью годами лагерей.

А Будберг отбыла в Лондон… Навсегда.

В 1968 ГОДУ Закревская-Бенкендорф-Будберг приезжала в Москву на празднования столетнего юбилей Максима Горького. Это была грузная женщина с отекшими ногами и лицом, выдававшим явное пристрастие к крепким напиткам. Сама ходить она не могла, и ее поддерживали с двух сторон.

Умерла последняя любовь первого пролетарского писателя в 1974 году в Великобритании в возрасте 83 лет.

 

источник- http://gazeta.aif.ru/online/longliver/55/15_01

 

 

Красная Мата Хари

 

 

 

 

Бенкендорф-Будберг, Мария

Одна из виднейших красоток 20 века! "Железная женщина", согласно Н. Берберовой, составительнице ее жизнеописания.

"- Кто она? - спрашивали меня друзья, узнав про книгу о Марии Игнатьевне Закревской-Бенкендорф-Будберг. - Мата Хари? Лу Саломе?

Да, и от той и от другой было в ней что-то: от знаменитой авантюристки и киногероини, и от дочери русского генерала, обладавшей притягательной силой, привлекшей к ней Ницше, Рильке и Фрейда." "Она прожила с Горьким двенадцать лет, но в советском литературоведении данных о ней нет. (...) Она никогда не упоминается ни в связи со своим первым любовником Робертом Брюсом Локкартом, позже сэром Брюсом (...), ни в связи с Гербертом Уэллсом (...), чьей "невенчанной женой" она была тринадцать лет (1933 - 1946)., после отъезда Горького в Россию и до смерти Уэллса."

"В 1938, в 1958, в 1978 годах я знала, что напишу о ней книгу. Ее жизнь должна была быть закрепленной во времени - ее молодость, ее борьба, и то, как она уцелела."

"Все, что писалось о ней, писалось с ее слов. Когда я стала проверять ее рассказы, я увидела, что она всю жизнь лгала о себе. "В мое время" никто не сомневался в правдивости ее слов. Но мы все были ей обмануты." "Она лгала, но, конечно, не как обычная мифоманка или полоумная дурочка. Она лгала обдуманно, умно, в высшем свете Лондона ее считали умнейшей женщиной своего времени. Но ничто не давалось ей в руки само, без усилий, благодаря слепой удаче; чтобы выжить, ей надо было быть зоркой, ловкой, смелой и с самого начала окружить себя легендой."

Ну и вот - желающих узнать все остальное, отсылаю к упомянутому сочинению Н. Берберовой "Железная женщина".

 

"Последняя любовь Герберта Уэллса" - иллюстрированный рассказ о Марии Закревской-Бенкендорф-Будберг

Рассказ о Марии Закревской - Будберг в серии "100 великих любовниц"

"Нежное сердце железной женщины" - что-то вроде рецензии на книгу дочери М.Будберг Тани Александр

"Паршивая муза" - Кир Булычев заступается за возлюбленных поэтов

Отрывок из мемуара британского агента Р.Г.Брюса Локкарта в ресторанной газете

Биография Н.Берберовой на "Переплет.ру"

 

источник- http://old.russ.ru/krug/20010606n.html

 


 

КАПЕЛЬМЕЙСТЕР

 

«Я принадлежу к поколению, которое пало жертвой истории.
Мы хотели изменить человека, и нам это не удалось.
Наше столетие породило двух чудовищ –фашизм и сталинизм, и эти чудовища растоптали наш идеал».
Леопольд Треппер

Он по праву занимает место рядом с Рихардом Зорге, Шандором Радо и Львом Маневичем. По словам французского писателя Веркора, Лео Треппер «сделал для победы над фашизмом бесконечно больше, чем было в силах среднего человека».Еще в 1936 году Треппер встречался с руководителем разведуправления Красной Армии Яном Берзиным. По просьбе Берзина в 1936–1937 годах Треппер выполнил ряд заданий, связанных с ликвидацией последствий провала одной из агентурных групп в Париже. После этого Берзин предложил Трепперу «заложить базу для нашей деятельности в Западной Европе». Треппер начал разрабатывать план создания европейской разведывательной сети и в 1938 году представил Главному разведывательному управлению предложения по укоренению надежных людей в Германии и прилегающих к ней странах. Как подчеркивал Треппер, «главная цель должна была состоять в том, чтобы своевременно поставлять Москве точную, проверенную информацию, собранную из различных источников, – информацию о планах и целях нацистской Германии». Берзин одобрил план, в том числе согласился на создание экспортно-импортной фирмы для прикрытия разведывательной деятельности. В 1938 году Берзин был казнен, но Треппер продолжил осуществление разработанного вместе с ним плана. Он отправился в Бельгию, снабженный паспортом на имя Адама Миклера – канадского предпринимателя, намеревающегося открыть в Брюсселе свое дело. Треппер наладил связи с работавшими в Европе разведчиками-антифашистами, в том числе со швейцарской «Красной тройкой» Шандора Радо, с группами Харро Шульце-Бойзена и Арвида Харнака, действовавшими в Германии, а также с агентурой в Бельгии, которой руководил Анатолий Гуревич.По некоторым данным, к концу 1942 года разведывательная сеть «Красной капеллы»насчитывала около 600 человек в разных странах Европы.

 

 

 читать далее