Домой   Кино   Мода   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк 

 

Форум       Помощь сайту   Гостевая книга

 

Страницы истории разведки

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

 

Список статей

 


 

Японский гамбит

«Нострадамус» разведки

 


 

Японский гамбит

 

   
Японская пехота готовится к бою (август 1937 года)  
   
 
Пожар в советском посольстве после взятия японцами китайского города Нанкин в январе 1938 года  
   
   
7 марта 1932 года. Взятие японскими войсками города Шанхай  
   

Была ли реальна угроза военной агрессии Японии против Советского Союза в конце 1930-х и как, благодаря блестящей работе разведки, удалось эту угрозу нейтрализовать

В сентябре 1931 года японские войска вторглись в китайскую Маньчжурию и через несколько месяцев захватили ее полностью. В марте 1932-го здесь под контролем Японии было создано марионеточное государство Маньчжоу-го, а еще примерно через год, после присоединения к Маньчжоу-го китайской провинции Жэхэ, между Японией и Китаем было подписано перемирие.
7 июля 1937 года на линии перемирия под Пекином у моста Марко Поло между войсками двух стран вспыхнула перестрелка. Такое случалось довольно часто, так что руководство Китая не придало особого значения инциденту. Но к 25 июля Япония стянула в район конфликта три дивизии, две бригады, более 100 орудий, 150 танков и 150 самолетов. В результате были захвачены города Пекин и Тяньцзинь. К концу сентября численность японской экспедиционной армии в Северном Китае составляла уже более 300 тысяч человек. Война при этом объявлена не была.
В августе 1937 года при поддержке военно-морского флота около 8 тысяч японских десантников высадились в районе Шанхая. К ноябрю у этого крупнейшего китайского порта было сосредоточено 115 тысяч японских солдат, 400 орудий, 100 танков и 140 самолетов. В ноябре Шанхай был взят; 12 декабря пал Нанкин. Однако сомкнуть клещи и объединить северную и центральную группировки японских войск в Китае тогда не удалось.

Блицкриг по-японски
К январю 1938 года стало ясно, что молниеносной войны в Китае, на которую рассчитывал Токио, не получилось. Китайское правительство, переехавшее в Чунцин, капитулировать не собиралось. Началась затяжная война, в которой у Японии, при наличии у Китая неограниченных людских ресурсов, практически не было шансов на победу. В Токио начали искать выход из тупика. С позором эвакуироваться с материка было невозможно. Оставалась надежда на почетный мир на выгодных условиях. Но для переговоров с правительством Чан Кайши требовался солидный посредник. Тогда Токио решил обратиться к своему союзнику по Антикоминтерновскому пакту. В конце 1937 года японский генштаб дал указание военному атташе в Берлине Хироси Осиме обратиться с просьбой к командованию германской армии о предложении мира Чан Кайши через генерала Александра Фалькенхаузена, германского военного советника при китайском правительстве.
Это предложение не означало отказа Японии от агрессивных планов на континенте. Просто империи нужна была передышка: воюющий Китай «съедал» огромное количество людских, материальных и финансовых ресурсов. Так, в 1938 году ассигнования на армию достигли 4,25 млрд иен, из которых половина была потрачена на войну с Китаем. После окончания Второй мировой войны в Японии было создано демобилизационное бюро, которое ликвидировало дела военного министерства. По данным этого бюро, представленным Токийскому международному трибуналу, численность японской армии в 1930-1936 годах была неизменной и составляла
250 тысяч человек. После начала «инцидента» в Китае, к 1 января 1938 года, она выросла до 950 тысяч, то есть почти в четыре раза. Резкий скачок численности требовал увеличения финансирования войск.
18 января 1938 года Хироси Осима поднял перед министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом вопрос о военной помощи. Риббентроп обещал содействие, но высказал желание сближения Германии и Японии на основе договора о военном сотрудничестве. В июне того же года Токио одобрил эту инициативу.

Глядя из Москвы
За развитием событий на Дальнем Востоке наблюдали и в Москве. Длительная война отводила японскую угрозу от советских дальневосточных границ. СССР мог поворачиваться «лицом к Европе» и решать свои европейские проблемы. Поэтому уже в начале японско-китайской войны советское руководство решило помочь Китаю. При этом Сталина вряд ли интересовали вопросы интернациональной солидарности. Он не испытывал симпатий к режиму Чан Кайши. Достаточно было вспомнить налеты гоминьдановской полиции на советское посольство и консульства в 1927 году, конфликт на КВЖД в 1929-м,а также помощь, которую Советский Союз оказывал китайской Компартии и ее вооруженным силам, сражавшимся с Гоминьданом в гражданской войне. Но после начала японско-китайского «инцидента» Советский Союз попал в положение «третьего радующегося», наблюдая схватку со стороны.
В начале сентября 37-го правительство Чан Кайши само обратилось к советскому правительству с просьбой принять в Москве китайскую делегацию для обсуждения возможностей оказания военной помощи Китаю. Согласие на тайный приезд было дано, и 9 сентября нарком обороны Климент Ворошилов провел первую встречу с китайской делегацией.
Ворошилов предлагал две эскадрильи бомбардировщиков СБ (62 самолета), две эскадрильи истребителей И-15 (62 самолета) и три эскадрильи истребителей И-16 (93 самолета). Во время первых переговоров китайцам отказали в продаже тяжелых бомбардировщиков ТБ-3 и тяжелой артиллерии, но согласились продавать бензин, машинное и моторное масла. Были высказаны и предложения о маршрутах доставки. Конечным пунктом был определен город Ланьчжоу. Самолеты предлагалось перегонять по воздуху, а запасные части и боеприпасы к ним – автотранспортом. Остальные закупки (винтовки, пулеметы, орудия, боеприпасы) шли морским путем в Кантон.
В конце января 1938 года от группы советского разведчика в Японии Рихарда Зорге поступила информация о попытках Японии добиться мирного урегулирования с Китаем. В телеграмме от 20 января он информировал Москву о своей беседе с полковником Ойгеном Оттом. Военный атташе рейха в Японии сообщил Зорге, что «японский генштаб приведен в сильное замешательство перспективами продолжения войны против Китая». Отт и его помощник майор Шолль считали, что война в Китае начинает ослаблять Японию. Поэтому, по их мнению, войны между Японией и Советским Союзом в 1938 году не будет. Империя прочно увязла в Китае, сил и средств для одновременной войны против двух стран у нее нет.
Через несколько дней Ойген Отт по заданию своего руководства беседует с представителем японского генштаба и о результатах сообщает Рихарду Зорге. 27 января в Москву ушла очередная информация. Японский представитель сообщил полковнику, что генштаб усиленными темпами готовит войну против СССР. В Токио считали, что время работает на Советский Союз. Но воевать на два фронта империя не могла. Даже в случае перемирия нужно было держать в Китае большую оккупационную армию, пополнять войска после непредвиденных потерь, все это требовало затрат. Как заявил Отту представитель японского генштаба, чтобы начать войну против СССР, требуется максимум два года, минимум один.

Войны не будет
Итак, Советский Союз получил почти двухлетнюю передышку на Дальнем Востоке. Оценки наших разведчиков оказались более точными, чем оценки аналитиков японского генштаба. Уже после ареста Зорге отмечал в записках: «Дирксен (германский посол в Токио. – Ред.) и Отт были настроены оптимистично, утверждая, что Гоминьдан необычайно слаб. Но я придерживался мнения, что враждебные действия будут продолжаться еще долго и что силу Гоминьдана не следует недооценивать. Ни Дирксен, ни Отт не соглашались со мной. Однако ход событий обернулся так, как я и предсказывал. И потому и Дирксену, и Отту пришлось признать, что я был прав, и мои акции в посольстве соответственно выросли».
Военные поставки в Китай значительно усиливали сопротивление китайской армии. Китайский фронт поглощал и новые военные формирования Японии, и почти все бюджетные вливания империи. Согласно сводкам по Востоку, которые ежемесячно готовил советский Разведупр, на 20 февраля 1939 года численность сухопутных войск империи составляла 1,753 млн человек. В Китае, по данным разведки, находилось 752 тысячи, в Маньчжурии – 359, в Корее – 60 тысяч. Орудий соответственно – 1975, 1052 и 264; танков – 1295, 585 и 34; самолетов – 1360, 355 и 90. То есть в Китае было сосредоточено почти вдвое больше сил и средств, чем в Маньчжурии и Корее вместе взятых. В Китае находились 24 дивизии из 35, имевшихся в японской армии, почти все танковые части, железнодорожные полки и полки связи.
Впрочем, после японско-советского конфликта у озера Хасан в 1938 году Квантунская армия в Маньчжурии готовилась к новым боям. Так, от майора Шолля Рихард Зорге получил информацию об активизации военных приготовлений Японии в этом районе. 23 января 1939 года он сообщил об этом в Москву. Однако в той же радиограмме он высказал свое мнение о возможном развитии событий: «Я и другие думаем, что это не означает подготовку войны с СССР, так как японцы не в состоянии затеять войну сейчас, когда они с трудом удерживаются в Китае». В июне 39-го, в разгар конфликта на Халхин-Голе, Зорге подтвердил эту оценку. В аналитическом письме руководству Разведупра он отмечал: «Война против Китая, стремление остаться и закрепиться в нем порождают чрезвычайную напряженность в Японии. Поэтому без поддержки Германии перед Японией не стоит вопрос одновременного ведения войны и с СССР. Чтобы ставить перед собой подобную цель, Япония должна прежде всего осуществить коренную реорганизацию своей армии, флота и авиации. По собственным японским прикидкам, на это уйдет по меньшей мере 2-3 года. Думается, что на этот срок Япония должна гарантировать себе передышку. Но это не значит, однако, что на указанный период следует исключить возможность крупных столкновений на границах с Монголией и Сибирью». Иными словами – на крупные провокации японское командование может решиться, а на войну с северным соседом японское правительство империи не пойдет. Об этом же свидетельствовала и военная статистика. К июню 1940-го общая численность японской армии, по данным разведывательной сводки №7 по Востоку, увеличилась на 230 тысяч, впервые в мирное время перевалив за два миллиона. Но численность Квантунской и Корейской армий практически не менялась. Как и в предыдущие годы, китайский фронт «съедал» большую часть японской армии. По данным на 1 июня 1940 года, на фронтах в Китае находилось в три раза больше японских войск, чем в Квантунской армии, в два раза больше орудий и танков. Боевую технику, которую выпускали японские заводы, тоже переправляли в Китай. Летом 1940-го Китай продолжал удерживать огромную японскую армию, не давая возможности японскому командованию перебросить их к советским дальневосточным границам и начать войну против СССР. На 1 марта 1941 года, по данным разведки, на трех китайских фронтах находилось 1,1 млн японских солдат, 900 самолетов, 750 танков и 2550 орудий разных калибров. По всем показателям это более чем в два раза превышало численность Квантунской армии.
Конечно, безопасность советского Дальнего Востока обеспечивала в первую очередь дальневосточная группировка РККА, значительно превосходившая Квантунскую армию. Но несомненно, наличие китайского фронта также повлияло на решение советского руководства начать в 1941 году переброску войск с Дальнего Востока на Запад и в конечном счете способствовало успешному отражению немецкой агрессии на первом этапе Великой Отечественной войны.

 

источник- Евгений ГОРБУНОВ http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2222

 


 

«Нострадамус» разведки

 

К числу нетрадиционных средств разведки можно смело отнести целый ряд иррациональных систем. В первую очередь биолокацию и астрологию. К последней прибегали многие из могущественных мира сего. Личных прорицателей держали при себе Черчилль, Рузвельт, Гитлер и Сталин. С неизменным успехом они пользовались провидцами для перепроверки агентурных данных. Но, как ни странно, к услугам тех, кто читает будущее, политические лидеры обращались лишь на начальном этапе своего пути наверх. В дальнейшем от экстрасенсов отворачивались, переключаясь на силовые инструменты удержания власти.

Наш материал об удивительной судьбе основоположника современной астрологической разведки. Это Сергей Алексеевич Вронский, потомок знатного дворянского рода, граф, майор германского вермахта, биорадиолог в ставке фюрера, доктор медицины и философии, лингвист, профессиональный автогонщик, пилот высшего класса и, наконец, личный прорицатель Сталина.
И. Сталин прекрасно разбирался в организации агентурной разведки. Его первым наставником по этому предмету был начальник Тифлисского розыскного отделения ротмистр Владимир Лавров. В феврале 1903 г. в его донесении в Санкт-Петербург говорилось, что в Батумской организации РСДРП видную роль играет «находящийся под особым надзором» И.В. Джугашвили, известный в партийных кругах под кличкой Чопур (т.е. Рябой). Отличившись на сыскной работе, В. Лавров позднее возглавил контрразведку Генерального штаба царской армии. Именно от него наш вождь твердо усвоил два основных правила. Во-первых, никогда не считай очевидное достоверным, поскольку агент может «заглотить» сфальсифицированную информацию. Во-вторых, никогда не принимай на веру информацию, если она не подтверждена независимым источником.
Пользуясь этими принципами, вождь контролировал агентурные данные ОГПУ - НКВД и Разведупра - ГРУ. Для этого у И. Сталина был медиум Вольф Мессинг (см. «АН» №14 от 09.04.2009 г.). А для проверки самого Мессинга вождь держал на связи астролога с мировым именем графа Сергея Вронского. Вот почему руководители разведки, идя к вождю на доклад, в прямом смысле дрожали, опасаясь сверхосведомленности «хозяина».

Кто вы, Вронский?


Наш герой родился в Риге 25 марта 1915 года. Его отец, граф Алексей Алексеевич Вронский - продолжатель старинного польского дворянского рода. Перед Октябрем 1917 года граф занимал ответственную должность начальника шифровального отдела российского Генерального штаба. Кроме шифровального дела генерал владел 42 языками. Как профессионала его высоко ценили не только сослуживцы, но даже большевики, которым он после революции согласился оказать ряд важных услуг. В обмен на тайны криптографии Генштаба А. Вронский в 1923 г. получил документ за подписью самого Ленина, который разрешал генералу вместе с семьей выезд за границу. Но возглавлявший шифровальный отдел ОГПУ Глеб Бокий думал иначе.
Старый генерал слишком много знал о советской шифросистеме. И Бокий решил ликвидировать нежелательного свидетеля. «Чистильщики» из ОГПУ ворвались накануне отъезда в дом Вронских и расстреляли на месте генерала, его жену и детей. Но Сергей чудом остался в живых - играл в это время на улице. Вместо него убили пятилетнего сына гувернантки-француженки, его ровесника. Гувернантка спрятала Сергея у соседей, а потом увезла во Францию.
В Париже Вронский попал под опеку друзей отца еще по академии Генштаба. Иностранные разведки усиленно крутились вокруг парижской русской эмиграции. Не дремала и резидентура ИНО. В ее составе в этот период были такие «волкодавы» советской разведки, как Наум Эйтингон, Норман Бородин, Арнольд Дейч, Яков Серебрянский, Александр Орлов. Они буквально засыпали Москву сообщениями о состоявшихся вербовках, особенно в среде молодых эмигрантов. Талантливый юноша Сергей Вронский не остался вне поля их зрения. После того как ему помогли через Красный Крест найти проживавших в Риге дедушку и бабушку, Сергей отправился в Латвию.



Бабушка-чародейка

 

Бабушка Сергея была родом из старинной черногорской княжеской фамилии потомственных целителей и ясновидцев Ненадичей-Негош. Княгиня всерьез занималась оккультными науками - астрологией, хиромантией, магией. Все что умела - передала Сереже. Юный Вронский быстро пристрастился к составлению гороскопов для своих новых друзей и учителей. У него проявились способности к гипнозу, психотерапии, он стал увлекаться спиритизмом и магией. Поражал своих учителей необыкновенными способностями, всегда предугадывая, какой билет достанется ему на экзамене. Мальчик был весь в отца и уже в раннем возрасте знал 13 языков. При этом Сергей находил время на борьбу, бокс, теннис, плавание, брал уроки игры на аккордеоне и фортепиано, получал призы на конкурсах бальных танцев. В довершение всего с отличием окончил авиашколу, освоил автодело и участвовал в шоссейных гонках.
В Риге тогда находился центр американской разведки, за которым наблюдала резидентура ОГПУ и разведка Коминтерна. С Сергеем Вронским был установлен оперативный контакт. Задание поручили несложное. Он должен был внедриться в латвийский филиал молодежной организации «Имка», центр которой находился в США. Но вскоре резидент ИНО ОГПУ Сергей Родителев понял, что на этом участке экстрасенсорные способности молодого астролога не так эффективны, как могли бы быть в Берлине, где к власти только что пришел Гитлер.

 

Берлин - Мекка астрологов


Вронскому вручили рекомендательное письмо к видному нацистскому функционеру Иоханну Коху. У него Вронский и познакомился с одним из нацистских руководителей Рудольфом Гессом, который увлекался мистикой. Вскоре из-за своих необычных способностей Сергей Вронский был направлен для учебы в Биорадиологический институт, известный как Учебное заведение № 25. Здесь готовили специалистов для лечения ВИП-персон из верхушки Третьего рейха. В аудиториях шли семинары, на которых изучали психотерапию, гипноз, шаманство. Лекции читали тибетские ламы, индийские йоги, китайские врачи. При распределении люди в форме вермахта сказали Вронскому: «Мы довольны вами и думаем, что в ваших интересах свои знания и жизнь отдать во благо фюрера и великой Германии». Им и в страшном сне не могло присниться, что, несмотря на ту роль, которую сыграли красные в трагической судьбе его семьи, Сергей Вронский в сентябре 1933 г. по рекомендации Рихарда Зорге уже успел вступить в компартию Германии. Он был не только студентом, но и подпольщиком, поддерживая связь с одной из нелегальных резидентур разведки Коминтерна.

 

Клиенты Вронского

 

В Берлине популярность Вронского росла. Он стал весьма модной фигурой и приобрел широкую известность как экстрасенс-медик и придворный астролог.
Вронский был близко знаком не только с верхушкой Третьего рейха, но и поддерживал дружественные отношения с личным астрологом Гитлера Карлом Эрнстом Крафтом. Этот контакт позволял Вронскому иметь доступ к наиболее скрытой от посторонних глаз части нацистского режима - его связи с оккультными силами, в том числе и связи через оккультные каналы с наиболее могущественными закулисными силами Запада.
В те годы многие знаменитости искали возможности пообщаться с Вронским. Он был дружен с Федором Шаляпиным. Алехин специально приезжал к нему в Берлин в 1937 г. накануне чемпионата мира по шахматам. Предсказание Вронского о том, что он вновь станет чемпионом и удержит этот титул до 1946 г., исполнилось в точности.
На одной вечеринке Гесс познакомил Вронского с Евой Браун. Та попросила предсказать ее судьбу. При следующей встрече Вронский сообщил миловидной девушке, что ее ожидает «необыкновенное будущее», и добавил: «Этот ваш взлет произойдет благодаря замужеству». Ева только рассмеялась в ответ. После этого Еву увидел Гитлер и сделал ее своей избранницей. Гесс немедленно позвонил Вронскому и сказал: «Твои слова исполнились точно». С этого момента русский граф окончательно завоевал доверие Гесса и стал лечить биополем высших нацистских чиновников и даже самого Гитлера, страдавшего желудочно-кишечными и психическими расстройствами.
О том, что нападение на СССР планируется на 1941 г., Вронский сообщил еще весной 1938 года. Тогда под контролем СС в Германии прошло особо секретное совещание астрологов. Это они рекомендовали Гитлеру определить время нападения на СССР на 1941 год. К этому времени отношения Вронского и Гесса стали полностью откровенны. Рудольф Гесс знал о плане «Барбаросса». Вронский составил астрологический прогноз, отталкиваясь от точного времени вторжения. Все расчеты предвещали полный крах нацистской Германии. Гороскоп перепроверялся не раз. Все сходилось. Гесс обратился к фюреру с просьбой перенести дату, но Гитлер поднял его на смех.
В мае 1941 г. Гесс бежал из Германии в Англию. Заместитель Гитлера подумывал даже бежать в Россию, но звезды предсказывали ему там немедленную гибель. Английский же вариант обещал жизнь. Так и случилось. Гесс пережил своих товарищей по партии на 40 лет.
Советская разведка с большим подозрением относилась к оценке близких отношений Вронского с фашистскими главарями. Убийство его отца лежало на совести Лубянки и не давало покоя.
Весной 1942 г. Сергею Вронскому было предложено срочно прибыть в СССР. Можно предположить, что Мессинг предсказал И. Сталину неизбежный провал нашей агентуры в Германии, а вождь не захотел рисковать потерей своего источника стратегической информации.

 

 

 Вронский 1942 год

 

 

Вронский агент Сталина

 

 

Возвращение «Нострадамуса»

 

В прошлом номере мы рассказывали об астрологе графе Сергее Вронском. Перед войной, выполняя задание советской стратегической разведки, он внедрился в окружение Гитлера. Стал личным астрологом заместителя фюрера Рудольфа Гесса. Когда после побега Гесса Вальтер Шелленберг, который вел расследование, вышел на информацию о том, что к измене причастны астрологи, Вронский был отозван в Москву. Наш материал – об окончании одиссеи советского «Нострадамуса» и о том, что его ожидало в СССР.

 

Москва не верит ни слезам, ни астрологам


В Москве Вронскому не доверяли. И это несмотря на поступ
авшую от него ценную информацию, которую он добывал у лиц, окружавших Гитлера. Пытаясь обмануть астролога (что по меньшей мере наивно), предложили своему общающемуся с космосом агенту срочно прибыть в СССР. Якобы - для получения Звезды Героя. Вронский, сверившись с гороскопом, увидел: в СССР его ожидают крайне неблагоприятные перспективы. Но оставаться в Германии тоже было нельзя. Звезды (не те, что обещали в Кремле) предсказывали скорое разоблачение и неминуемую гибель. По следу шел сам Вальтер Шелленберг. Многие немецкие астрологи уже попали в застенки и лагеря. Поэтому Вронский решил последовать примеру Гесса, но бежать в другую сторону - на Восток. Через свои связи в ведомстве Иоахима фон Риббентропа получил дипломатический паспорт и выехал в Ригу.
 
Побег с использованием гипноза

 

В Латвии граф Вронский без особого труда проник на фронтовой военный аэродром Люфтваффе. Здесь он гипнотизирует обслуживающий персонал, заставляет его заправить легкий аэроплан, на котором и взлетает из-под носа у охраны. Благополучно пересечь линию фронта помогли навыки, полученные в австрийской школе авиаторов. Ее граф окончил с отличием в начале 30-х годов. Правда, на подлете к линии фронта машина попала под шквальный огонь советской зенитной артиллерии. Дальше разбирались особисты из НКВД, которые вытащили беглеца из горящей

 кабины. Хорошо еще, что в это время не был создан СМЕРШ. У тех разговор оказался бы коротким.

Вначале особисты собирались отправить его в штаб к Рокоссовскому. Но узнав, что Вронский - оперирующий хирург, спровадили в блиндаж-госпиталь. Там он сутками не отходил от операционного стола. До тех пор, пока подземный лазарет не разворотило снарядом. Тогда особисты вспомнили о нем и наконец отправили к Рокоссовскому. Но по пути в штаб конвоировавший графа политрук военной контрразведки понял, что за самовольное использование важного перебежчика придется отвечать перед самим Рокоссовским.

Перспектива показалась непредсказуемой. Взял и выстрелил в спину сопровождаемого. Случайно вроде. Астролог получил тяжелейшее ранение в голову. Его отвезли умирать в госпиталь, в котором работал главный хирург РККА Николай Бурденко. Увидев в списках безнадежных больных знакомую фамилию, великий хирург потребовал немедленно готовить его к операции. Он близко знал старшего Вронского. И произошло чудо - Сергей выжил, и в 1943-м с первой группой инвалидности отправился в глубокий тыл. До окончания войны бедствовал в Уфе, пока не встретил друга детства Вилиса Лациса. Знавший графа по нелегальной работе в Германии, будущий премьер-министр советской Латвии отправил Вронского в освобожденную к тому времени Латвию.

Встречи со Сталиным


В 1947 г. гениального астролога дважды приглашал к себе Сталин. По воспоминаниям графа, впечатления у него остались самые неприятные. Поведение и тон разговора вождя были весьма далеки от общепринятого этикета.  Когда в тот же год его пригласил на свое 50-летие Чан Кайши, это был разительный контраст: китаец подкупал своей галантностью. С. Вронский пробыл у него 4 месяца в качестве консультанта... Это ему не простили.
 

Психотерапевт Дубравлага

 

Когда он был директором школы в Юрмале, на него настрочили донос. Причина необычная. Граф в силу своей нравственности отказался выполнить распоряжение советских властей - вывести школьников для просмотра публичных казней пленных немецких офицеров. За саботаж и неподчинение властям по всей строгости послевоенного времени его тут же приговорили к расстрелу. Правда, вскоре заменили «вышку» на 25 лет лагерей и в июне 1948 г. отправили отбывать срок в Мордовию. Навыки гипнотизера и психотерапевта пригодились графу и  здесь. Лагерное начальство подчинялось ему безоговорочно: боялись за свое здоровье. Он же умело симулировал последнюю стадию онкологического заболевания, отсидел лишь пятую часть срока и был отпущен «умирать на свободу».

Вскоре у нуждающегося астролога появился покровитель в лице Л. Берии. Шеф НКВД подсказал идею написать книгу, в которой отразились бы прошлые планы стратегического использования возможностей Вронского. Выполняя задание, писатель навестил Вронского в госпитале и предложил стать прототипом своего будущего романа о перипетиях неординарной судьбы. Но написать роман не сложилось - писатель страдал от запоев. Несмотря на это, слухи о необыкновенном даре Вронского распространялись, и в 1961 г.  он перебрался в Москву, где с ним как с экстрасенсом стали сотрудничать представители Минобороны, МВД и КГБ.

Командировка в Звездный


 
Но звезды были милостивы. Вскоре по личному распоряжению Никиты Хрущева Вронского направили работать в Звездный городок. Он должен был обеспечивать информационное сопровождение главных лиц космического городка. Хрущев очень тепло относился к Ю. Гагарину,  считая, что он внешне похож на его погибшего сына. Вместе с Ю. Гагариным Вронский побывал в США, где встретился с братьями Кеннеди и предсказал гибель им обоим и Мэрилин Монро. Оценила способности Вронского и советская верхушка. К нему стали обращаться за рекомендациями. Жаль только, к советам Сергея Алексеевича руководство Звездного городка не всегда прислушивалось... Он, например, настаивал на переносе даты операции Сергея Королева. Не поверили, и в результате  Генеральный конструктор в январе 1966 г. умер на операционном столе во время операции по удалению полипов, проводившейся хирургами Петровским и Александром Вишневским. У С. Королева сердце не выдержало нагрузки и остановилось. Затем Вронский лично предупредил Гагарина о нежелательности полета 27 марта 1968 г., но космонавт №1 отшутился, сославшись на приказ командования. Напомним, что гибель Гагарина предсказал и Вольф Мессинг. Власти обстоятельства авиакатастрофы долго скрывали.

Лаборатория биоинформации

 

Летом 1968 г. выдающегося экстрасенса С. Вронского пригласили в лабораторию биоинформации, которой руководил профессор Михаил Коган. Здесь Вронский начал готовить первых врачей-биорадиологов. Он сам отбирал слушателей на основе их индивидуальных гороскопов. Им предстояло изучать возможности использования  «психоканала» в практических целях. Вронский читал им лекции о влиянии космических факторов на организм и психику человека. Но кто-то из слушателей поспешил настучать, и партийные инстанции  изучать «лженауку» тут же запретили.

Первые лица государства все же не отказались. Для них важнее был результат, а не партийная установка для рядовых членов партии. Обращались по любому поводу. Но чаще всего интересовались днями выезда из Кремля и пребыванием в другой стране.  Такая работа не приносила Вронскому ни славы, ни денег.

 

Андропов и Ельцин верили в астрологию


Только после прихода к власти Ю. Андропова С. Вронскому  официально разрешили заниматься космобиологией (астрологией). Следует сказать, что  Андропов знал о Вронском еще со времен Великой Отечественной войны. Во всяком случае, в начале 80-х Вронский подготовил для нового руководства гороскоп и вскоре стал читать свои лекции на курсах усовершенствования партработников.

Ельцин в первые же минуты августовского путча заказал Вронскому астропрогноз текущих событий. И тот предрек скорый провал переворота, смерть Пуго и распад СССР. Самой страшной ошибкой Ельцина Вронский считал войну в Чечне: «Чечня еще принесет немало бед, ибо мы начали войну с исламом, и то, что уже случилось, - это пока цветочки».

Власть не ласкает астрологов

 

Не любят у нас жить по законам, писаным не самими. Даже космические не признают. Воспользоваться чужими знаниями в трудную минуту - это да. На то и разведка. Халява, сэр. Но подчиняться, увольте. Так и Сталин в 50-е гг. перестал нуждаться в услугах бывшего агента стратегической разведки С. Вронского. Все уже было предначертано. Да и Вольф Мессинг к этому времени подтвердил неизбежно надвигающийся горький конец. Помните? «Свет мой, зеркальце, скажи». И услышав в ответ нелицеприятную правду, его обычно разбивают.

Поэтому графа в основном использовали по линии 9-го управления КГБ. Неясно только, почему не отдали экстрасенса-астролога на связь в оперативные подразделения центрального аппарата КГБ, где велись серьезные разработки иностранных разведок? Сотрудничал же он раньше с разведкой. Видимо, чего-то опасались. Вдруг дурь больших и маленьких начальников станет всем видна. А зачем рисковать?

А ЦРУ не раз советовалось с Вронским


У американцев этот комплекс отсутствует. Когда в 1991 г. в Вашингтоне готовили операцию «Буря в пустыне», в Москву прибыли представители ЦРУ. Советовались не с П. Грачевым, а с С. Вронским. Спросили: «Когда лучше начать операцию и что нас ждет?» Астролог точно рассчитал им день, наиболее подходящий для проведения такой операции.

Умер потомок древнего польского рода, биорадиолог с мировым именем, пенсионер Сергей Алексеевич Вронский в возрасте 83 лет в своей однокомнатной квартире в Ясеневе 10 января 1998 года. Он почти закончил в рукописи 12-томный труд «Классическая астрология». По фундаментальности работа эта не имеет аналогов в мире.

 

 

16(154) от 23 апреля 2009  [ Станислав ЛЕКАРЕВ ] http://www.argumenti.ru/publications/9429

 

 

 

Тайна Сергея ВРОНСКОГО часть 1

 

 

 

 

Тайна Сергея ВРОНСКОГО часть 2

 

 

 

 

Тайна Сергея ВРОНСКОГО часть 3