Домой   Кино   Мода   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк 

    Гостевая книга   Форум

Страницы истории разведки

1  2  3  4  5  6  7  8


Русская прима нацистского кино Ольга Чехова

Совершенно секретно
В первый день войны Ольга Чехова сказала Геббельсу: "Германия не сможет победить СССР"
 
Известность Ольге Чеховой принес фильм "Маскарад" (роль Нины), поставленный в 1934 году в Германии Вилли Форстом  
Исполнилось ровно 110 лет со дня рождения суперзвезды и суперагента Сталина
Сколько существуют войны, столько востребована разведка. Среди бойцов невидимого фронта было немало представительниц прекрасного пола: библейская Далила, Мата Хари, "фройлен Доктор" (Элизабет Шрагмюллер), актриса Марика Рекк и, наконец, любовница Эйнштейна Маргарита Коненкова... И вот еще одно имя. Осенью 45-го оно замелькало на страницах многих зарубежных газет и журналов под сенсационными заголовками: "Шпионка, овладевшая Гитлером", "Комната в ставке фюрера", "Под меховой шубкой - Орден Ленина", а вот у нас долгие годы оставалось неизвестным.

Борис ХАНДРОС
Специально для "Бульвара Гордона"


ГИТЛЕР НЕЖНО ПОЦЕЛОВАЛ ОЛЬГЕ РУКУ И УДАЛИЛСЯ С НЕЙ В СОСЕДНЮЮ КОМНАТУ

Как-то, выступая перед ветеранами войны в ворзельском пансионате "Победа", я рассказал о Доме-музее Чехова в Ялте, о своей давней встрече с сестрой великого писателя Марией Павловной Чеховой. Меня буквально засыпали вопросами, а один из присутствовавших — бывший командир взвода 1660 Гвардейского противотанкового артиллерийского полка I Украинского фронта Останин поведал о встрече в Германии с Ольгой Чеховой. По моей просьбе он эти воспоминания записал и вручил на следующий день (теперь они хранятся в фондах ялтинского Дома-музея Чехова).

"Это было в конце мая 1945 года в Германии. Шоферы нашего полка угнали чей-то спортивный автомобиль. Через некоторое время из комендатуры полка поступило грозное приказание: "Машину вернуть, а виновных строго наказать!". Меня вызвал командир полка и говорит: "Товарищ Останин! Садитесь в машину, берите с собой несколько банок консервов, хлеба, пару бутылок вина и езжайте по тому адресу, где твои остолопы взяли спортивный автомобиль. Уговорите хозяев, чтобы они позвонили коменданту и сказали, что машина возвращена в целости и сохранности".

Еду в спортивной машине, моя — следом... Навстречу выходит моложавая женщина. Я пытаюсь объясниться, коверкая немецкие слова: "Гутен таг, фрау"... А она мне на чистейшем русском: "Здравствуйте!". — "Вы знаете русский язык?!" — спрашиваю. "Как не знать!" — отвечает. Даю команду своим орлам: "Несите в дом консервы, хлеб, сало, вино". Хозяйка улыбается и ставит на стол рюмки. Я наливаю нам с ней, а она солдатам: "Ребята, прошу к столу". — "Будем знакомиться, — говорю. Я офицер Советской Армии, младший техник-лейтенант Останин". А она: "Ольга Чехова".

Потом позвонила в комендатуру: "Я сама разрешила солдатам покататься на своей машине". Происшествие было снято с полка".


Той же весной меня пригласили на очередную Международную Чеховскую конференцию в Ялте. В фондах Дома-музея Чехова меня ждал сюрприз: опубликованные в Мюнхене в 1971 году мемуары Ольги Чеховой на немецком языке "Мои часы идут иначе". К тому времени я уже знал: Ольга Чехова, с которой в Германии встретился лейтенант Останин, урожденная Книппер, родная племянница Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой, а с "дядей Антоном" находилась как бы в двойном родстве. В фондах меня ознакомили с документами, проливающими свет на ее жизнь.

Вот, например, такой, с грифом "Совершенно секретно":
"Донесение из Берлина. Москва. УКВД СССР. Принято по ВЧ товарищу Берия Л. П. Газета "Курьер", издаваемая в Берлине под контролем французских военных властей, 14 ноября с. г. поместила заметку: "Орден для Ольги Чеховой".

Как сообщает газета "Майнцер Анцайтер", известной киноартистке Ольге Чеховой был вручен лично товарищем Сталиным высокий русский Орден за храбрость.

Как при всей своей ненависти к славянам Гитлер умудрился по уши очароваться Чеховой, остается загадкой

С первых дней войны, как сообщает газета, Ольга Чехова имела в своем распоряжении комнату в ставке фюрера. Ей удалось добиться особого расположения Гитлера, который ради нее устраивал большие приемы. Когда фюрер на глазах у нескольких тысяч присутствующих нежно целовал ей руку и удалился с ней в соседнюю комнату, это среди высокопоставленных лиц, фашистов и промышленников вызвало ошеломление... Не раз она была посредником в особо трудных случаях, которые имели военный интерес. Так, один известный генерал через Чехову ставил вопрос о введении каких-то новых орудий, о которых он бесполезно просил до этого по официальным военным каналам.

Много лет вела опасную игру, не будучи разоблаченной... Только в последние дни, когда Красная Армия сражалась в пределах Берлина, ее шофер, через которого весь материал передавался в Москву, был арестован. Ей самой чудом удалось избежать гестапо".

И резолюция: "Тов. Абакумов. Что предполагаете делать в отношении Чеховой? Лаврентий Берия".

Тут впору остановиться, перевести дух, рассказать о том, что предшествовало резолюции в духе "казнить нельзя помиловать".

Книпперы — обрусевшие немцы, издавна жили в России. Отец Ольги Константин Леонардович, талантливый инженер, строил Закавказскую железную дорогу, пробивал туннели. "Великолепный парень, с ним приятно", — писал о нем жене Антон Павлович Чехов.

У Ольги с детства два родных языка — русский и немецкий. Владела французским и итальянским. Образование — классическое русское. До 17 лет она жила с родителями то на Кавказе, то в Петрограде. В канун Первой мировой войны ее направили в Москву к любимой "тете Оле". Там и увидел юную красавицу Михаил Чехов, племянник писателя (потом его назовут "вторым гением в семье Чеховых"), тогда актер знаменитого Художественного театра. Вспыхнувший роман развивался бурно и вскоре завершился тайным венчанием молодых в деревенской церквушке под Москвой. Это вызвало шок у всей родни. Недосмотревшая за племянницей Ольга Леонардовна тут же примчалась к молодоженам и "с истерикой и обмороками на лестнице перед дверью квартиры требовала, чтобы Оля сейчас же вернулась к ней". Но увещевания, слезы родителей не помогли...

С ЧАРЛИ ЧАПЛИНОМ ОНА ГРЫЗЛА СЕМЕЧКИ

Свое первое замужество, которое оказалось недолгим и не очень счастливым, Ольга Чехова назовет "сумасбродством, за которое впоследствии пришлось дорого расплачиваться". Однако именно оно, введя ее в мир Художественного театра, в круг друзей Михаила, подарив ей дочь, наконец, наградив звонкой фамилией, во многом определило ее дальнейшую жизнь. Последовала длинная череда мимолетных увлечений, романов, браков ("насчет разбитых мужских сердец — то не перечесть", — годы спустя вспомнит ее старшая сестра Ада).

От Михаила Чехова ушла с неким Фридрихом Яроши, бывшим австро-венгерским военным, красавцем-обольстителем и авантюристом. Вышла за него замуж, и в январе 1921 года уехала с ним в Германию. В Берлине Ольга Константиновна, вскоре расставшись со вторым мужем, начинает с нуля ("ведь я, кроме занятий с Мишей, никакой школы не имею"). Настойчивость и целеустремленность, красивое, бесстрастное, непроницаемое лицо, таящее в себе постоянную загадку, редкая трудоспособность ("я работаю с энергией 100 лошадей") сотворили чудо. В "маленьких театриках" и на большой сцене играла по-немецки русские пьесы. Пришла известность. "В эти дни вышли все критики обо мне. У меня самый большой настоящий успех, — пишет она "тете Оле", — театр всегда полон". Но настоящая известность приходит к ней в кино: "Маскарад", "Ханнерль и ее любовник", "Красивые орхидеи". Знаменитый в свое время фильм "Мулен Руж" (1929 год) с Ольгой Чеховой в главной роли обошел экраны мира.

Слава, баснословные гонорары, но... "Запад я где-то принимаю, а где-то отталкиваюсь всеми силами. Людей сторонюсь. Чужое все, ископаемые какие-то", — писала она "тете Оле" 10 декабре 1931 года. В другом письме: "Здесь каждое слово — деньги, каждый день — деньги... Зовут в Америку, но я не поеду. Не могу я среди людей без сердца и души работать".

В Америку она все же поедет. В Голливуде ее наперебой приглашают такие кинознаменитости, как Дуглас Фербэнкс, Гарольд Ллойд, Адольф Манжу. С Чарли Чаплином она грызла семечки. Король смеха, выплевывая шелуху, лукаво спрашивал: "Так будет по-русски?".

В 1936 году Ольга в третий раз становится под венец. Жених — бельгиец, миллионер. В том же году на экраны Европы выходит фильм "Бург-театр", и Ада Книппер пишет из Брюсселя в Москву тете: "Успех у Ольги потрясающий, и изумительно снято, и играет по-настоящему, как большая актриса". В другом письме: "Ольга живет в самой лучшей части города, чудесная квартира, очень элегантная... Муж Ольги очень хороший и порядочный человек, изумительно выглядит, очень избалован, но черствый, сухой делец. С ним всем нелегко... Зачем Ольга вышла замуж — не знаю. Деньги на все тратит сама".

Снова развод. Ольга Чехова, свободная и независимая, опять в Берлине. Ее обожает Гитлер, недолюбливает Геббельс. Но это неважно. Ведь она под покровительством самого фюрера.

Как свидетельствует Валентин Бережков, автор книги "С дипломатической миссией в Берлине", на всех правительственных раутах в честь Молотова в Берлине рядом с вождями нацизма постоянно блистает, наряду с первыми звездами немецкого кино, Ольга Чехова. Она встречается с Гитлером и Муссолини, Герингом и Геббельсом, дружит с женой Геринга, тоже актрисой. Пользуется покровительством ее мужа. Положение примадонны нацистского экрана устраивает ее. Еще в большей мере это могло устроить Москву. Если... Ольга Чехова действительно была "агентом Сталина"?

Любимица Гитлера и суперагент Сталина Ольга Чехова дожила в Мюнхене до глубокой старости и после смерти входит в число знаковых женщин XX века


Заметки, статьи о шпионской деятельности суперзвезды немецкого экрана, "королевы нацистского общества" осенью 45-го появляются почти одновременно в американской прессе и в серьезном лондонском журнале "Пипл": "Шпионка, овладевшая Гитлером. Ольга Чехова, знаменитая немецкая актриса эстрады и кино, живет в данное время в замке — на восточной окраине Берлина". В немецкой газете "Вохенпост": "под меховой шубкой у Ольги Чеховой сверкает Орден Ленина, полученный вместе с виллой и личной советской охраной в благодарность за долголетнюю шпионскую деятельность в армии Адольфа Гитлера".

МОЛОДАЯ ДЕВУШКА НА УЛИЦЕ ПЛЮНУЛА ЧЕХОВОЙ В ЛИЦО: "ЭТО ТЕБЕ, ПРЕДАТЕЛЬНИЦА!"

Ольгу буквально засыпают письмами. В одних — восхищение, в других — угрозы, проклятия. Нет покоя и вне дома. Еще недавно царившую на экране ("женщина-вамп, сумевшая разбудить мужскую тоску", на фронтах Второй мировой войны немцы ждали лент с Ольгой Чеховой), ее всюду узнают. "Однажды на улице, — пишет она в своих воспоминаниях, — ко мне бросается молодая девушка, плюет мне в лицо: "Это тебе, предательница родины!". У Ольги Чеховой не одна — две родины. Какую она "предавала"? Какой оставалась верна?

Была ли суперзвезда суперагентом Сталина? Сама Ольга Чехова в своей книге — а еще ранее в своих опровержениях 1945 года — на вопрос этот отвечает отрицательно.

Конец войны застал кинозвезду недалеко от Берлина. С дочерью Адой и внучкой Верой она оставалась в своем доме — добротном, с личным бункером "глубиной в 60 ступеней".

В одной из комнат дома обнаружен высокий чин СС. Хозяйке за укрывательство угрожает расстрел. Ее задерживают и допрашивают. Первая встреча-беседа Чеховой с офицером СМЕРШа полковником Шкуриным состоялась 27 апреля 1945 г. Приводим фрагменты из протокола допроса:

"— Приходилось ли вам встречать руководителей фашистского государства?

— С приходом к власти Гитлера в Германии в 1933 году я была приглашена на прием, устроенный министром пропаганды Геббельсом, где присутствовал и Гитлер. Я в числе других актеров была представлена лично фюреру. Он выразил мне наилучшие свои симпатии. Кроме этого, заинтересовался русским искусством, расспрашивал о моей тете Книппер-Чеховой. На политические темы разговоров не было.

— А еще вы бывали на приеме?

— Да, в 1938 году. Был устроен прием Риббентропом по случаю приезда японской делегации. По какому случаю они приехали, мне неизвестно. В театре Риббентроп попросил меня сесть в первом ряду. Справа от меня сидел Гитлер, слева — Геринг. А дальше другие члены германского правительства и дипломатического корпуса. В таком положении нас снимали на кинопленку, а на другой день в газетах Германии и других стран были опубликованы фотоснимки. На аналогичные приемы я приглашалась к Геббельсу и в дальнейшем.

— Когда и где?

— В первый день войны Германии с СССР на даче Геббельса в Ланке (60 километров cевернее Берлина) я была приглашена на прием...

Велись разговоры о немецком походе на СССР. Геббельс выразил мнение, что до Рождества 1941 года немецкие войска будут в Москве. Я позволила заметить, что, по моему мнению, этого не случится. Что по своей территориальности маленькая Германия не сможет победить СССР. Геббельс ответил, что в России будет революция и это облегчит победу над СССР. Я позволила себе заметить, что революция может быть только в стране, где бывает оппозиция.


— Ведь вы открыто выступили против действий германского правительства. Вас же могли арестовать.

— Меня не арестовали. Разговор закончился довольно холодно, и впоследствии я ни на какие приемы больше не приглашалась.

— Кого вы еще знаете из видных деятелей немецкого государства?

— В лицо — всех руководителей немецкого правительства, встречалась с ними на приемах...".

...Познань... Аэродром. На военном самолете Ольгу Чехову доставляют в Москву. Почти весь июнь (25 дней) она — после почти 25-летней разлуки — в красной столице строго инкогнито. Звонки, встречи с "тетей Олей" и другими родственниками запрещены. Хозяйка квартиры, где поместили Чехову, — жена советского офицера, пропавшего без вести. "Из-за холода женщина со своими детьми ютится на кухне. Две комнаты обставлены для меня. При случае меня навещают офицеры. Они приносят книги, играют со мной в шахматы". Жена офицера и "государственная актриса" отлично уживаются. Продукты, которые молодые люди в штатском ежедневно привозят в дом, тоже содействуют сближению.

Время от времени ее везут на допросы. "Я сижу в скромно обставленной комнате, напротив меня — несколько офицеров. Партнеры по беседе вежливы, никто не кричит, в голосе даже намека на угрозу...

...Они беседуют со мной о литературе, музыке, театре, кино... О личных контактах с Гитлером, самым близким его окружением. Делал ли какие-то заметки Геббельс во время театральных репетиций, диктовал ли свои законы кинематографу, с каких пор наметилось соперничество между Герингом и Геббельсом в культурной жизни Берлина, каково личное впечатление от Гитлера, Геринга, Геббельса и Муссолини, что известно о Бормане.

На все эти затронутые в беседе вопросы я дала, — вспомнит много лет спустя Ольга Чехова, — более или менее исчерпывающие ответы. О Геббельсе я могу рассказать много, о Гитлере и Муссолини меньше, а о Бормане вообще ничего. Я его никогда не видела".


25 июня 45-го ее на самолете отправили назад, в Берлин.

"Мои часы идут иначе" называется книга Ольги Чеховой. Эта удивительная женщина действительно выбивалась из времени

ТАК КТО ВЫ, ОЛЬГА ЧЕХОВА?

На запрос ее племянника Владимира Книппера, автора строго документальной книги "Пора галлюцинаций" (1.12.1993 года) руководитель пресс-центра Службы внешней разведки России Ю. Г. Кабаладзе ответил: "Каких-либо сведений о том, что Ольга Чехова является агентом НКВД, не обнаружено".

Точки над "i" были поставлены, когда вышла в свет книга одного из руководителей внешней советской разведки в годы войны генерал-лейтенанта П. А. Судоплатова.

"Известная актриса Ольга Чехова, бывшая жена племянника знаменитого писателя, была близка к Радзивиллу и Герингу и через родню в Закавказье связана с Берией, — писал генерал. — Позднее она была на личной связи в 1946-1950 годах у сменившего Берию министра госбезопасности Абакумова. Первоначально предполагалось использовать именно ее для связи с Радзивиллом. У нас существовал план убийства Гитлера, в соответствии с которым Радзивилл и Ольга Чехова должны были при помощи своих друзей среди немецкой аристократии обеспечить нашим людям доступ к Гитлеру. Группа агентов, заброшенных в Германию и находившихся в Берлине в подполье, полностью подчинялась боевику Игорю Миклашевскому, прибывшему в Германию в начале 1942 года.

В 1942 году Миклашевскому удалось на одном из приемов встретиться с Ольгой Чеховой. Он передал в Москву, что можно будет легко убрать Геринга, но Кремль не проявлял к этому особого интереса. В 1943 году Сталин отказался от своего первоначального плана покушения на Гитлера, потому что боялся: как только Гитлер будет устранен, нацистские круги и военные попытаются заключить сепаратный мирный договор с союзниками без участия Советского Союза".


Свидетельство генерал-лейтенанта
П. А. Судоплатова кладет конец догадкам и объясняет многое — и "резолюцию Берии ("Что предлагаете делать с Чеховой?", то есть как поступить с засветившимся, но особо ценным сверхсекретным агентом), и ту спокойную уверенность, с которой любимица фюрера ждет прихода Советской Армии, и вежливые допросы-беседы в Москве, историю с угоном автомобиля и полную свободу передвижения по "советской зоне", и открытие салона, со временем фирмы "Косметика Ольги Чеховой", и беспрепятственный переезд в западный Мюнхен.

О БЫТЕ АКТРИСЫ ЗАБОТИЛСЯ ЛИЧНО НАЧАЛЬНИК СМЕРША

Годы не властны над ней. Во время Второй мировой войны она станет женой, потом вдовой известного аса-летчика. Любопытный документ, подписанный начальником Четвертого отдела главного управления СМЕРШа, проливает свет на ее личную жизнь. "О. К. Чехова в настоящее время в Берлине, Фридрихсхаген. С ней проживает (дальше имена дочери и зятя актрисы. — Б. Х.) некто Зумзер Альберт Германович, 1913 года, немец, преподаватель физкультурной академии в Берлине, чемпион по легкой атлетике. Живет у Чеховой О. К. и находится с ней в близких отношениях".

"Чемпион по легкой атлетике" моложе Ольги на 16 лет. По хозяйству "молодоженам" помогает домработница. Документ датирован ноябрем 1945 года. Из других документов и докладных записок следует, что о быте Ольги Чеховой заботится лично начальник СМЕРШа генерал Абакумов. По его распоряжению сверхсекретному агенту помогают с продовольствием, бензином, строительными материалами для ремонта дома, куда была выставлена охрана из трех человек. Сохранилось письмо Ольги Чеховой на имя Абакумова, где она называет его "дорогой Виктор Сергеевич" и спрашивает: "Когда встретимся?". Встречи уже с другими генералами, надо полагать, продолжались и после ареста и расстрела Абакумова.

"Ее здесь называют женщиной, которая изобрела вечную молодость", — пишет Ада Книппер "тете Оле" (29 октября 1949 года). В этом же письме: "...красива, молода, лет на 35 не больше". Ольга Чехова в послевоенные годы, как всегда, работает очень много, создает свой маленький театрик, вместе с дочерью, тоже актрисой, часто выезжает на гастроли. Снова появляется на экране. За один только 1950 год снимается в семи фильмах. Один из них — "Человек, который хотел жить дважды". Сама же Ольга Чехова прожила не две, а несколько жизней. Она долго не расстается с мечтой о приезде на первую свою родину (1965 год): "Собираюсь в Москву... Я старею. Мне уже 68 лет и очень хотелось бы повидать могилы дяди Антона и тети Оли".

Ольга Чехова — любимица Гитлера, суперагент Сталина — благополучно доживает в Мюнхене до глубокой старости. И после смерти в 1980 году остается одной из самых знаковых загадок Второй мировой войны...

Тут бы поставить точку, но есть еще одна история, без которой наш рассказ об Ольге Чеховой будет неполным.

"Городская комендатура Таганрога. Таганрог 4.10.1942 года Дом Чехова (ул. Чехова, N 69) взят под защиту".

Этот необычный, из ряда вон выходящий документ хранится в фондах Таганрогского литературного музея Антона Павловича Чехова, расположенного, к слову, в здании мужской гимназии, где учился будущий писатель.

Он вступает в противоречие с политикой гитлеровского вермахта на оккупированных территориях, политикой, четко сформулированной в одном из приказов практика войны генерал-фельдмаршала Рейхенау: "Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения"... О том, как неукоснительно выполнялись эти и другие подобные приказы на всей территории, оккупированной врагом, свидетельствуют разоренные мемориальные литературные музеи Ясная Поляна, Михайловское, Тургеневское и Спасское-Лутовиново...

ЗА СПАСЕНИЕМ МУЗЕЯ ЧЕХОВА СТОЯЛА ПРИМАДОННА НАЦИСТСКОГО ЭКРАНА

И в Украине, и в Беларуси на месте музеев оставались пепелища, руины... Чем же вызвано особое отношение к Чехову? Дом "под защитой", даже название улицы сохранено... В нем в целости и сохранности остались картины, иконы, мебель, утварь, воссоздающие жизнь Чеховых в первые годы купеческой карьеры отца писателя.

Задолго до Таганрога в мою жизнь вошли чеховская Ялта, знаменитая "белая дача", тоже почти без ущерба пережившая оккупацию. Историю о том, как в годы войны был спасен ялтинский Дом-музей Чехова, я — в кратком изложении — впервые услышал от сестры писателя Марии Павловны Чеховой, в августе 1953 года.

В Доме-музее я побывал тем летом дважды. И каждый раз мне решительно везло на встречи. Первый визит к Чехову мы, отдыхая в Ялте, нанесли вместе с женой. В саду ("Сад будет необыкновенный. Сажаю сам, собственноручно, одних роз посадил сто") нас ждал приятный сюрприз. На одной из скамеек в тени огромного кедра сидела женщина почтенных лет. Лицо величавое, будто вырезанное на камее. Хорошо знакомая по фотопортретам Ольга Леонардовна Книппер-Чехова. Великая актриса, жена писателя...

Мы остановились как вкопанные. Не сговариваясь, боясь потревожить, молча повернули назад. Вскоре снова потянуло к "доктору Чехову". Пришел, а музей закрыт. Но я не огорчился: ведь оставался сад Чехова. Он встретил благоуханием, устремленными в небо зелеными свечами кипарисов, цветением индийской сирени. На знакомой скамейке о чем-то оживленно разговаривали две женщины: в молодой я узнал нашего экскурсовода, другая — в летах, в темном платье с разноцветными горошинками. Старинные очки в черной оправе. Сквозь них проглядывали очень живые, совсем не старые глаза.

"Мария Павловна", — донеслось... Бессменный директор, хранительница Дома-музея, Маша, родная сестра Чехова! Не удержался. Подошел. Поздоровался.

— Как, — спросил я, — удалось сохранить в неприкосновенности дом, обстановку, подлинные вещи Чехова во время оккупации Крыма? Ведь гитлеровцы — об этом знает весь мир — не пощадили ни Ясную Поляну, ни Михайловское...

— Об этом спрашивают многие. Постараюсь ответить статьей, над которой работаю.

Статья, о которой говорила Мария Павловна, так и не была дописана. К сожалению, пропал и оригинал незаконченной рукописи. Ниже — с сокращениями — сохранившиеся наброски.

"Последний раз я была в Москве 41-го. Весной до июня месяца... Разговоры о войне тревожили... и я поспешила скорее домой".

В Ялте я тоже застала беспокойство, но как-то не верилось в возможность войны... я ходила по всему дому, не знала, с чего начинать, как готовиться. Обдумывала, куда и что отправлять. А дом? Дорогой для меня дом. Если его разобьют и вещи расхитят? На что мне моя жизнь, если ее цель погибнет?

Нет, буду бороться, защищать, насколько сил хватит. И я осталась... Начала прятать все, что могло пропасть. И вот восьмого ноября пришли враги, но к нам нагрянули не сразу. Первыми явились квартирмейстеры — итальянцы и что-то написали мелом на парадной двери. Вскоре же появились немцы, человек пять, и вошли прямо в кабинет. Я спустилась вниз и тоже вошла в кабинет. Из них один хорошо говорил по-русски, и он заявил: "Вот здесь наш майор, — показывал на письменный стол, — будет заниматься, а в этой спальне он будет отдыхать"...

— Я ответила им, что эти две комнаты нельзя занимать, что это "музеум" и что я могу предоставить майору другое помещение...

Стали рассматривать фотографии и увидели фотографию Гауптмана, которого я на всякий случай выставила, так как раньше... он был перед войной убран. "О, Гауптман, Тшехов!".

...Я провела их в столовую и заперла кабинет и спальню. Ключ положила в карман. Мне удалось убедить их, что Бааке (такая была фамилия их майора) может занять столовую, галерею и балкон, выходящий в сад. Они согласились. А кабинет и спальня во время пребывания немцев были заперты.


Я поднялась к себе наверх уставшая и взволнованная. Мое мужество покинуло меня. Мне хотелось плакать...

В таком состоянии я просидела до сумерек, а из коридора и лестничной клетки все время доходили до моего слуха тяжелые шаги подкованных сапог...

...Значит, я "в плену у немцев".

Свита майора поместилась в нашем цокольном этаже, где была комната жены Антона Павловича, брата и канцелярия. Там их было 12 человек с доктором. Во всех наших трех этажах распоряжалась моя Диева, и в начале Бааке принимал ее за хозяйку... Она держала их в строгости, но деликатно. Пленение продолжалось два с половиной года".


Несложно предположить, что могло случиться, если бы Мария Павловна, поддавшись уговорам, эвакуировалась. Не останься она (а в 41-м ей было уже под 80), чеховский дом просто бы разграбили, растащили.

ДАЖЕ ДОЧЕРИ "НЕИСПРАВИМАЯ АВАНТЮРИСТКА" НЕ СКАЗАЛА ПРАВДУ

16 апреля 1944 года Ялта была освобождена. Спустя несколько дней корреспондент Корольков сфотографировал Марию Павловну. На снимке, хранящемся в музее, она в каком-то ватнике, вся исхудавшая, бледная.

Спасали "белую дачу" не только Гауптман своим фотоприсутствием, но и те, сочувствующие поклонники "Тшехова", "добрые немцы", как потом напишет о них в своих воспоминаниях Ольга Чехова, для которых славянин, то есть по гитлеровским меркам, недочеловек, остался великим и любимым писателем, и майор Бааке, оккупант, который принял условия Марии Павловны, ее запрет, и оставил нетронутыми мемориальные комнаты, а своей надписью перед входом на дверях: "Собственность майора Бааке" оградил музей от посягательств.

Но не стоит ли за всем этим, за "добрыми немцами" столь влиятельная в Третьем Рейхе примадонна нацистского экрана? Ее личные контакты с Гитлером были хорошо известны генералитету.

Ничуть не умаляя гражданский, человеческий подвиг Марии Павловны и ее помощниц, предполагаю, что покровительство Ольги Чеховой было и, возможно, сыграло решающую роль.

Были ли прямые контакты Ольги Чеховой с Марией Павловной в годы войны? Сотрудница Дома-музея Жукова подтверждает факт получения во время оккупации небольшой продовольственной посылки из Берлина. Из донесения "источника" Лаврентия Берии (ноябрь 1945 года):

"Когда Крым был оккупирован немцами: Ольга Чехова прилетела в Ялту к Марии Павловне Чеховой на самолете с кем-то из членов германского правительства".

А вот что пишет в воспоминаниях Владимир Книппер:

"Консультант Союза писателей Владимир Стеженский в годы войны был военным переводчиком: он рассказал, "что вместе с войсками вступил в освобожденную Ялту, в первый же день навестил Марию Павловну Чехову. На столе он увидел портрет красивой женщины. Спросил: "Кто это?". — "А это Оля Чехова, киноактриса.... Не будь ее — не знаю, уцелел бы наш Дом-музей"...

"По слухам, — пишет Виталий Вульф в своем предисловии к русскому изданию "Мои часы идут иначе", — именно Ольга Константиновна спасла Музей Чехова в Ялте и по ее просьбе немецкие оккупационные войска не тронули чеховский дом".

Все это "по слухам", в разговорах с близкими, родственниками. В воспоминаниях Марии Павловны имя Ольги Чеховой даже не упоминается. Ведь в ее глазах актриса оставалась примадонной нацистского экрана. В связи с этим напрашивается упоминаемый Вульфом эпизод. Почти анекдотический:

"Вскоре после окончания войны Ольге Леонардовне передали посылку из Берлина. Когда посылку открыли, увидели, что на конверте было написано: "О. К. Чеховой". Письмо было от дочери, адресовано матери. Дочь беспокоилась, что мать срочно вылетела в Москву на гастроли, не успев захватить с собой концертные платья и прочие необходимые детали туалета. И вот теперь у нее появилась возможность передать все это в Москву. Ее очень интересовало, как проходили гастроли во МХАТе и виделась ли она с "тетей Олей".

Мы уже знаем, какие "гастроли" ожидали в Москве Ольгу Чехову. Даже своей дочери (еще один штрих к портрету сверхсекретного агента) она перед отъездом не сказала правду. Нетрудно представить себе переполох в доме народной артистки СССР. Ведь ни "тетя Оля", ни родной брат Ольги Чеховой Лев Книппер, известный советский композитор, автор знаменитой песни "Полюшко-поле", понятия не имели о ее пребывании в Москве. Ольга Леонардовна кинулась к своему ближайшему другу Василию Качалову. Великий артист был знаком с комендантом Берлина генералом Берзариным и решил позвонить ему. В ответ генерал посоветовал Качалову никогда никому вопросов об Ольге Чеховой не задавать. Кончилось тем, что Ольга Леонардовна, приехав в Ялту, вместе с Марией Павловной стали судорожно уничтожать письма и фотографии Ольги Чеховой, полученные Марией из Берлина в годы оккупации. Ольга Леонардовна Книппер-Чехова умерла в 1959 году. Как и Мария Павловна, она ушла из жизни, так до конца и не узнав, какую службу сослужила родине "неисправимая авантюристка" (как любовно полушутя называла свою племянницу "тетя Оля")...

источник- http://www.bulvar.com.ua/arch/2006/38/450fed8287c18/


Русская прима нацистского кино

Ученица русской школы театрального искусства, она стала "кинодивой № 1" гитлеровского кинематографа. Ее ближайшими подругами были Ева Браун и Магда Геббельс.
Дружила она и с Лени Рифеншталь, "главным кинолетописцем" Третьего Рейха, общалась с женой Геринга актрисой Эмми Зоннеман. Но главное, Ольгу Чехову любил сам фюрер, ставивший ее выше признанных актрис Марики Рокк и Зары Леандер. В России фильмы с ее участием не показывали ни разу.

Между тем, имеются предположения, что "авантюристка", как ласково называла Ольгу ее родная тетя, Ольга Леонардовна
Книппер-Чехова, была глубоко законспирированным агентом советской разведки и поддерживала регулярные контакты с НКВД.

В своей книге "Под псевдонимом – Ирина" бывшая разведчица
Зоя Воскресенская приводит эту историческую сенсацию: "Сегодня ясно одно: королева нацистского рейха Ольга Чехова была среди тех, кто мужественно боролся с фашизмом на незримом фронте".

Как Книппер стала Чеховой

Фамилии "Чехов" и "
Книппер" объединились более ста лет тому назад, когда Антон Павлович Чехов сочетался браком с актрисой МХАТ Ольгой Леонардовной Книппер. Незадолго до этого знаменательного события, в 1897 году, в семье родного брата актрисы, Константина Леонардовича, родилась девочка, названная в честь тети. Юная Ольга с детства поражала окружающих красотой, умом и самообладанием. Девушка могла получить любое образование, но с детства мечтала о карьере актрисы. Она так страстно увлекалась театром, что когда ей исполнилось семнадцать лет, отец – важный петербургский чиновник – отправил Оленьку к своей знаменитой сестре, в Москву. Шло лето 1914 года.

Девочка быстро освоилась в театральном мире.
Станиславский пригласил Олю в свой театр: на сцене она играла в таких постановках, как "Сверчок на печи" Диккенса, "Вишневый сад" и "Три сестры" Чехова. Богемная компания молодых людей, в основном актеров МХАТ, просто сходили с ума от Оленьки Книппер, – уж очень красива и обольстительна была племянница знаменитой актрисы, вдовы писателя. Особое внимание ей уделяли два брата Чеховы, родные племянники Антона Павловича, Владимир Иванович и Михаил Александрович.

Михаила Ольга знала давно, видела на сцене петербургского Малого театра в роли царя Федора Иоанновича. "Я была для него просто маленькой девочкой. Я же сходила по нему с ума и рисовала себе в еженощных грезах, какое это было бы счастье всегда-всегда быть с ним вместе". Владимир, получивший отказ в ответ на предложение руки и сердца, через три года застрелился. Когда же с молодой девушкой объяснился кумир ее ночных грез, Ольга дала согласие.

Венчались молодые люди в сентябре 1914 года, тайно
 
Ольге было 17, Михаилу – 23 года. Счастливый супруг писал одному из друзей: "Жена моя красавица! Жена моя – не по носу табак… Да, я думаю, не легко тебе представить меня рядом с красавицей женой, семнадцатилетней изумительной женкой". Та понимала: для отца Михаил - всего лишь "актеришка" и благословения они не получат.

В письме к своей родственнице
Михаил писал: "Мы с Олей были готовы к разного рода неприятностям, но то, что произошло, мы все-таки не ожидали. В вечер свадьбы, узнав о происшедшем, приехала Ольга Леонардовна и с истерикой и обмороками на лестнице, перед дверью моей квартиры, требовала, чтобы Ольга сейчас же вернулась к ней!"

Через год родители Ольги признали этот скоропалительный брак, к тому же
Михаила Чехова в то время называли "первой знаменитостью России" и "гениальным актером". Он сам, гастролируя с МХАТ в городе на Неве, в письмах к своей тетке не скромничал: "Твой гениальный племянник желает сказать, что принят у Олиных родных чудесно…" Еще через год, в 1916 году, у Чеховых родилась дочь, названная при крещении традиционно-семейным именем Ольгой, но всю жизнь ее звали Адой.

К тому времени Ольга-старшая поступила в училище живописи, ваяния и зодчества, на правах вольнослушательницы, посещая школу-студию
МХАТ. У нее было много друзей, – она училась с сыновьями Станиславского и Качалова, в их доме бывали Вахтангов, Горький, Добужинский.

Никто из ее знаменитых друзей к творческим занятиям "чертовски пленительной" Ольги серьезно не относился, считая неталантливой, хотя и "обольстительной". Ее это огорчало и раздражало. Отношения с мужем становились день ото дня все напряженнее.
Михаил, обожающий красавицу жену, тем не менее, запойно пил, а после спектаклей по их квартире бродили толпы юных поклонниц таланта Чехова. Чему, кстати, потакала свекровь, ненавидевшая невестку.

И они расстались
 
"Развод Миши Чехова с женой произошел не так неожиданно, как может показаться на первый взгляд. Он очень любил Ольгу Константиновну, и она его. Вероятно, тут сыграла некрасивую роль Мишкина мать Наталья Александровна, эгоистичная, присосавшаяся со своей деспотичной любовью к сыну", - писал позднее близкий друг Михаила, Смышляев.

Михаил Чехов очень тяжело переживал расставание с Ольгой. "Помню как, уходя, уже одетая, она, видя, как тяжело я переживаю разлуку, приласкала меня и сказала: "Какой ты некрасивый. Ну, прощай. Скоро забудешь". И, поцеловав меня дружески, ушла". Слегка опомнившись от большой потери, Михаил с сарказмом сказал кому-то из друзей: "Ушла, а звонкую фамилию Чеховых оставила. Хотела разделить со мной мою славу!"

Ольга Константиновна ушла, забрав с собой дочь. Вскоре она вышла замуж за Фридриха Яроши, австо-венгерского офицера. По словам
Михаила Чехова, "это был авантюрист… изящный, красивый, обаятельный и талантливый. Он выдавал себя за писателя и часто увлекательно излагал нам темы своих будущих рассказов".

С
Михаилом Ольга сохранила добрые отношения. В июне 1928 года они виделись в Берлине: в Германию Михаил приезжал с женой. Ольга сняла бывшему мужу квартиру, познакомила с ведущим немецким режиссером Максом Рейнхардом, даже решила снять фильм как режиссер, где главная роль предназначалась Михаилу. Но тот "не прижился" и уехал сначала в Прибалтику, а затем в Париж.

Позже
Михаил эмигрировал в США и, обосновавшись в Голливуде, создал школу мастерства русского театрального искусства. Несмотря на новую семью, он всегда нежно любил свою дочь Ольгу (Аду), оставшуюся с матерью и завещал ей виллу недалеко от Сан-Франциско.

"Государственная актриса" Рейха

В январе 1921 года Ольге Чеховой удалось получить у наркома просвещения РСФСР
Луначарского разрешение на выезд из страны "для поправки здоровья и продолжения театрального образования". По имеющейся информации, перед отъездом она имела встречу с начальником Контрразведывательного отдела ГПУ А.Х. Артузовым, известным по операции "Трест".

В 1923 году у нее останавливалась Лариса
Рейснер, прибывшая в Берлин для освещения готовившейся пролетарской революции. Тогда же, по мнению некоторых исследователей, и началась связь Ольги Чеховой с советской разведкой. Ольга разводится с Фридрихом и, чтобы как-то свести концы с концами, начинает играть, для начала в маленьких театриках. Все-таки, несмотря на высокомерные отзывы ее русских друзей, талант у "прекрасной Ольги" был. Плюс "удивительная женская сила", подмеченная еще ее знаменитой тетей. За неполных восемь лет она сделала головокружительную карьеру.

Не имея никакой поддержки, не зная немецкого языка, красивая и умная женщина, Ольга Чехова, становится одной из звезд немецкого кинематографа, а затем, после прихода к власти нацистов, и "государственной актрисой" Третьего Рейха, входя в близкое окружение
Гитлера и Геббельса. "Те годы научили меня различать главное и второстепенное", - напишет она в своих мемуарах. Главным, конечно, был театр. В Германии Ольга Чехова дебютировала в фильме "Замок Фогелед" (1921 год). Премьера завершилась "успехом обаятельной иностранки".

Затем последовали съемки в "Хороводе смерти" и вновь был шумный успех у немецкой публики. Актрису приглашают к себе такие мастера, как Дуглас
Фербенкс, Гарольд Ллойд, Адольф Манжу. Знаменитый режиссер Альфред Хичкок предлагал ей главную роль в одном из своих фильмов – детективе "Мари". Среди самых известных фильмов с ее участием – "Маскарад", "Мир без маски", "Зачем вступать в брак", "Красивые орхидеи".

Сентиментальная немецкая публика признала и полюбила Ольгу
 
Зрители как можно чаще хотели видеть ее на экране, и продюсеры охотно использовали славу "новорожденной" звезды. В 1923 году она принимает немецкое гражданство. Предложения ролей сыпались со всех сторон. "Я работаю с энергией ста лошадей, - писала она в Москву Ольге Леонардовне, - ведь, кроме занятий с Мишей, никакой школы у меня нет". К тому времени молодая актриса снималась в 6-7 фильмах ежегодно, имя Ольги Чеховой стало известно буквально всем, а после выхода на экран "Мулен-Руж", она проснулась знаменитой.

В 1930 году у Ольги Чеховой появилась соперница, Марлен
Дитрих, впрочем, довольно быстро исчезнувшая в заокеанском Голливуде. Туда, кстати, была приглашена и Ольга, но, сообразив, что карьеру ей там не сделать, вернулась в Германию. С приходом к власти Гитлера этот поступок оценили.

"В январе 1933 года
Гитлер становится рейхсканцлером, а доктор Йозеф Геббельс – рейхсминистром народного просвещения и пропаганды. Изменившиеся нравы Третьего Рейха дают о себе знать необычным приглашением: в один прекрасный день мама (мать, сестра и племянница актрисы жили вместе с ней в Берлине – авт.) сообщает мне на студию по телефону, что меня ждут во второй половине дня на приеме у господина министра пропаганды. Будет фюрер, он же рейхсканцлер. Как только собираюсь покинуть студию, навстречу спешит надутый чиновник министерства пропаганды и везет меня непереодетой на Вильгельмштрассе.

Перед помещением, в котором сервирован чай, стоит
Гитлер в цивильном. Он тотчас же заговаривает о моем фильме "Пылающая граница", осыпает меня комплиментами. Мое первое впечатление о нем: робкий, неловкий, хотя держит себя с дамами с австрийской любезностью. Поразительно, почти непостижимо, его превращение из разглагольствующего зануды в фанатичного подстрекателя, когда он оказывается перед массами. Геббельс... внешне обойденный природой, с трудом передвигающийся человек, явно наслаждается министерским постом и возможностью собрать вокруг себя деятелей культуры". Так Ольга Константиновна описывает в книге "Мои часы идут иначе" (1973 год) первую встречу с вождями Третьего Рейха. После приема у Геббельса и комплиментов Гитлера популярность Ольги Чеховой выросла "почти до пугающих высот".

Из справки, подписанной в ноябре 1945 года начальником 4-го отдела Главного управления "
СМЕРШ" генерал-майором Утехиным:

"В 1922 (такая дата в документах – авт.) году Чехова Ольга с целью получения образования в области кинематографии выехала за границу и до последнего времени проживала в Германии – Берлин, Гросс-Глинике в собственном доме. Проживая за границей, получила известность как киноактриса и снималась в кинофильмах в Германии, Франции, Австрии, Чехословакии, на Балканах и в
Голливуде (США). Одновременно с этим со дня капитуляции Германии играла в частных театрах Берлина. В 1936 году получила звание "государственной актрисы Германии".

По агентурным материалам, а также по показаниям арестованного Управлением "
СМЕРШ" Группы советских оккупационных войск в Германии агента германской разведки Глазунова Б.Ф., знающего Чехову О.К. с детских лет и поддерживающего с ней знакомство до последнего времени, Чехова Ольга, известная актриса, неоднократно бывала на официальных приемах, устраиваемых главарями фашистской Германии, и была близка к Гитлеру, Геббельсу и другим крупным нацистам".

Ее, обворожительную женщину и популярную актрису, действительно регулярно приглашали на приемы руководители Третьего Рейха
 
Именно благодаря рекомендации Геббельса, Ольга Чехова в 1936 году удостоилась звания "государственной актрисы". Несколько позднее сам фюрер подарил ей свое фото с такой надписью: "Фрау Ольге Чеховой – откровенно восхищенный и удивленный". Может быть, поэтому "всех иностранцев, что приезжали в Берлин, вели ко мне в театр, как в зверинец", - иронизировала она в мемуарах.
 
Выйдя в 1936 году замуж за бельгийского миллионера Марселя Робинса, "человека порядочного, но очень изнеженного и избалованного", Ольга вновь разочаровалась. Она всю жизнь не любила безвольных людей. Супруги расстаются. Актриса возвращается в Берлин, где только за четыре года войны снимается в сорока фильмах. А всего за свою кинокарьеру Ольга Чехова снялась в 145 лентах.

В 1937 году, возвращаясь из Парижа после гастролей
МХАТ, О.Л. Книппер-Чехова заехала в Берлин, чтобы навестить племянницу. Уехала Ольга Леонардовна стремительно - на другое же утро после приема, устроенного в ее честь. В Москве, "при закрытых дверях", она с ужасом поведала близким, что в доме "авантюристки Ольги" ее представили вождям Рейха. Ей пожимал руку Герингу! Гитлер звонил, сожалел, что не сможет приехать.

Немцы боготворили свою "звезду". Для них Ольга Чехова была женщиной, "умевшей разбередить мужскую тоску", частью немецкой мечты. В годы войны солдаты и офицеры с нетерпением ждали каждый новый фильм с ее участием.

"Двойной агент" Гитлера и Сталина

"Нам крепко повезло, - говорил
Гитлер во время одной из застольных бесед, - что в Берлине в нашем распоряжении есть такие дамы, как актрисы Лил Даговер, Ольга Чехова и Тиана Лемниц". Ольга Чехова, продолжая работать "на благо великой Германии", категорически отказывалась от участия в военных репортажах с восточного фронта. Выступая по радио, никогда не пела патриотические песни, предпочитая лирические.

Остались фотографии, на которых Ольга Чехова запечатлена "под ручку" с руководителями Германии, - они появлялись во всех немецких газетах. Актриса чувствовала себя в Рейхстаге, как пишет Андрей
Судоплатов, "как на собственной вилле, могла позволить себе весьма независимые суждения". Лишь однажды "черная кошка недоверия и подозрительности" пробегает между Чеховой и ее высокими покровителями. Об этом она написала в воспоминаниях "Мои часы идут иначе".

Через месяц после начала войны у
Геббельса состоялся прием, на котором праздновалось предстоящее взятие Москвы. Неожиданно для всех рейхсминистр обратился к актрисе с вопросом.

- Не думаете ли вы, мадам, что эта война будет окончена еще до зимы, и Рождество мы отметим в Москве?
- Нет, - отвечаю я спокойно.

Геббельс холодно:

- А почему нет?
-
Наполеон убедился в том, каковы русские пространства.
- Между французами и нами огромная разница, - снисходительно улыбается
Геббельс. – Мы пришли в Россию как освободители. Клика большевиков будет свергнута новой революцией!

Пытаюсь успокоить нервы. Это удается плохо.

- Новая революция не состоится, герр министр, перед опасностью русские будут солидарны как никогда!
- Интересно, мадам, - холодно произнес
Геббельс и наклонился вперед, - значит, вы не доверяете немецкому военному могуществу?
- Я ничего не предсказываю, герр министр, - спокойно ответила актриса, - просто вы мне задали вопрос, будут ли наши солдаты к Рождеству в Москве, я сказала свое мнение. Оно может быть и верным, и ошибочным.

После этого диалога устанавливается продолжительное молчание.
Геббельс с подозрением вглядывается в бесстрастное лицо Чеховой. Впрочем, инцидент с рейхсминистром пропаганды не повлек за собой никаких негативных последствий.

Любимица фюрера

Поразительное сочетание: "звезда Третьего Рейха, любимица
фюрера и – агент советской разведки". Павел Судоплатов сообщает, что в 1940 году к старым источникам информации "добавились сотрудничавшие с нами на основе доверительных отношений и вербовочных обязательств знаменитая актриса Ольга Чехова и князь Януш Радзивилл…". А что было до 40-го года? Об этом мог бы рассказать Артузов, но он был расстрелян как "враг народа" в 1937 году. Связь с Ольгой Чеховой была потеряна и, видимо, только накануне войны ее удалось восстановить.

К августу 1942 года действовавшая в Германии "
Красная капелла" - мощная разведывательная сеть, включавшая агентов военной разведки и НКВД, была уничтожена немецкими спецслужбами. Несмотря на тяжелый провал, в Германии уцелел ряд важных источников информации и агентов влияния. "Не были скомпрометированы Ольга Чехова и польский князь Януш Радзивилл, - пишет в своих мемуарах Павел Судоплатов. – Однако отсутствовали надежные связники с ними".

Даже в своих воспоминаниях она оставалась актрисой, ничего не рассказав о своей работе на советскую разведку. Владимир
Книппер (двоюродный брат О.К.) в книге "Пора галлюцинаций", со слов самой Ольги Константиновны вспоминает такой эпизод. "Весной 1945 года, в самом конце войны, над Чеховой "повисла угроза ареста". Акцию осуществлял Гиммлер. Невероятно, как ей удалось отсрочить арест с вечера до утра следующего дня, но это факт. Когда наутро эсэсовцы во главе с Гиммлером вошли в дом Чеховой, они застали ее за утренним кофе в компании с Гитлером.

По рассказам Чеховой,
Гитлер "сообщал ей о своей благосклонности в таких выражениях: "Я беру, фрау Чехова, над вами шефство, а не то Гиммлер упрячет вас в свои подвалы. Представляю, какое у него досье на вас". Знал ли Гитлер о разведывательной деятельности Чеховой, а если знал, то почему не препятствовал? Или же был самоуверен и не допускал мысли, что его может обманывать эта беззащитная женщина?..

Поездка в Москву

В конце мая 1945 года Ольга Леонардовна
Книппер-Чехова получила из Берлина посылку на имя своей племянницы. В посылке были роскошные туалеты, перчатки, короче все необходимое для вечерних приемов. К посылке прилагалось письмо от дочери Ольги (Ады). Она беспокоилась, что мама, столь поспешно уехавшая на гастроли в Москву, не успела захватить с собой театральный реквизит, интересовалась, как идут гастроли мамы в Художественном театре, играет ли она в "Трех сестрах"?

Между тем, никаких гастролей в Москве у Ольги Чеховой не было. Потрясенная, Ольга Леонардовна бросилась к Василию Ивановичу
Качалову, тот был знаком с комендантом Берлина Н.Э. Берзариным.
Ответ генерала
Берзарина поверг всех в еще большее смятение. Когда Качалов позвонил генералу, тот, всегда любезный, ледяным тоном посоветовал артисту никогда и никому вопросов об Ольге Чеховой не задавать.

- Об Ольге Чеховой я ничего не знаю, и больше не звоните, забудьте об этом.

Завеса над тайной, которая не давала покоя родным Ольги Чеховой, все-таки приоткрылась. Да, в 1945 году Ольга Константиновна действительно посетила город своей юности. В Берлине еще шли бои. 29 апреля сотрудниками контрразведки
СМЕРШ 1-го Белорусского фронта в советской оккупационной зоне была задержана и отправлена на самолете в Москву "государственная актриса Германии" Ольга Чехова. Ведь буквально всем было известно о ее связях с гитлеровскими главарями.

Из справки, подписанной начальником 4-го отдела Главного управления
СМЕРШ генерал-майором Утехиным:

"После занятия Красной Армией Берлина Чехова О. К. была доставлена в Москву и помещена на конспиративной квартире Главного управления
СМЕРШ. Будучи в Москве, Чехова подробно опрашивалась о ее связях с фашистскими руководителями Германии. В своем объяснении Чехова подтвердила, что неоднократно бывала в качестве гостьи на приемах в министерстве пропаганды Германии и встречалась с Гитлером, Геббельсом, Герингом, Риббентропом и другими.

Однако, как указывала Чехова, приемы носили только официальный характер, на них бывали дипломаты, ученые, литераторы, актеры. Чехова объяснила, что в Германии многие из зависти к ней как знаменитости, или из желания скомпрометировать ее в глазах русских могут сделать заявление о наличии у нее близких отношений с
Гитлером или кем-либо другим из его окружения, однако таких связей у нее с этими лицами не было. Оперативному работнику СМЕРШа, проживавшему вместе с Чеховой в квартире под видом сотрудницы "Интуриста", Чехова также заявила, что в Германии ее будут стараться оклеветать".

Из дневника О. К. Чеховой:

"Сообщения, которые обо мне распространяются, достойны романа. Видимо, получены сведения, что я была близка с
Гитлером. Боже мой, я много над этим смеялась. Каким образом и почему ведутся эти интриги? Невероятная и подлая клевета! Когда совесть чиста, то ничего не трогает. А как прекрасно, что можешь говорить правду. Захотят ли мне верить, – покажет время". Допрашивал ее начальник контрразведки СМЕРШ Виктор Абакумов. При чтении архивных документов создается впечатление, что Ольгу Чехову привезли только для того, чтобы услышать рассказы о "светской жизни нацистских бонз". Вот характерная цитата из протокола допроса:

"Точно не помню, в котором это было году, когда приезжал из Югославии король с женой. Кажется, в 1938 году были большие чествования четыре дня подряд. Был дан прием в Шарлотебургском дворце. Это устраивал
Геринг. В прусском старинном дворце комнаты были освещены свечами в старых люстрах, все присутствовавшие были в костюмах времен Фридриха Великого. Геринг с женой встречал гостей. После ужина я сидела с королевской парой в саду, говорили о моих фильмах, о моих гастролях и о Московском художественном театре".

Лишь одна подробность в архивных документах привлекает внимание: Ольга Константиновна пишет о том, что якобы именно ей удалось убедить своих покровителей и поклонников не трогать чеховский дом-музей в
Ялте.

Из справки генерал-майора Утехина:

"Будучи в Москве, Чехова вела дневник на немецком языке, который тщательно прятала. Секретным изъятием и просмотром дневника было установлено, что в дневнике Чехова записывает свои впечатления от пребывания в Москве".

Из дневника О. К. Чеховой:

"С 1-го мая я нахожусь в запертой комнате. Для чего? Я кажусь игрушкой, которую нашли на дороге и подобрали, но никто не знает, что с ней теперь делать. Играть нет времени, но бросать не хочется. Неутешителен вид из окна на фабрику с разбитыми стеклами. За что я страдаю?"

Далее в дневнике появляется следующая запись:

"Сегодня ночью я должна, наконец, ехать в третий раз к генерал-полковнику "Х". У меня такое впечатление, что он не знает, что со мной делать. Меня доставили сюда по политическим "подозрениям". Я в этом уверена. Как это комично!"

Через пару дней Чехова пишет: "В два часа ночи была у генерал-полковника. В три часа ночи поехали по тихой Москве и направились за город… Сказочно красиво. Сообщили также, что мне неоднократно делали пластические операции, а я это скрываю. Зачем ведутся эти интриги?" Правда, при этом Ольга Константиновна отмечала, что все офицеры и обслуживающий персонал были "обходительны, вежливы и внимательны с ней".

"Меня здесь балуют и выполняют все мои желания. Прислали лучшего парикмахера, вино, продукты: икру, лимоны… Достаточно было одного моего намека, что Оля, оставшаяся в Берлине, может быть, нуждается в продуктах, как это уже урегулировали. У меня есть радиоприемник, цветы, духи, лучшие книги".

Все, что писала в своем дневнике Ольга Чехова, было явно рассчитано на ведомство
Абакумова. Неужели смершевцы действительно уверовали в наивность женщины, которая на конспиративной квартире пишет дневник и надеется, что это останется тайной? Вряд ли она была наивным человеком. Да и дневниковые описания, согласитесь, больше похожи на описание жизни отдыхающего в санатории, чем на "скудный быт арестанта". Идет первый послевоенный май, а тут икра, лимоны…

"На допросах, - пишет в своей книге Серго Гегечкори (сын
Берия), - она вела себя молодцом. Во всяком случае, даже Абакумов, начальник Главного управления контрразведки – заместитель наркома обороны, о том, что задержанная в зоне советских оккупационных войск гражданка Германии Ольга Чехова является советской разведчицей, так никогда и не узнал. Что уж говорить об остальных. Меня нисколько не удивляет, что органы государственной безопасности бывшего Союза, а ныне России, не смогли подтвердить причастность Ольги Чеховой к деятельности советской разведки. Наверняка таких документов нет. Объяснение простое: мой отец, ни тогда, в сорок пятом, ни позднее решил ее не раскрывать. Случай, должен сказать, довольно типичный. По картотекам органов государственной безопасности не проходили, – знаю это совершенно точно – сотни фамилий. Отец считал, что "настоящего нелегала через аппарат пускать нельзя".

Сегодня уже ни для кого не секрет, что советская разведка, возглавляемая Лаврентием
Берия, имела своих агентов в германском Генеральном штабе, в Абвере и "в святая святых, - гитлеровской рейхсканцелярии".

Из книги Серго Гегечкори:

"Когда отец узнал, что задержана немецкая актриса Ольга Чехова, поинтересовался, что
Абакумов собирается с нею делать и какие компрометирующие эту женщину материалы есть у военной контрразведки. СМЕРШ какими-либо данными для ареста Чеховой не располагал.

- В таком случае, - сказал отец, - ее следует отпустить, пусть уезжает в Германию…

И Чехова действительно уехала в Германию. Насколько знаю, и она сама, и ее дочь были неплохо обеспечены и в Союз не возвратились. Ольга Чехова была связана сотрудничеством с моим отцом много лет. Я знаю, кто ее вербовал, и на каких основаниях это делалось, но не считаю себя вправе говорить о таких деталях из биографии разведчицы. Могу сказать лишь, что в отношении Ольги Чеховой не было допущено никаких провокаций, и работала она на советскую стратегическую разведку отнюдь не из материальных соображений.

Ее вклад в успехи нашей разведки переоценить трудно. Ольга Константиновна была поистине бесценным источником информации, которым не зря так дорожил
Берия. Даже в своих мемуарах, изданных в ФРГ, она не словом не обмолвилась о своей другой (главной) жизни". А ведь еще осенью сорок пятого в западной печати ее называли "русской шпионкой, овладевшей Гитлером", "королевой нацистского Рейха", и даже писали, что в Москве ее принимал Сталин и наградил орденом Ленина. Это не совсем так. За работу в разведке Ольгу Чехову действительно отблагодарили, обеспечив ее материальное благополучие.

А подозрения, что она работала на Советский Союз, так и остались на Западе всего лишь подозрениями, не больше. Послевоенный Запад подозревал Ольгу Чехову не только в этом. Одно время бытовала версия, что "Чехова – двойной агент
Гитлера и Сталина".

Продержав Ольгу Чехову на московской конспиративной квартире два месяца, ее привозят обратно в Берлин
 
Увидеться с ближайшими родственниками ей так и не позволили. "Чехова Ольга Константиновна с семьей и принадлежащим ей имуществом переселена в восточную часть Берлина", - докладывает Абакумову начальник СМЕРШ в Германии генерал Вадис.

Интересно, что после допросов в Москве актриса Чехова и начальник контрразведки
СМЕРШ расстались дружески, и Ольга Константиновна пишет Абакумову "благодарственное письмо", в котором спрашивает "дорогого Виктора Сергеевича", когда они "вновь встретятся". По информации Павла Судоплатова, Ольга Чехова "была передана непосредственно на связь Абакумову, ставшим в 1946 году министром госбезопастности. С Абакумовым она поддерживала личную переписку, находясь в Германии, вплоть до его ареста в июле 1951 года".

Сохранился документ, на котором 22 ноября 1945 года
Берия напишет: "т. Абакумов, что предлагается делать в отношении Чеховой?" В ответ контрразведка берет на себя заботу о продовольственных товарах для семьи Чеховой, о бензине для ее автомобиля, о строительных материалах для ремонта нового дома, "об охране членов семьи и вооруженном сопровождении" в многочисленных поездках. Ольге разрешали ездить повсюду – в американскую зону, в Австрию, на гастроли, на съемки. Работала она по-прежнему много, достигнув своей "довоенной нормы" - семь фильмов в год.

Видимо, не случайно Лаврентий Павлович "подкармливал" столь ценный кадр
 
Берия, который вынашивал план объединения двух Германий, "предполагал использовать ее для переговоров с канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром". В связи с этим 26 июня 1953 года состоялась встреча Ольги Чеховой и начальника немецкого отдела внешней разведки Зои Рыбкиной-Воскресенской, будущей писательницы. По иронии судьбы в этот же день был арестован сам Берия, затеявший эту "операцию", а вслед за ним и начальник 4-го управления генерал-лейтенант Павел Судоплатов, "бок о бок" с которым Воскресенская проработала два десятка лет, в том числе и на нелегальном положении.

Зоя Ивановна заявила на парткоме, что с
Судоплатовым они дружили семьями. Ее быстро определили в Воркуту на заштатную должность старшего лейтенанта, а потом уволили. Так что, судя по всему, никакого "практического продолжения" встреча с Ольгой Чеховой не имела.

Сведения о том, что Чехова была разведчицей, кроме статьи В.Фришауэра в "Пипл", находятся и у других компетентных источников. В 1993 году старейший чекист Павел
Судоплатов называл Ольгу Чехову "одной из сверхсекретных агентов Берия и Сталина". То же говорил и Серго Гегечкори (Берия) в своей книге "Личные агенты отца", где он называет Чехову "опытнейшей советской разведчицей". По некоторым данным, именно Ольга Чехова сообщила нашему командованию время танкового удара немцев под Курском.

Интересно, что сама Чехова всегда категорически отрицала свою причастность к советской контрразведке: "Я не воспринимаю всерьез эти сомнительные сообщения, потому что за годы жизни в свете рампы научилась не обращать внимания на сплетни и пересуды", но "туманно намекала" на некую "шпионскую историю", что позволило английскому журналу "Пипл" утверждать: Чехова должна была обеспечить "агентам
НКВД доступ к Гитлеру с целью убийства, группа уже находилась в Германии, но Сталин отказался от этого проекта".

Несостоявшееся покушение

В книге "Спецоперации" Павел
Судоплатов пишет: "У нас существовал план убийства Гитлера, в соответствии с которым польский князь Януш Радзивилл и Ольга Чехова должны были при помощи своих друзей среди немецкой аристократии обеспечить нашим людям доступ к Гитлеру. Группа агентов, заброшенных в Германию и находившихся в Берлине в подполье, полностью подчинялась боевику Игорю Миклашевскому, прибывшему в Германию в начале 1942 года".

Дядя
Миклашевского бежал из советской России в первый год войны и стал одним из активных участников комитета за освобождение СССР. Он с радостью принял своего племянника и оказывал ему всяческую поддержку. В 1942 году Миклашевскому на одном из приемов удалось встретиться с Ольгой Чеховой. Он передал в Центр, что можно будет легко убрать Геринга, но Кремль не проявил к этому особого интереса.

По легенде, бывший чемпион по боксу
Миклашевский стал перебежчиком. В Берлине он приобрел немалую популярность после боя с Максом Шмелингом, "королем германского ринга".

"Не было, к примеру, ничего удивительного, в том, что я – рассказывал Игорь
Миклашевский, - с букетом цветов подходил к машине, на которой Ольга Чехова приезжала в театр. Моя мать была знакома с ней в Москве. Но поговорить о деле долго не удавалось". И тогда Игорь находит выход, – он просит "дядю Севу" взять его с собой на один из приемов, где будет блистать Ольга Чехова, чтобы высказать ей восхищение. Во время раута, под звуки музыки Миклашевский, подойдя к приме, произносит ничего не значащую фразу, которая является паролем.

"В 1943 году, - сообщает
Судоплатов, - Сталин отказался от своего первоначального плана покушения на Гитлера, потому что боялся: как только Гитлер будет устранен, нацистские круги и военные попытаются заключить сепаратный мирный договор с союзниками без участия Советского Союза".

Последние кадры

В 1954 году Ольга Чехова навсегда оставляет мир кино, а через восемь лет – расстается со сценой, сыграв последний раз в пьесе О.
Уайльда "Веер леди Уиндмиер". Через десять лет она засобиралась в Москву вместе с дочерью Адой и внучкой Верой (впоследствии – актрисой западногерманского театра и кино) и написала старым МХАТовским друзьям, что собирается приехать "совсем по-домашнему, со мной будут только секретарь, доктор и массажист. Хочу посетить могилы дяди Антона и тети Оли".

Подруга юности Алла Тарасова испугалась одного упоминания имени Чеховой, и в Берлин полетело письмо о том, что "еще не время приезжать". И Ольга Константиновна перестала писать в Москву, более того, когда по радио или телевидению шли сообщения из России, всегда тут же выключала их.

На склоне лет, завершив свою кино - и театральную карьеру, Чехова открывает в 1965 году фирму "Ольга Чехова-косметик". Дела "Чехова-косметик" сразу пошли более чем успешно. Клиентки свято верили в то, что эта семидесятилетняя женщина, сохранившая красоту, подскажет и им "секрет вечной молодости". Через год погибает в авиакатастрофе дочь Ада, и Ольга Константиновна посвящает себя внуку Мише, названного так в честь своего гениального деда. А потом, в 1970 году, начинает писать мемуары, полные неясностей, неточностей, недоговоренностей. Ольга Чехова опубликовала две книги воспоминаний и руководство по косметике и здоровому образу жизни.

Часы жизни Ольги Константиновны
Книппер-Чеховой, которые "всю жизнь шли иначе", остановились в 1980 году. В возрасте 83 лет актриса умерла от рака мозга. Уже после этого появилась ошеломляющая версия о том, что знаменитая Янтарная комната спрятана в бункере Гитлера в Тюрингии с кодовым названием "Ольга".

источник- http://www.pseudology.org/Abel/RussPrima.htm