Домой   Кино   Мода   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк  Голубой огонек

 

Страницы истории разведки

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

 

Translate a Web Page   Форум     Помощь сайту   Гостевая книга

 

Список статей

 


 

 

ГРУ. Тайны военной разведки - Альта
 
Информация о фильме:

«Альта» – немецкая журналистка Ильзе Штёбе, руководитель разведгруппы советской военной разведки в Берлине.

 

Название: ГРУ. Тайны военной разведки - Альта
Год выпуска: 2011
Жанр: документальный
Режиссер: Дмитрий Крылов, Роман Ярославцев

История мужественной, умной, талантливой и красивой женщины, считавшейся в свое время одним из самых ценных агентов ГРУ. В декабре 1940 года агент советской разведки Ариец сообщает своему руководителю Альте сведения невероятной важности: Гитлер только что подписал сверхсекретную директиву.
Речь идет о плане нападения Германии на СССР. Внезапность должна была стать главным козырем операции "Барбаросса", и, тем не менее, уже через несколько дней на стол Сталину попадает донесение Альты. Но почему на донесения Альты не обратили должного внимания? Может быть, сочли ее данные искусной дезинформацией? Вообще, кто такая Альта, чтобы центр имел основания ей верить? И как она стала работать на Москву? Как оборвалась жизнь агента предупредившей о начале войны?

Выпущено: Россия, НТВ
Продолжительность: 00:41:20
Перевод: не требуется


 

Твой софтовый форум   Твой софтовый форум   Твой софтовый форум

 

источник- http://softoroom.net/topic78305.html

 

 

 

 

 


 

 

Владимир Лота – ''Альта'' против ''Барбароссы''

 

Описание | Скачать книгу бесплатно | Читать книгу онлайн                          http://bookz.ru/authors/vladimir-lota/al_ta_691/1-al_ta_691.html (читать книгу)
 

 

 


 

Эйтингон Наум Исаакович

 

Наум Исаакович Эйтингон родился 6 декабря 1899 года в Шклове Могилевской губернии, недалеко от Гомеля. Наум Исаакович Эйтингон, прославленный советский разведчик.

Во внешней разведке — с 1920 года. С 1927 года — на нелегальной работе в Китае, Франции и Германии. С 1932 года — руководитель секции нелегальных операций ИНО ОГПУ.

В 1936-1939 годах — заместитель резидента, резидент НКВД в Испании. Непосредственный руководитель оперативного мероприятия по ликвидации Троцкого.

С июля 1941 года — заместитель начальника Особой группы НКВД СССР по организации разведывательно-диверсионной работы в тылу врага. Вошедшие в анналы разведки оперативные игры "Монастырь" и "Березино", позволившие на протяжении нескольких лет питать немцев дезинформацией, были разработаны и осуществлены под непосредственным руководством Эйтингона. Он был награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Суворова II степени и Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды.

В послевоенные годы возглавлял борьбу с националистическим подпольем в Литве и Западной Белоруссии.

В октябре 1951 года был арестован по так называемому "делу о сионистском заговоре в МГБ".

В марте 1953 года по ходатайству П.А.Судоплатова был освобожден из тюрьмы, восстановлен в органах госбезопасности и назначен заместителем начальника 9-го отдела МВД СССР.

21 июля 1953 года был вновь арестован, но уже по "делу Берии" и осужден к 12 годам лишения свободы. С 1957 года отбывал срок во Владимирской тюрьме.

Освобожден в марте 1964 года.

С 1965 года работал старшим редактором издательства "Международные отношения".

Скончался в 1981 году.

Реабилитирован посмертно в 1992 году.

 

 

 

 

 

 

 


 

"Я ПЕРВОЙ УЗНАВАЛА АМЕРИКАНСКИЕ ЯДЕРНЫЕ СЕКРЕТЫ!"


Я первой узнавала американские ядерные секреты! - призналась "Экспресс газете" советская разведчица, преподаватель Дипломатической академии МИД Российской Федерации Зоя Васильевна Зарубина

 

* Ее мать всю жизнь проработала в центральном аппарате НКВД.
* Ее отец завербовал гестаповца Вилли Лемана — одного из прототипов Штирлица.
* Ее отчим руководил убийством Льва Троцкого, а с 1950 года возглавил диверсионную работу МГБ СССР за границей.
* Ее мачеха стала единственной иностранкой, которая после принятия советского гражданства дослужилась до звания подполковника МГБ.

 — В 1925 году мы с родителями приехали в Харбин, — вспоминает Зоя Васильевна. - Они, кадровые чекисты, имели задание по линии разведки. Именно там было суждено завязаться этой необычной семейной истории… В советской колонии Харбина нашелся "доброжелатель", который сообщил моей матери, что отец ей изменяет! И тут она встречается с Леонидом Эйтингоном, который работал в Китае под дипломатической крышей — вице-консулом. Взаимное чувство вспыхнуло с первого взгляда. Мы с мамой переехали к Леониду в Пекин.

 

Наган под юбкой

 

 — Русских школ в Пекине не было. Меня отдали в американскую. Поэтому по-английски я научилась писать раньше, чем по-русски. Мама отвечала за питание высшего состава консульства. В ее подчинении был повар-китаец. Но мама не знала ни английского, ни китайского. Я помогала ей отдавать распоряжения. А однажды отчим взял меня в поездку по Китаю. Он занимался сбором разведданных, а я, с куклой в руках, служила ему прикрытием. После этого он стал меня называть "моя разведчица"…
6 апреля 1927 года китайские военные устроили провокацию. Захватили консульство и всех советских граждан согнали в здание столовой. Я же бегала свободно между жилыми зданиями и выполняла разные просьбы женщин. Вечером к ограде консульства подошел Леонид и тихо попросил меня принести из дома какой-то сверток. Я помчалась туда со всех ног и ахнула: кто-то перевернул все мои игрушки, которые мне накануне подарили на день рождения. Там прошел обыск. К счастью, сверток, который просил найти дядя Леонид (так я его называла), китайцы не нашли. Я спрятала его под юбку и страшно гордая стрелой помчалась к отчиму… Поздно вечером всех отпустили. Меня временно оставили в резиденции консула под охраной огромной собаки. Я сидела-сидела и страшно захотела писать. Но собака не пускала. И я написала в огромный фикус. Отчим приходит, а я плачу. Он спрашивает, в чем дело? Сквозь слезы я призналась ему. Леонид расхохотался. Мне казалось, что это — день и моей победы, и ужасного провала. Кстати, в том свертке отчим прятал пистолет…
Мама тогда была беременна. Из-за стресса случились преждевременные роды. Сестра Светлана родилась очень слабенькой, и ей взяли кормилицу-китаянку. Я стала переводчицей между ней и мамой.
 — А со своим родным отцом вы общались? Как дальше сложилась его жизнь?
 — Отец женился на своей подчиненной Лизе Розенцвейг. Наши семьи всю жизнь оставались в добрых отношениях. Однажды я спросила Леонида: "Можно я буду называть тебя папой?" А он ответил: "У тебя уже есть папа — Василий Зарубин. Он прекрасный, честнейший человек. Зови меня, как прежде, — дядя Леонид". Мой отец с женой Лизой вели нелегальную работу в Финляндии, Дании, Франции и Германии. В конце 30-х они создали в Германии обширную агентурную сеть. Им удалось завербовать даже высокопоставленного гестаповца Вилли Лемана (агент Брайтенбах). Даже провал "Красной капеллы" в 1942 году не затронул ценную агентуру, подготовленную Зарубиным. А чиновник германского МИДа (агент по кличке Винтерфельд) продолжал успешно действовать и после войны.
В ноябре 1941 года отец с Лизой перебрались в США. Собирали научно-техническую информацию об американской атомной бомбе ("Манхеттонский проект"). Наладили контакт с американским физиком Робертом Оппенгеймером, получили все данные и переправили их в Советский Союз.
 — Лиза ведь в свое время была гражданской женой Якова Блюмкина. Того самого эсера-террориста, который в июле 18-го убил немецкого посла Мирбаха и был ключевой фигурой в заговоре против Ленина. А потом по заданию ГПУ он отправился на Тибет искать таинственную Шамбалу…
 — К счастью, они быстро разошлись… Лиза долго не могла от этого отмыться. Она, кстати, стала единственной иностранкой, дослужившейся до звания подполковника НКВД. Лиза умерла в 1987 году, на 15 лет пережив моего отца…
 — Она была иностранкой?
 — Лиза родилась в Северной Буковине, входившей в состав Австро-Венгрии. Свободно владела пятью языками.
 — А вы-то как стали кадровой разведчицей? С подачи родителей?
 — В конце 30-х наша семья обосновалась в Москве. Отчим пропадал в загранкомандировках, мама работала в центральном аппарате НКВД. Я получила аттестат зрелости с отличием, стала мастером спорта по легкой атлетике. Отец спросил меня: "Кем хочешь быть?" — "Конечно, разведчицей!" — ответила я. — "Ты что, с ума сошла? У нас в семье достаточно разведчиков", — возразил. Он ведь прекрасно знал об обстановке в стране!
Я поступила в МИФЛИ. Решила стать историком или журналистом. Но смогла окончить только два курса. За три недели до начала войны у меня родилась дочь Татьяна. Муж, пограничник Василий Минаев, в то время служил на Западной границе. Ему дали отпуск… Это был его последний отпуск… Я очень хотела приносить пользу, но у меня на руках крохотная дочурка! Пошла работать медсестрой. А через год не удержалась — подала документы, чтобы отправили на фронт. Мне сказали: "Мы не можем нерационально использовать тебя". Так я попала в разведку.

 

Мудрый Рузвельт, лукавый Сталин

 

- Не расскажете о ваших первых серьезных заданиях?
 — На Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференциях я выполняла обязанности офицера связи. В 43-м году главам антигитлеровской коалиции предстояло договориться о высадке войск союзников в Европе. Место и время встречи Сталина, Черчилля и Рузвельта держалось в секрете, но гитлеровской разведке удалось узнать, что это Тегеран. Остро встал вопрос обеспечения безопасности. Советское и британские посольства располагались рядом, а американское стояло на отшибе. Сталин предложил Рузвельту разместиться в советском посольстве. Американский президент согласился. Мне было приказано встретить делегацию США. Их очень удивил мой английский: в то время у нас мало кто в совершенстве владел языками. Когда же я сказала, что изучала его в Китае, янки удивились еще больше.
 — И как вам Рузвельт?
 — Видный, интересный, уверенный в себе. Но в то же время — очень хитрый и хваткий политик. На конференции я исполняла роль связующего звена между нашей и американской службой безопасности. Мы почти ничего не знали из того, что происходит за круглым столом. Ведь никаких стенограмм не велось. Все устно. Кое-что, конечно, потом рассказывали переводчики. Но не наши. Павлов и Бережков молчали, у нас с этим было очень строго.
После завершения конференции меня на четыре месяца оставили в Тегеране — гидом для делегаций союзных войск. В то время там было очень много американских и британских военных, осуществлявших поставки оружия на ленд-лизу. Я им все показывала, рассказывала. Многие хотели посмотреть на это историческое место… Увы, когда в 1979 году к власти пришел Хомейни, в советском посольстве все, что было связано с конференцией, разгромили, разграбили и разломали до основания.
На Ялтинской конференции я вновь отвечала за связь между тремя делегациями.
Моего старого знакомого, президента Делано Рузвельта, в Ялту везли на автомобиле через весь Крым. Он впервые ехал по недавно еще оккупированной территории. Я заметила, что это произвело на него колоссальное впечатление! Многие на Западе потом утверждали, что в Ялте он был не в себе, поэтому, мол, Сталин обвел его вокруг пальца. Думаю, это не так. Да, в то время он уже тяжело болел. Но я помню его совершенно ясный взгляд.
В Ялте между Сталиным и Рузвельтом образовался некий альянс. Потому что Черчилля больше всего интересовало, как ему сохранить империю. Он очень боялся, что советские войска могут закончить войну без помощи союзников. А Рузвельт, который отнюдь не был добрым дядюшкой, понимал, что наступают новые времена.
 — Со Сталиным вы лично общались?
 — Нет. Но однажды я куда-то очень спешила, резко открыла дверь, и мы с ним буквально столкнулись лоб в лоб. У меня искры из глаз, а он улыбнулся лукаво в усы, погрозил мне трубкой и, чуть прихрамывая, дальше пошел…
Ну, а после Ялтинской конференции меня перевели в спецподразделение легендарного Павла Судоплатова, заместителем которого работал мой отчим Леонид Эйтингон.
У моего отчима потрясающая биография. До командировки в Китай Леонид успел побывать заместителем председателя ЧК Гомельской губернии. Занимался ликвидацией террористической организации Бориса Савинкова — агентурное дело "Крот".
В 1936 году началась гражданская война в Испании. Под именем генерала Леонида Котова он прибыл в Мадрид. Отвечал за подготовку испанских сил госбезопасности и разведки. После поражения республиканцев организовал эвакуацию советских специалистов.
Леонид лично руководил операцией "Утка" по устранению Троцкого. А во время войны разработал радиоигры против немецкой разведки, которые получили кодовые названия "Монастырь" и "Березина". Командование вермахта совершило ряд роковых ошибок отчасти из-за того, что целиком положилось на информацию Абвера, которую ему подсунул… мой отчим.
Когда в 1943 году было создано спецподразделение по атомному шпионажу, его возглавил Павел Судоплатов, а Эйтингон стал его первым замом. Причем переводить секретные документы, переправленные из Америки, поручили мне. Тогда я даже не догадывалась, что прямое отношение к получению советской разведкой атомных секретов США имели Василий и Лиза Зарубины!
В конце 40-х годов Эйтингон переправлял за рубеж Рудольфа Абеля. А с сентября 1950 года руководил диверсионной работой МГБ СССР за границей. Через год отчима арестовали по делу "О сионистском заговоре в МГБ". После смерти Сталина его сразу вернули на работу в органы. Но 21 июля 1953 года опять арестовали - по делу Берии. Свобода пришла к нему только в 64-м. Эйтингон умер в 1981 году, и только при Ельцине его посмертно реабилитировали.

 

Предательство Бакатина

 

 — На вас арест Эйтингона как-нибудь отразился?
 — Еще спрашиваете!.. После войны я работала на Потсдамской конференции. Помните, именно там президент США Трумэн сообщил Сталину об успешном испытании супероружия. Сталин никак не отреагировал. Черчилль и Трумэн решили, что он ничего не понял. Но мне-то уже тогда точно было известно: в СССР работа над созданием собственной бомбы шла полным ходом!..
После этого, оставаясь офицером МГБ, я окончила иняз. А в 1951 году я стала свидетельницей ареста отчима. После этого меня из органов "попросили". Я пошла преподавать, стала деканом факультета английского языка. Возглавила первую школу подготовки переводчиков для советского представительства в ООН. Была ведущим переводчиком на съездах КПСС и совещаниях с представителями зарубежных компартий. Когда супруга Никиты Сергеевича Нина Хрущева встречалась с иностранцами, я всегда выполняла обязанности ее переводчицы.
И, конечно, очень запомнилась трехлетняя работа по подготовке Хельсинкских соглашений. Гигантская работа! Очень сложная. Представьте, надо было согласовать позиции 35 стран. Как-то из-за маленькой Мальты наша работа затормозилась почти на месяц. Конечно, каждый участник имел в этих соглашениях свой интерес. Нас, в то время больше волновали политическая часть и параграф "о незыблемости границ". А западные страны — гуманитарная статья "О свободе перемещений, слова, вероисповеданий". Это был очень важный документ. Первое международное соглашение после мировой войны.
Годы спустя, я часто слышала вопрос: когда меня стали выпускать в служебные командировки, не хотела ли я остаться на Западе? Нет, никогда. Более того, я, наверное, всегда не попадала в струю. Когда считалось хорошим тоном ругать Америку, я говорила: там не все так плохо. А сегодня, когда стало принято восхищаться Штатами, я говорю: не спешите туда! Там вас никто не ждет. В США далеко не так хорошо, как вам кажется.
Когда в 72-м году ушел из жизни отец, генерал-майор Василий Зарубин, на панихиде ко мне подошел Андропов. Выразил соболезнования и добавил: "Вашего отца все очень уважали и любили. Здесь могло собраться все министерство. Но мы не можем себе этого позволить. Потому что на похоронах Абеля представители иностранных разведок стояли на улице и всех фотографировали".
 — Ну, а как у нас в стране с разведкой сейчас? Не загнулась, как остальные спецслужбы?
 — По понятным причинам, не могу рассказать всего, что знаю... Разведка в таком же сложном положении, как и вся страна. Колоссальные усилия к развалу разведки приложил предатель Бакатин. Евгений Максимович Примаков, человек, которого я очень уважаю, пытался ее спасти. Но один человек мало что может сделать. Для этого должна измениться обстановка в стране.
 — Ваши дети и внуки не захотели продолжить трудовую династию?
 — Думаете, в разведку прийти так просто? Захотел и стал разведчиком? Моя дочь Татьяна окончила Институт физкультуры. А внук Алеша — истфак МГПУ, потом стажировался в университете в США и там выбрал экономику. Так что сейчас он - простой бизнесмен. Успешный бизнесмен!
 

Елена ЛЕВИНА  Экспресс газета Online (www.eg.ru), Москва, 07.10.2004 http://svr.gov.ru/smi/2004/expgaz20041007.htm