Домой   Кино   Мода   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк  Голубой огонек

 

Страницы истории разведки

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

 

Translate a Web Page   Форум     Помощь сайту   Гостевая книга

 

Список статей

 


 

 

 

 

 

Проект «Кокон» или тайна операции «Ivy Bells»

 

субмарина "Халибат"Эта темная история не уступает по своей скандальности акции со шпионским полетом самолета-разведчика, пилотируемого печально известным Пауэрсом. Однако она не получила широкой огласки даже тогда, когда почти все в ней прояснилось и было названо своими именами. Началась «эпоха общечеловеческих ценностей», и хотя советские спецслужбы приготовили заявление для прессы, оно так и не стало достоянием декларируемой на каждом углу гласности. Из аппарата Горбачева поступило указание: «Сейчас не время говорить об этом». Но сегодня это время, похоже, пришло…
Начало описываемых событий относится к 70-ым годам прошлого века. Тогда уже был проведён подводный кабель, соединяющий Владивосток и Петропавловск-Камчатский, по которому шла шифрованная (и не только) переписка внутри Советского Союза. В какой-то момент он и был обнаружен Американскими атомными подводными лодками: они начали зависать над кабелем и перехватывать проходящую информацию. Затем эта информация передавалась в соответствующие структуры, где её с интересом анализировали. Дело в том, что именно на Камчатке проходили различные испытания ракет, и таким образом кроме шифрованных сообщений, передавались и срочные открытые сообщения («отклонение 3 метра», и т.п.).

Проблема заключалась в том, что у атомных подводных лодок всегда были другие цели, и зависать на одном месте по несколько дней — не самое эффективное их применение. Тогда Агентство Национальной Безопасности, вложив огромные деньги, разработали и реализовали по истине уникальный проект под названием «Кокон».

Был создан семитонный контейнер, содержащий приёмник сигнала, систему хранения и передачи сигнала «своей» подводной лодке. Излучение было направлено узким лучом вверх и детектируемо не выше нескольких метров над контейнером. Для того, чтобы обеспечить устройство энергией, в него был встроен атомный реактор. А контейнер поставили прямо на дно, на котором лежал кабель. Вся созданная система отлично работала: периодически одна из подлодок снимала сохранённый сигнал, а тем временем контейнер продолжал питаться собственной энергией и перехватывать сигнал.
Так продолжалось до 1980 года, пока ничего не подозревающая группа рыболовных судов не занялась промыслом прямо в районе Кокона. В результате, произошёл обрыв кабеля (я думаю, скорее всего это было разъединение одной из секций). Тут же в этот район направилось большое количество различных судов, подводных лодок, и прочих механических штуковин. Обнаружив место обрыва, во время ремонта кабеля, вдруг один из водолазов заметил странный здоровый предмет, который к тому же на ощупь был тёплый.

В августе 1981 года в системе штабов Камчатской операционной зоны произошло непредвиденное, но в целом-то заурядное событие: прекратилась кабельная связь на линии Петропавловск – Магадан – Центр. Специалисты пришли к выводу: поврежден кабель, а именно его подводная часть в заливе Шелихова (Охотское море. – Прим. авт.). Характер неисправности – нарушение изоляции и затекание. Наиболее вероятная причина – повредили рыбаки при постановке на якорь. Рыбаки – народ партизанский, на всякие там нарисованные на картах запретные зоны склонны смотреть через ноздрю.

Отряд вышел. В сложных штормовых условиях, укрываясь за мысами, моряки начали тяжелую неблагодарную работу.

Произошло, однако, неожиданное: на одном из участков кабеля обнаружилась непонятная штуковина наподобие кокона. Этот «кокон» охватывал кабель. Впоследствии штуковину назвали «черным ящиком».Тот самый «Кокон».

Этот неожиданный и неприятный факт на КП флотилии решили не обсуждать и болтовню на сей счет пресечь.

Доложили во Владивосток и Москву. В дело подключились «органы». Получили указание: участок кабеля вырезать, «черный ящик» не отсоединять и ни в коем случае не вскрывать – возможны взрывные самоликвидаторы. Иными словами – в штуковине не ковыряться. Находку доставить в базу…

Николай Черкашин, капитан первого ранга запаса, писатель-маринист, подводник

Никто представления не имел что это, никто и не подозревал о существовании этого Кокона. Это был настоящий фурор. Он дополнился тем, что кроме проектировщиков Кокона, гениальностью решили отличиться и сборщики — на одной из стенок гордо красовалась табличка «Made in U.S.A».
Стали думать что делать с этим подарком, к тому же ещё и тёплым. После рассуждений вида «взорвать/изучить в Москве», глава политбюро Андропов принял решение вскрыть и изучить его в Москве. Там и были выяснены цели устройства и метод работы. Американцы всё это время не подозревали о каком-либо обнаружении Кокона, до тех пор, пока атомную подлодку с запланированным рейсом сбора данных не встретили две советские подлодки.

Операция «Ivy Bells» (проект Кокон) начала осуществляться в конце 1970-х годов, а в 1981 году была провалена…»

В музее Агентства Национальной Безопасности стоит модель Кокона, где написано что это выдающееся достижение американских учёных, позволившее вскрыть ряд шифров Советского Союза. Советский Союз факта вскрытия шифров не признал.

 

Хронология событий

Ноябрь 1971 года – началась операция “Ivy Bells”.

 

Субмарина “Халибат” тайно проникла в советские территориальные воды и зависла над подводным кабелем, который соединял городок Палана на западном побережье Камчатки и полуостров Пьяшна на материке. Он проходил по дну горловины залива Шелихова в Охотском море.

По утверждению американцев этот канал связывал город Петропавловск-Камчатский, расположенный рядом с островом Карпинский ракетный полигон “Кура” и базу подводных лодок “Крашениково” с материком.

Четверо глубоководных водолазов установили специальное оборудование. Сеанс перехвата продлился несколько суток.

Затем АПЛ зашла на полигон и водолазы собрали фрагменты баллистической ракеты покоящиеся на морском дне. Цель мероприятия – “легендирование” основной миссии.

 

Сентябрь 1972 года – на подводном кабеле установлен “кокон”.

 

“Камбала” или “Кокон” – так называли аппарат для автоматического съема и записи информации передаваемой по подводному кабелю. Устройство было создано компаний “Белл” по заказу Отдела подводной разведки РУМО (Разведывательное управление министерства обороны США).

Первая модель длиной шесть метров, диаметром метр и весом шесть тонн позволяла непрерывно снимать информацию с двадцати каналов в течение месяца. Поэтому в октябре “кокон” “Халибат” забрала устройство и вернула его разработчикам.

 

Осень 1973 года – разработана новая модель “кокона”.

 

Основные отличие – акустоавтомат и программирование режима и времени записи. Это позволило увеличить время автономной работы “камбалы” до нескольких месяцев.

 

Весна 1978 года – принято решение об установке “кокона” на подводном кабеле в Баренцевом море.

 

Линия связи соединяла Северодвинск с Мурманском. Для участие в операции принято решение задействовать АПЛ “Парч”.

 

Сентябрь 1979 года – “кокон” установлен около кабеля связи в Баренцевом море.

Январь 1980 года – бывший сотрудник АНБ Р. Пелтон посетил советское посольство.

 

Он рассказал сотрудникам советской разведки о том, что американцы прослушивают линию связи где-то в районе острова Камчатка. Его тайно вывозят из посольства. Так началась карьера советского супершпиона.

1981 год – советское правительство приняло решение объявить об обнаружение “кокона”.

Для сохранения в тайне источника информации была проведена целая операция по дезинформации.Хотя аналитики ЦРУ засомневались в этой версии и предположили, что об операции сообщил кто-то из сотрудников АНБ, РУМО (разведывательное управление министерства обороны) или экипажа одной из подводных лодок.

По этой причине был отменен плановый поход субмарины к месту установки второго “кокона”. Прошло несколько месяцев, но СССР не пыталась демонтировать это устройство. Вероятнее всего о нем не подозревали, так как Р. Пелтон не имел доступа к записям с этого устройства.

 

Октябрь 1982 года – наконец модуль “кокона” в Баренцевом море сменен.

 

Его должны заменить еще год назад, но авария на “Парче” и повышенная активность советских судов около городка Паланга заставили отложить операцию.

 

Середина 1983 год – принято решение об использование в операции четвертой субмарины – “Ричард Рассел”.

Конец 1983 года – в музее КГБ появился необычный экспонат, который поднят со дна Баренцева моря.

 

Это третья модификация “кокона”. Его технические параметры: вес – 7 тонн, длинна – 5 метров, диаметр – 1200 мм, количество контролируемых кабельных каналов – до 60. Отечественные специалисты назвали его “камбалой”.

 

В ноябре 1985 года Пелтон был арестован.

 

На одном из судебных заседаний адвокат Пелтона упомянул об операции с кодовым названием «Айви Беллз». Судья немедленно прекратил допрос.
 

источник- http://notepod.info/2010/03/proekt-kokon-ili-tajna-operacii-ivy-bells/

http://en.wikipedia.org/wiki/Operation_Ivy_Bells
http://www.agentura.ru/culture007/history/submarines/
http://habrahabr.ru/blogs/popular_science/86242

 


 

«Кокон» в Охотском море

 

Секретную операцию ЦРУ провалил советский агент в АНБ

 

В начале 1970-х гг. Центральное разведывательное управление США приступило к реализации крупномасштабной программы по охвату территории СССР блокадным кольцом станций, предназначенных для перехвата радио- и телефонных переговоров.

Венцом своих разведывательных изысков ЦРУ считало сверхсекретный проект «Плющ» (Ivy Bells), предполагавший съем информации с советских подводных кабельных линий связи. Американцы исходили из того, что мы, уверовав в неуязвимость подводных кабелей, либо будем применять простейшие шифры, либо вести переговоры открытым текстом. Для перехвата переговоров использовались субмарины. Минусом являлось то, что подлодки ВМС США были вынуждены длительное время неподвижно стоять над кабелем. Это, конечно, грозило расшифровкой операции. Необходимо было заменить субмарину стационарными аппаратами, способными работать в автономном режиме и «сливать» накопленную информацию приходящей на «явку» подводной лодке.

В итоге такой аппарат по заданию ЦРУ был создан. Он получил название «Кокон» и, воплотив в себе последние достижения радиоэлектронных технологий, был способен «снимать» информацию с кабеля без вскрытия его внешних оболочек. «Кокон» представлял собой цилиндрический контейнер, в хвостовой части которого располагался ядерный источник питания, снабжавший электричеством бортовые радиоэлектронные системы.

Камчатка. Вид из космоса.

С конца 1970-х гг. ЦРУ проявляло повышенный интерес к сведениям о результатах запусков наших межконтинентальных баллистических ракет, которые поражали цели на камчатском полигоне. Поэтому «Кокон» сразу после создания оказался на стратегическом кабеле связи, проложенном по дну Охотского моря от Камчатки до Владивостока.

 

«ЗАХОДИТЕ К НАМ НА ОГОНЕК!»

 

В 1980-х гг. резидентура КГБ в Вашингтоне располагалась на верхнем этаже посольства СССР, в доме №1125 на 16-й улице, всего в трех кварталах от Белого дома. Четырехэтажный посольский особняк построила в начале века, хотя никогда там и не жила, г-жа Джордж М. Пульман, вдова магната, занимавшегося производством спальных вагонов для железных дорог. Последнее царское правительство приобрело здание у нее под посольство, а в 1933 г. оно перешло к советской дипломатической миссии.

Окна посольского особняка всегда были наглухо задраены: с крыш соседних домов американские контрразведчики бомбардировали особняк электромагнитными импульсами, чтобы прослушивать разговоры в помещениях и по стуку пишущих машинок считывать документы. Кроме того, внутри здания работали наши собственные электронные системы защиты. К примеру, кабинет резидента представлял собой бронированную комнату (на оперативном жаргоне «подлодку»), расположенную в обычной комнате, вокруг которой действовало электромагнитное поле.

На четвертом – секретном – этаже, в комнатушках-кельях трудились 40 офицеров резидентуры КГБ. Каждый отдел – политическая разведка, внешняя контрразведка, научно-техническая, а также оперативно-техническая разведка – решал свои конкретные задачи. На этаж вела одна единственная лестница, и ее защищала прочная стальная дверь, имевшая цифровой код. Внутрь запрещалось входить в пиджаке или пальто: эта мера безопасности была направлена против попыток вероятных «кротов» (внутренних шпионов) тайком пронести миниатюрную фотокамеру. Кабинеты были экранированы, чтобы исключить прослушку ведущихся внутри разговоров.

Всем советским служащим было известно, что сотрудники ФБР денно и нощно ведут видеонаблюдение за входом, а уж то, что посольские телефоны «находятся у штатников на прослушке», вообще было аксиомой. Дежурные дипломаты, чтобы охладить пыл шутников или провокаторов из числа звонивших в посольство, употребляли стандартную фразу: «Не лучше ли вам зайти к нам на огонек!»

14 января 1980 г. исключением не стало. В 12.32 вашингтонского времени в приемной посольства раздался звонок:

– Я… э-э… из… словом, из федерального правительства Соединенных Штатов, – по-русски произнес неизвестный.

– Не лучше ли вам, члену федерального правительства, зайти к нам на огонек? – поддержал, как ему казалось, шутку дежурный.

– О’кей, зайду завтра э-э… вечером, когда будет темно…

Подлодка ВМС США Parche – одна из участниц операции «Плющ».

Но в 9.00 следующего дня этот человек позвонил вновь и сказал, что прибудет через несколько минут. Сомнения в его психическом здоровье отпали, как только он, представившись сотрудником АНБ, потребовал встречи с офицером безопасности посольства.

Установить визитера американским контрразведчикам не удалось. Позже директор ФБР Уильям Г. Уэбстер скажет: «Мои ребята видели его со спины, когда он входил в здание, но как он вышел – осталось загадкой. Не исключаю, что его вывезли в багажнике посольского автомобиля».

Магнитофонная запись телефонных звонков и рапорты американских контрразведчиков оказались на архивных полках, и дело застопорилось. Неожиданное продолжение оно получит в августе 1985 г.

 

 

 

ОПЕРАЦИЯ ПРИКРЫТИЯ

 

В августе 1981 г. американские разведывательные спутники зафиксировали скопление советских кораблей вблизи Камчатского полуострова. Сначала в ЦРУ этому не придали значения, полагая, что речь идет о рыболовецких судах, ведущих промысел. Но когда американская подводная лодка через неделю прибыла в этот район, выяснилось, что «Кокон» исчез!

В середине 90-х гг. бывший командующий Тихоокеанским флотом Владимир Сидоров дал интервью, в котором, в частности, сказал: «Мне позвонили с Камчатки и сообщили, что из-за недисциплинированности рыбаков (район, где пролегает кабель, в навигационных картах обозначен как запретный для рыбной ловли) полуостров лишен связи с материком. Попросили прислать специалистов, чтобы найти обрыв и восстановить связь. Я дал указание перебросить в район предполагаемого обрыва кабельное судно «Тавда». Ночью оперативный дежурный штаба ДВО доложил мне, что во время поиска обрыва на кабеле был обнаружен и носовым краном «Тавды» поднят огромный контейнер неизвестного предназначения. Вес контейнера – 7 тонн, длина – 5 метров. Когда опускали контейнер на палубу, заметили, что его хвостовая часть почему-то нагревается.

Рональд У. Пелтон в момент ареста.

В Магаданскую гавань судно по погодным условиям зайти не могло, поэтому контейнер доставили на камчатский военный аэродром. Там его освидетельствовали эксперты из КГБ и специалисты флота. Все пришли к выводу, что он взрывоопасен. Кто-то предложил, от греха подальше, вывезти контейнер за пределы аэродрома и взорвать. Однако после дополнительных консультаций с Центром решили не взрывать его, а отправить самолетом в Москву…»

Исчезновение «Кокона» встревожило американские спецслужбы. Глава АНБ вице-адмирал Бобби Рэй Инмэн категорически исключил случайность как причину обнаружения «Кокона». Он считал, что русские точно знали, где нужно искать.

Гипотеза адмирала Инмэна найдет подтверждение и превратится в факт через пять лет, когда на Запад сбежит полковник внешней разведки КГБ СССР Юрченко.

 

ПРЕДАТЕЛЬ «СДАЕТ» ШПИОНА

 

1 августа 1985 г. в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли поступила телеграмма-молния из римской резидентуры. В то утро в американское посольство в Риме явился Виталий Сергеевич Юрченко и объявил о своем желании работать на США. До отъезда в Италию он занимал должность заместителя начальника 1-го (американского) отдела Первого главного управления КГБ (внешняя разведка). Ничего себе улов! Таких размеров золотая рыбка со времен Пеньковкого не попадала в сети ЦРУ. Должность, которую совсем недавно занимал беглец, предполагала его осведомленность не только о деталях секретных операций КГБ в США, но и, что важнее, об американцах, работающих в пользу СССР.

Действительно, первый вопрос, который был задан Юрченко, звучал так: «Располагаете ли вы какими-либо данными, свидетельствующими о том, что в американском разведсообществе действуют советские «кроты»?

Юрченко рассказал, что в январе 1980-го, заступив на дежурство в вашингтонской резидентуре, принял какого-то американца по его просьбе. Незнакомец вошел в посольство через парадное крыльцо. А чтобы сбить с толку сыщиков ФБР, перед выходом из здания сбрил рыжую бороду, переоделся и, смешавшись с группой советских служащих посольства, уехал на их автобусе.

«Рыжебородый» настаивал на том, что работает аналитиком в АНБ. В подтверждение своих слов сообщил, что является автором той самой «подслушивающей энциклопедии» Агентства, где собраны все те советские радиосигналы, которые американские станции перехвата принимали, анализировали и подвергали дешифровке в 1975-1979 гг.

После этого «рыжебородый» перешел к финансовой составляющей своего визита – попросил свести его с распорядителем кредитов резидентуры, то есть с ее руководителем.

В заключение Юрченко заверил сотрудников ФБР, что дальнейшая судьба «рыжебородого» ему неизвестна и он более никогда с ним не общался, так как передал его на связь резиденту Дмитрию Якушкину.

В этом здании в 1980 г. располагалось посольство СССР в США.

Завершив опрос Юрченко, эфбээровцы составили список подозреваемых. Он состоял из 580 фамилий. Методом постепенного отсева удалось выйти на «рыжебородого доброжелателя». Им оказался сотрудник аналитического департамента АНБ Рональд У. Пелтон. Из архива извлекли пленки с записями телефонных переговоров и идентифицировали его как лицо, звонившее в советское посольство 14 и 15 января 1980 г.

 

«РЫЖЕБОРОДЫЙ ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬ»

 

В октябре 1979 г. Пелтон не прошел плановую аттестацию, так как рутинный тест на полиграфе показал, что он соврал, отвечая на вопрос об употреблении наркотиков. Дело, возможно, и замяли бы, – как никак он проработал в Агентстве 14 лет, – если бы не его натянутые отношения с непосредственным начальством. Пелтона понизили в должности и лишили допуска к секретной информации. В результате его месячное жалование сократилось вдвое. К Рождеству у него скопилось столько долгов, что он вынужден был объявить себя банкротом. Спустя три недели Пелтон переступил порог советского посольства в Вашингтоне и выразил готовность поделиться известной ему совершенно секретной информацией. За оказание необычной услуги Рональд просил у резидента Якушкина каких-то $150000. Сделка состоялась.

«Доброжелатель» стал обладателем требуемой суммы, а КГБ СССР – информации особой важности.

Кроме прочих сведений, Рональд Пелтон представил данные и об операции «Плющ». Более того, он назвал координаты района подключения к кабелю связи, пролегающему в Охотском море между Камчаткой и Владивостоком.

Добавил, что к моменту его визита в посольство, «Плющ» перестал быть просто проектом, превратившись в полновесную секретную операцию, регулярно проводимую ЦРУ в тех советских территориальных водах, где пролегают секретные кабели.

Пелтон полагал, что сделка носит единовременный характер, но в КГБ считали по-другому. Хотя состоявшийся контакт и не был оформлен письменным договором о взаимных обязательствах, Комитет не собирался в дальнейшем отказываться от услуг добровольного рекрута, постоянно держа его в поле своего зрения.

Сотрудничество Пелтона с КГБ СССР было весьма плодотворным и взаимовыгодным: в 1980-1985 гг. он получил $600000 (с поправкой на сегодня это более $12 млн.!), предоставив в распоряжение Комитета ценнейшие разведывательные сведения, накопленные им за полтора десятка лет работы в Агентстве национальной безопасности.

18 июня 1986 г. значение переданной Рональдом У. Пелтоном информации сначала оценило жюри присяжных, признав его виновным в шпионаже в пользу СССР, а затем и судья Хью Синклер, приговоривший «рыжебородого доброжелателя» к трем пожизненным срокам.

 

источник- Игорь АТАМАНЕНКО  http://www.oborona.ru/includes/periodics/armament/2011/0809/17157224/detail.shtml