Домой   Фрагменты старой прессы  Открытки войны   Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Карикатура и плакат в Великой Отечественной войне     Ордена и медали России 

 

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

 

 Гостевая книга    Форум    Помощь сайту    Translate a Web Page

 

Список страниц

 


Москва прифронтовая

 

Как жила столица страны в первые месяцы войны

Накануне 65-летия Победы Главархивом Москвы была переиздана книга "Москва прифронтовая. 1941-1942". Архивисты воссоздали картину быта миллионного города, научившегося жить по законам военного времени. Как удалось распечатать закрытые архивы, знаем ли мы теперь всю правду о Москве первых месяцев войны? Об этом обозреватель "Известий" поговорила с первым заместителем начальника Главархива Москвы Михаилом Гориновым.

 

Ноябрь 1941 года. Москвичи строят баррикады на окраинах города

известия: Книги "Москва военная", изданная к 50-летию Победы, и "Москва прифронтовая. 1941-1942" для многих стали откровением. Материалы из каких архивов способствовали этому больше всего?

 

Михаил Горинов: Конечно, это архивы ФСБ. Темой военной Москвы мы начали заниматься в годы, непростые для силовых служб. У них не было возможности самим публиковать документы. Сейчас другое дело, они многое издают сами.

 

михаил горинов: А тогда они передавали их нам, тем более что мы поставили себе задачу реконструировать реальную повседневную жизнь, без крена в чернуху или избыточный оптимизм. Поэтому мы вместе с документами цитировали много дневников, воспоминаний. В чем особенность, допустим, сводок о настроениях москвичей и вообще документов спецслужб? Они же, как правило, фиксировали отклоняющееся поведение, специально сообщали о негативе. Если воссоздавать прошлое только по ним, картина жизни оказалась бы искаженной.

 

Михаил Горинов

известия: Главархив первым так глубоко копнул тему военной Москвы. Нашли людей, по долгу службы знавших больше других.

 

Горинов: Я на всю жизнь запомнил Сергея Михайловича Федосеева, возглавлявшего контрразведку в Москве. В 1941-м ему было 26 лет. Многие из таких людей не писали воспоминаний и опасались встречаться с прессой. А нам он многое рассказал. О том, как минировались мосты, предприятия и другие объекты, которые предполагалось уничтожить, если бы в город вошли немцы. О "кухне" московского подполья, которое, слава богу, тоже не пригодилось. Сегодня этого человека уже нет в живых. Но лично мне интересней всего было описать историю московского ополчения. Еще в декабре 1941-го было решено создать комиссию по истории Московской битвы, тогда же начали собирать воспоминания ее участников. Но потом стенограммы на долгие годы были засекречены. Как вспоминал один из ополченцев, народ-то был золотой, да вот только оружия у нас не было.

 

и: А если и было, то французские винтовки прошлого века.

 

горинов: В дивизии народного ополчения было подано столько заявлений, что под угрозой закрытия оказались предприятия. Решено было вместо 25 дивизий, по числу московских районов, создать только 12. В добровольцы записывались люди, не подлежащие призыву, в одну из дивизий умудрились записать даже одноногого. Руководители Московского военного округа вспоминали, что ополчение - около 120 тысяч человек - надо было вооружать, а склады были пусты, приходилось искать оружие чуть ли не по музеям

. Регулярные части, попавшие в окружение под Вязьмой, и московское ополчение, по сути, совершили подвиг. Почти безоружные, они не сдались, сковали силыпропуск наступавших немцев, позволив Ставке организовать оборону Москвы. Об этом всегда говорил Георгий Константинович Жуков.

 

и: 100 из 120 тысяч добровольцев погибли, защищая свой город.

 

горинов: Точного числа погибших не знает никто. Многие пропали без вести. Кто-то попал в плен. Мы знаем, что они не вернулись. Недавно к нам обратился москвич, который до сих пор разыскивает своего отца - музыканта из Госоркестра СССР. Оркестр весь ушел на фронт и сгинул, его отец пропал без вести в декабре 1941-го. Понятно, что это уже не в Вяземском котле, но где и как? Мы выяснили, что часть участников оркестра попала в плен. Сейчас немцы с нашими архивами ведут большую работу по советским военнопленным, будем искать по их базам данных.

 

и: Вы опубликовали, в частности, запись в дневнике врача "скорой" про девочку, которая вывихнула челюсть во сне, потому что ей приснился вкусный обед. Или письмо к председателю Госплана СССР Вознесенскому от жителей столицы с криком: население голодает! Почему Москва так голодала?

 

горинов: Откуда такие жесткие нормы, почему карточки пару месяцев почти не отоваривались? Оказывается, часть запасов при приближении фронта "эвакуировали" на баржах в глубокий тыл. Когда стало ясно, что Москву будут оборонять, столичные руководители убеждали верхушку в необходимости пропустить в столицу эшелоны с продовольствием. Но железные дороги перевозили боеприпасы, технику и продукты для армии. На полустанках стояли эшелоны с мясом и зерном. Но дорога-то одна. Выбор делали в пользу армии. Население это понимало. Или убьют всех, или придется пожертвовать многими. Каменный Лондон от бомбежек пострадал больше, чем деревянная Москва: москвичи тушили пожары под бомбами, а не после налета, как англичане.

 

и: Врач "скорой" описывает вызов на квартиру к балерине - она пьяна и абсолютно голая лежит на рояле. Другой вызов - восемь человек отравились денатуратом, трое сразу умерли. А вокруг война, воздушная тревога по четыре раза за ночь.

 

горинов: Стресс снимали. Нормальная житейская ситуация, не все же были героями.

 

и: А бывший посол в Берлине Деканозов и зампред Совнаркома Вышинский так спешат эвакуироваться, что бросают на вокзале чемоданы. Другие начальники в дни паники удирают на казенных грузовиках, спасая собственное имущество.

 

горинов: А народ переворачивает машины и не дает им убегать. Все это было. 

 

В кабинетах аппарата ЦК - полный хаос

Восстанавливая историю военной Москвы, исследователи Главархива города использовали официальные документы и свидетельства непосредственных участников событий.

 

Граждане, воздушная тревога!

 

"У входа на станцию метро "Динамо" после объявления воздушной тревоги собралось несколько сотен человек, и все беспорядочно бросались в метро, толкая и сбивая друг друга, никто не регулировал вход в метро, поэтому получилась давка, некоторые падали, и по ним пробегали другие, нанося ушибы, несколько человек (не менее 10), получив ушибы, не могли встать, их выносили на носилках... "На Щербаковской улице, в домах N 55а, 58 создалась паника. Население этих домов бежало в Измайловский парк, несмотря на убеждения милиции идти обратно в свои дома и спрятаться в бомбоубежищах, они все же продолжали бежать и разместились с детьми под деревьями и кустами в парке".

(Из сообщения в МГК ВКП(б) о первой воздушной тревоге в Москве 24 июня 1941 г. Тревога была тренировочная.)

"26.07. Сведения о повреждениях в Москве идут со всех сторон. Любопытно: прослеживается, например, почти прямая линия от школы на задах Музея Революции (Палашевский переулок) через школу на пригорке Палашевского переулка (где была церковь), далее через двор дома на земле того же музея, наконец, на "Известия" и площадь перед редакцией - всего около 12 бомб".

"03.08. Официальные итоги налетов на Москву за месяц: налетов было 24 (тревог больше). Жертвы: больница, две поликлиники, три детских сада, Театр Вахтангова, жилые здания... Убито 736, тяжело ранено 1444, легко ранено 2069 человек".

 

(Из дневника ученого секретаря Комиссии по изучению истории Москвы П.Н. Миллера.)

Мы должны были уговаривать людей выезжать

"Вывоз излишнего населения (я имею в виду детское население и женщин с детьми) начался с 3 июля 1941 г. Причем их вывозили в пределах примерно в радиусе 100-120 км от Москвы. Дети выезжали в галстучках, налегке. Первая бомбежка Москвы была 22 июля, после этого стали вывозить и взрослое население. Дело в том, что после этой бомбежки появилось много нервных людей в Москве".

"Из Москвы мы вывезли примерно 2,5 млн человек. Прибавим еще к этому большие перевозки по эвакуации ленинградского населения - 120 эшелонов... Это была очень сложная для нас задача, потому что людей приходилось кормить. Все это были изможденные люди, которые могли передвигаться только с посторонней помощью. Много снимали мертвых, процентов 10 от всего состава. Бывало, посадят их в Ленинграде, а в Вологде покормят, и вот тут-то много умирало".

 

(Из воспоминаний начальника службы движения Ленинской железной дороги В.П. Филимонова.)

"Из Москвы дети были отправлены водным транспортом, на баржах. Борта барж не были огорожены, в результате этого и безобразного надзора за детьми в пути следования между деревнями Софьино и Рыбаки Раменского района одна девочка 9 лет, ученица 2-го класса 529-й школы, упала за борт баржи в воду и утонула. Утопающей не могли даже оказать помощь. На барже не было не только спасательных кругов, но даже веревки. Труп девочки был извлечен из воды только через 1 час 20 минут... У секретаря парткома завода  "Красный богатырь" имеется 78 писем, привезенных от детей... Ребята просят родителей забрать их домой. Все эти письма задержаны и родителям не раздавались..."

 

(Из сообщения в МК ВКП(б).)

"Нам с мамой некуда было ехать и не с кем. Но мы и не стремились к этому... Когда потом я узнала, как мучились большинство уехавших, поняла, что мы были правы... Мы ходили по спискам, которые нам давали, и должны были уговаривать людей выезжать, уговаривая их, что их квартиры останутся якобы за ними. Случайно мы узнали, что эти обещания совершенно пустые слова, и с тех пор отказались от этой работы..."

 

(Из мемуаров С. Рудневой.)

"...2. Разрешить Моссовету издать спецпостановление о запрещении въезда в Москву лиц, эвакуировавшихся из Москвы, впредь до особого распоряжения Моссовета... 4. Обязать Моссовет не выдавать продовольственных карточек лицам, эвакуировавшимся из Москвы и самовольно вернувшимся в Москву".

 

(Из постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 20 сентября 1941 г.)

Октябрьская смута

"Ввиду неблагополучного положения в районе Можайской оборонительной линии ГКО постановил: 1. Поручить товарищу Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в город Куйбышев...2. Сегодня же эвакуировать Президиум ВС, а также правительство во главе с заместителем председателя СНК т. Молотовым (т. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке)... 4. В случае появления войск противника у ворот Москвы поручить НКВД - т. Берии и т. Щербакову произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также все электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию)".

 

(Из постановления Государственного Комитета Обороны от 15 октября 1941 г.)

"16 октября во дворе завода "Точизмеритель" им. Молотова в ожидании зарплаты находилось большое количество рабочих. Увидев груженные личными вещами работников Наркомата авиационной промышленности автомашины, толпа окружила их и стала растаскивать вещи. Разъяснения находившегося на заводе оперработника Молотовского райотдела НКВД Ныркова рабочих не удовлетворили. Ныркову и директору завода Гольдбергу рабочие угрожали расправой... Группа лиц из числа рабочих завода N 219 (Балашихинский район) 16 октября напала на проезжавшие по шоссе Энтузиастов автомашины с эвакуированными из г. Москвы и начала захватывать вещи эвакуированных. Группой было свалено в овраг 6 легковых машин. Помощник директора завода Рыгин, нагрузив автомашину большим количеством продуктов питания, пытался уехать с заводской территории. Однако по пути был задержан и избит рабочими завода..."

 

(Из спецсообщения начальника УНКВД Московской области М.И. Журавлева наркому внутренних дел СССР Л.П. Берии.)

"Г. вместо проявления заботы о погрузке имуществ завода занимался исключительно переброской своего личного имущества к эшелону транспортом завода, как-то: пианино, рояль, зеркала, комоды, буфеты, кровати, матрацы, козу, собак, велосипеды и лиц из его знакомых, не имеющих отношения к заводу."

 

(Из заявления сотрудников завода N 468 в МК ВКП(б) о недостойном поведении начальника филиала завода.)

"16 октября. "Известия" не вышли, говорят, эвакуировались. Метро закрыто, и слухи о нем зловещие: в толпе говорят, что метро взорвут или затопят. Настроение толпы угрюмое и молчаливое. Колоссальные хвосты, ибо под предлогом эвакуации многим выдают продукты намного вперед..."

 

(Из дневника ученого секретаря Комиссии по изучению истории Москвы П.Н. Миллера.)

"Москва на глазах безлюдела. На Октябрьской (тогда еще Калужской) площади я видела женщин, медленно гнавших небольшие стада коров. Брели одинокие измученные солдаты, кто с винтовкой, кто без. На шоссе Энтузиастов сплошной поток устремившихся из Москвы людей, молодых, старых, детей; среди него грузовики, нагруженные всякой поклажей, с сидящими на них молодцами в кожаных куртках и их дамочками. Толпа шарахалась, сзади напирали, люди падали. Закрытые ворота заводов охранялись группами рабочих, решивших не допускать взрывания их".

 

(Из мемуаров С. Рудневой.)

"В сырой, промозглый вечер 19 октября идем вместе с А.С. Щербаковым по темному и пустынному Кремлю. Нас пригласили на заседание Государственного Комитета Обороны. Слышу громкий, с акцентом голос Берии: "Оставлять надо Москву, иначе передушат нас здесь, как курят". Молотов молчит. Пришли на заседание. Сталин ходит хмурый, спрашивает: "Что будем делать с Москвой?" Все молчат. Тогда он говорит: "Я думаю, Москву сдавать нельзя". Первым подает голос Берия: "Конечно, товарищ Сталин, о чем разговор?" Остальные тоже соглашаются..."

 

(Из воспоминаний председателя исполкома Моссовета В.П. Пронина.)

"15 октября... Армянский переулок. Школа. Заношу в список фамилию первого добровольца. В графе гражданская специальность чередуются токарь, инженер-химик, бухгалтер, инженер-экономист, профессор истории, столяр, продавец, доцент и т.д. Люди ушли с работы, от семей, домашнего уюта, люди, имевшие несколько броней... Оружия мало, проще, оружия почти нет. Где-то на складе собирают пулеметы, дают старые, образца 1848 г., французские винтовки, и делим на бумаге по ротам еще неполученное оружие... 16 октября. Советское информбюро передает сообщение о прорыве фронта... Привезли оружие: пулеметы, винтовки, гранаты. Привезли патроны и ленты, но ленты были сырые, патроны в них не лезли... Пулеметы без щитков, французские винтовки незнакомы по конструкции, старые патроны к ним все позеленели - будет ли весь этот музей стрелять?"

 

(Из воспоминаний С.Н. Григорьева о создании в октябре 1941-го Коммунистических (рабочих) дивизий ополчения.)

"Тов. Деканозов и Вышинский уезжали с 15 на 16 октября, им подавался специальный поезд. Они страшно спешили все. После них остались непогруженными чемоданов 200, брошенных ими. Мы собрали всех в 1-м зале. Они брали по 40-50 носильщиков".

 

(Из воспоминаний начальника службы движения Ленинской железной дороги В.П. Филимонова.)

"После эвакуации аппарата ЦК охрана 1-го отдела НКВД 20 октября произвела осмотр всего здания ЦК. Обнаружено:

...5. В кабинетах аппарата ЦК царил полный хаос, многие замки столов, сами столы взломаны, разбросаны бланки и всевозможная переписка, в том числе и секретная.

6. Вынесенный совершенно секретный материал в котельную для сжигания оставлен кучами, не сожжен. 7. Оставлено больше сотни пишущих машинок разных систем, 128 пар валенок, тулупы, 22 мешка с обувью и носильными вещами, несколько тонн мяса, картофеля, несколько бочек сельдей, мяса и других продуктов. 8. В кабинете т. Жданова обнаружены пять совершенно секретных пакетов..."

 

(Из рапорта замначальника 1-го отдела НКВД СССР Д.Н. Шадрина замнаркома внутренних дел СССР В.Н. Меркулову.)

Ей приснился вкусный обед, и она вывихнула челюсть

"...Угодливые моссоветцы лучше готовы морить с голоду население Москвы, чем доложить положение дел тов. Сталину и просить его помощи. Миллионное население Москвы уже пятый месяц сильно страдает от голодовки, истощено и телом, и духом. Известно ли вам, как обстоит дело с выдачей по карточкам продуктов? За февраль по рабочим карточкам на 26 февраля фактически выдано мяса 200 г (норма 2200), сахара 200 г (норма 500), вместо круп (норма 2000) выдают серую муку кило за кило... картофель (норма 5 кг) не выдается совсем... Регулярно получается только 1,5 фунта хлеба в сутки (600 г). В каждой семье служащего и рабочего есть иждивенцы, подростки, престарелые члены семьи, наконец, в Москве в связи с военными событиями образовалось большое количество вообще безработных, иждивенцев государства... они, кроме хлеба, 100 г масла и 100 г сахара в месяц, вообще ничего не получают... Отсутствие картофеля, овощей и витаминов уже вызвало у многих ослабление десен и зубов, явление вроде цинготных... Просим вас, т. Вознесенский, доложить т. Сталину о голодающем населении Москвы... В Москве уже имеется большое число людей, опухших от голода.

 

(Из анонимного письма жителей Москвы председателю Госплана СССР Н.А. Вознесенскому. 25 февраля 1942 г.)

"9 февраля 42-го года. Врач Н. вызван к девушке 16 лет. Ей приснился вкусный обед, и во сне она вывихнула себе челюсть..."

 

(Из записок врача скорой помощи А.Г. Дрейцера.)

Из книги "Москва прифронтовая. 1941-1942". Издательство Главархива Москвы

 

 

Московская паника 16 октября 1941 года

 

 

 

Осень 1941-го. Москвички обучаются стрельбе из винтовок

 

Москвичи осматривают сбитый над городом немецкий самолет

 

 

источник- Наталья Давыдова  http://www.izvestia.ru/pobeda/article3141418/