Домой   Фрагменты старой прессы  Открытки войны   Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

Карикатура и плакат в Великой Отечественной войне     Ордена и медали России 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26

Гостевая книга    Форум    Помощь сайту

Список страниц


Спасти от Освенцима. Подвиг политрука Киселева....

Николай Яковлевич Киселёв

Николай Яковлевич Киселёв (около 1913, Башкирия — 1974, Москва) — советский политрук, затем командир партизанского отряда «Мститель» в Белоруссии, спасший жизнь 218 еврейским жителям деревни Долгиново, выведя их за линию фронта в августе—октябре 1942 года.

Николай Киселёв родился в 1913 году в деревне Богородское, возле Уфы (Башкирия) в крестьянской семье. В 1941 году окончил Институт внешней торговли в Ленинграде и ушел добровольцем на фронт. В том же году в должности политрука воевал в Белоруссии, попал в немецкий плен, бежал из плена, стал членом подполья в деревне Илье, а затем возглавил партизанский отряд «Мститель», который действовал в Вилейском районе Минской области. Летом 1942 года получил задание обеспечить переход через линию фронта менее 300 уцелевших из 5000 еврейских жителей деревни Долгиново. После более чем 1500-километрового похода вывел к своим 218 человек, большая часть из которых были старики, женщины и дети. Николай Киселев воевал до 1944 года, после войны в 1946 году женился на девушке-связной, которая вместе с ним сопровождала группу. После войны жил и работал в Москве, в Министерстве внешней торговли, имел дочь и сына. Умер в 1974 году.

 Подвиг Киселёва

В 1941 году село Долгиново в Белоруссии оказалось на территории, оккупированной немцами. В селе жило 5000 евреев. Массовое уничтожение евреев началось в 1942 году. К лету в живых осталось 278 человек, в основном старики, женщины и дети — те, кто успел уйти в лес или сумел отсидеться в погребе. Белорусские крестьяне не могли укрывать их под страхом смерти. У партизанского отряда «Мститель», к которому прибились уцелевшие евреи и где Киселёв был политруком, не было никакой возможности принять и содержать всех этих людей. Партизаны запросили командование в Москве и получили приказ вывести евреев через линию фронта. Выполнить поручение взялся Николай Киселёв. С ним пошло 270 человек, большая часть которых — старики, женщины и дети. Кроме Киселёва группу сопровождали еще 7 партизан. Переход длился больше месяца, дважды отряд натыкался на немецкую засаду, многие были ранены. После одного из столкновений недосчитались 50 человек, что с ними произошло — неизвестно. Двух раненых — пожилую женщину и мальчика — пришлось оставить в лесу, но они выжили. Самой маленькой в группе была девочка Берта, которая часто плакала. По мере приближения к линии фронта это становилось всё более опасным.

Во время одного из таких опасных моментов родители Берты в отчаянии решили утопить девочку, чтобы спасти всю группу. Тогда Николай Киселёв взял ребенка на руки, успокоил её и нёс до конца похода на руках. Берта выжила. После более чем 1500-километрового перехода по оккупированной территории, Киселёв вывел за линию фронта 218 человек, после чего был арестован военной контрразведкой как дезертир. Однако спасённые им люди в свою очередь заступились за него, и Киселёва освободили. О своем подвиге Киселёв практически никому не рассказывал. На документы о походе Киселёва наткнулась директор Музея истории и культуры евреев Белоруссии кандидат исторических наук Инна Герасимова. В архиве Компартии Белоруссии она обнаружила так называемый «список Киселёва» — его рапорт о выполненном поручении, в котором были перечислены имена и фамилии спасённых. Об этом же документе писал исследователь холокоста Аркадий Лейзеров. Главным документом, который позволил подтвердить сделанное Киселёвым стал найденный Инной Герасимовой в Национальном архиве Республики Беларусь приказ Белорусского штаба партизанского движения от 14 января 1943 года о награждении денежной премией 8 партизан под руководством Киселёва Н. Я. за «вывод из немецкого тыла 210 еврейских семей».

Награды

Еще во время войны Киселёв был представлен к званию Героя Советского Союза, но самолёт с документами был сбит, и Кисёлев не получил награды. В 2005 году Николаю Киселёву израильским институтом Яд ва-Шем было присвоено звание Праведник народов мира. Из 218 спасённых им людей к 2008 году в живых осталось всего 14 человек. Его память чтят более 2200 их потомков, которые ежегодно собираются в Тель-Авиве 5 июня в день последнего расстрела Долгиновского гетто. Киселёва они сравнивают с Моисеем, выведшим из рабства еврейский народ.

              

источники -  http://ru.wikipedia.org/wiki/   http://vision.rambler.ru/users/rutv.ru/1/1515/

 

 

Николай Киселев. Во время войны

Николай Киселев с женой Анной и дочерью Таней. 1947 год

Семья Киселевых. 1957 год

Спасенные Батья и Арье Лейб Хевлины (справа) в гостях у родственников в Израиле. Киббуц Дафна, конец 50-х годов

Письмо Захара Шульмана Николаю Киселеву

Письмо Якова Рубина Николаю Киселеву, 1-я страница

Письмо Якова Рубина Николаю Киселеву, 2-я страница

Второе письмо Якова Рубина Николаю Киселеву

 

Список Киселева. Спасенные из ада

 

Запоздалая благодарность политруку Киселеву

Об этом беспримерном марше я впервые узнал в 1998-м, когда мне, тогдашнему редактору газеты белорусских евреев «Авив», принес свой небольшой материал профессор-историк Аркадий Тевелевич Лейзеров. В Национальном архиве Белоруссии он обнаружил два документа. Первый – донесение политрука Н. Я. Киселева от 26 января 1943 г. начальнику Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко. Речь в нем шла о том, что в местечке Илие Плещенецкого района Вилейской области действовала подпольная организация, куда входили и евреи. После массовых расстрелов евреев те, кому удалось спастись, прятались в лесах. Голодные, раздетые, они оказались неподалеку от расположения партизанских отрядов «Мститель», «Борьба» и др. Партизаны собрали евреев. Набралось их около 270. Из тех, кто был способен сражаться, сформировали партизанский отряд. Оружие и продовольствие добывали, устраивая налеты на оккупантов и полицаев. Поначалу спасшиеся евреи находились при отрядах. Но партизанская жизнь, полная тревог и лишений, с частыми перемещениями была не для старых и малых. Партизанские командиры, посовещавшись, поручили политруку Киселеву переправить этих людей за линию фронта. Для сопровождения были выделены пять партизан. Несмотря на все трудности, задача была выполнена. Всем спасенным оказали необходимую помощь, а затем направили их на жительство в Башкирию. В донесении были опущены многие драматические подробности этой истории. О них – несколько ниже. Второй документ – благодарственное письмо спасенных на имя П. К. Пономаренко. Факт, можно сказать, уникальный, ибо других подобных маршей в истории Великой Отечественной не зафиксировано. И вряд ли к этому факту имел какое-то отношение товарищ Пономаренко. Зная о гитлеровской политике геноцида, направленной на «окончательное решение еврейского вопроса», ни он, ни руководство страны ничего не сделали для спасения обреченных на смерть евреев. Более того, из Штаба партизанского движения шли директивы, предписывавшие партизанским командирам бдительно относиться к евреям, приходящим в отряды. Дескать, среди них много немецких шпионов. Известно немало случаев, когда этих людей расстреливали как «подозрительных». Так что беспримерный марш на Большую землю под руководством политрука Киселева – инициатива снизу.
Материал о спасении 217 евреев, переправленных через линию фронта, конечно же, был опубликован в ближайшем номере «Авива». Естественно, мне хотелось узнать, что за личность этот политрук Киселев, решившийся на такое дело. Как удалось ему наперекор, казалось бы, явной безнадеге совершить то, что совершили и спасители, и спасенные поздней осенью 1942-го? Был ли оценен командованием подвиг партизан?
Архивные документы, обнаруженные ныне уже покойным профессором Лейзеровым, свет на это не проливали. Эти вопросы встали и перед директором Музея истории и культуры евреев Белоруссии Инной Павловной Герасимовой. Чтобы выяснить подробности, она решила продолжить поиск. Шел он трудно и поначалу успеха не сулил. В материалах партизанской бригады, командование которой поручило Н. Я. Киселеву провести евреев через линию фронта, об этом ни слова. Позднее И. П. Герасимова узнает: партизанские командиры не очень-то верили в успех этого марша. Скорее всего, хотели спровадить спасшихся от расправы евреев, ставших обузой, куда-нибудь подальше. «За линию фронта» – это так, для очистки совести. Разве мыслимо такое с более чем двумя сотнями изможденных старых и малых? Территория, по которой предстояло идти, была нашпигована полицаями, жандармерией, немецкими тыловыми частями. А сколько было антисемитствующих «доброхотов», готовых «стукнуть» в полицию о явно не местных подозрительных людях! Неудивительно, что охотников возглавить этот, можно сказать, безнадежный марш среди партизан долго не находилось. Почему вызвался именно Киселев? Когда откроются подробности той истории, станет ясно: это действительно был человек высокого нравственного долга.
Проявив недюжинное упорство, И. П. Герасимова нашла в архиве послевоенные письма Киселева руководителям партизанского движения, в которых он доказывал, что группу евреев вывели за линию фронта партизаны во главе с ним. Однако находятся самозванцы, приписывающие эту заслугу себе. И еще одна ценная находка: личный листок по учету партизанских кадров, заполненный Киселевым в 1945-м. Родился он в 1913 г. в деревне Бродское возле Уфы в крестьянской семье. В партизанском отряде стал политруком. Другие его биографические данные Герасимова собирала, что называется, по крупицам.
На одном из писем Киселева, обнаруженном в Национальном архиве Белоруссии, имелся обратный адрес: Академия внешней торговли. Оказалось, он учился там после войны. Новая ниточка в поиске вывела Герасимову на Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации. После многочисленных хождений и звонков – беседа с начальником Управления кадров министерства. Архив этого ведомства закрыт для посторонних. Но, когда начальник управления узнал, о чем идет речь, разрешил исследователю из Минска поработать в архиве. Вскоре Герасимовой принесли личное дело Киселева: различные документы, фотографии, адрес семьи. Затем были звонок дочери Николая Яковлевича и встреча с ней, открывшая новые подробности…
Николай Киселев окончил рабфак, затем в 1940-м в Ленинграде – Институт внешней торговли и начал работать в Москве по специальности. С первых дней войны вступил в ополчение. Осенью 1941-го под Москвой был контужен и попал в плен. Той же осенью с несколькими пленными бежал из поезда, направлявшегося в сторону Минска. В отчете в Штаб партизанского движения от 5 декабря 1942-го Киселев писал: «Глухими дорогами, лесными тропинками я добрался до м. Илия, где встретил евреев. Они завели меня в один дом и посоветовали остаться тут… Я перешел работать к кузнецу еврею Юзику Берну, который всё время вплоть до моего ухода в отряд оказывал мне помощь». В этом местечке Киселев создал подпольную организацию, а через год с группой подпольщиков ушел в партизаны и принял активное участие в создании партизанского отряда «Победа», основу которого составили евреи, бежавшие из различных гетто Западной Белоруссии.
Марш к линии фронта с группой евреев, который продолжался с 1 сентября по 25 декабря 1942 г., Киселев описал лаконично: «Движение мое по тылу было очень медленным, так как шли в основном старики. Детей родители несли в мешках и двигались только ночью…» В последующих своих отчетах, написанных в 1944–1946 гг., он уже более подробно сообщал, как проходил этот неимоверно тяжелый путь.
Говорят, удача сопутствует упорным. Именно так произошло в этом поиске. Однажды в музей к Герасимовой пришел незнакомый пожилой человек. По-русски говорил с акцентом. Познакомились. Оказалось – приезжий из США Шимон Хевлин. В начале войны жил в местечке Должаново.
– Вам, наверное, это название ни о чем не говорит…
Для Герасимовой это название прозвучало как пароль. Должаново… Она уже начала поиск выходцев оттуда, живущих теперь в Израиле. Надеясь узнать подробности того марша. Спросила, знакома ли Шимону фамилия Киселев. Собеседник изменился в лице:
– Да это же наш спаситель! Перед этим человеком мы, евреи, в вечном долгу.
Вот тогда и открылись подробности, о которых умалчивали архивные документы. В партизанских отрядах антисемитизм был не таким уж редким явлением. Большого сочувствия евреи, чудом избежавшие смерти, не встретили. Однако спасибо и на том, что их не прогнали на неминуемую погибель, как это не раз бывало в других отрядах, а дали в провожатые нескольких партизан. И уж счастливой находкой для бывших узников гетто стал назначенный старшим этот удивительный человек – Николай Яковлевич Киселев. Каким же благородным сердцем надо обладать, чтобы взвалить на себя такой груз забот: где и как укрыть ночью такое количество людей, чем накормить их, как провести мимо немецких и полицейских гарнизонов? Всякое было на этом изнурительном пути. Было добросердечие белорусских крестьян, делившихся последним с голодными, измученными путниками. Пока основная их масса пряталась в лесу, детей, а также наиболее ослабевших брали в избы, отогревали, лечили народными средствами. Но были среди местных и равнодушные, не желавшие помочь. Киселев ходил по избам. Сначала просил, убеждал. Но когда видел, что хозяин или хозяйка не хотят оторвать от себя даже самую малость, вытаскивал из кобуры пистолет: «Ну, долго я буду уговаривать?» Да, и таким способом добывалось продовольствие. А что было делать?
Проявил себя Киселев и умным тактиком. Подойдя к линии фронта, укрыл своих подопечных в лесу, выделил охрану, а сам тщательно высматривал, прикидывал, где и когда рвануть через линию фронта. И случай представился: в расположении немецких войск образовалась брешь (потом ее назовут Суражскими воротами). Брешь весьма кратковременная, но через нее успели проскочить. Везение? Да, конечно. Но нельзя сбрасывать со счетов и правильную оценку Киселевым ситуации, его решительные действия.
Шимон Хевлин сообщил Герасимовой адреса и номера телефонов многих других участников тех событий, живущих ныне в Израиле и США. Это значительно обогатило сведениями об этом замечательном человеке. Он умер в 1973-м. О его подвиге не писали советские газеты. Полагаю, и до профессора Лейзерова кто-то из историков читал документы о том, что совершили шестеро партизан во главе с политруком Киселевым. Но во времена «борьбы с мировым сионизмом – ударным отрядом империализма» тема спасения евреев была под запретом. Истинного героя Великой Отечественной войны Золотой звезды не удостоили. Его и подчиненных ему партизан наградили… денежной премией, словно речь шла о заурядном эпизоде, а не о выдающемся подвиге. Но именно этот приказ Штаба партизанского движения от 14 января 1943 г. стал официальным подтверждением события, не имеющего аналогов в истории Великой Отечественной. На основе собранных Герасимовой документов Николаю Яковлевичу Киселеву посмертно присвоено звание Праведника народов мира, о нем снят документальный фильм. Многим и сейчас эта история кажется невероятной. Но когда благородство и отвага – руководство к действию, невероятное становится реальным.

источник - http://www.evreyskaya.de/archive/artikel_1007.html