Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Семья Романовых

 

Семья Романовых    Тобольск  Дом Ипатьева   Последние дни   Расследование   Цареубийцы   Секреты истории

 

   Гостевая книга    Форум

 


 

Организаторы акции

 

 

  

 

Члены Уральского Облсовета

...9 февраля 1938 года, А.Г.Белобородов  бывший председатель Уралсовета был расстрелян за контрреволюционную троцкистскую террористическую деятельность. Не только убийство царской семьи было в его послужном списке. В частности: “В апреле

 1919 года по решению ЦК РКП(б) Александра Георгиевича с самыми широкими полномочиями направили на Дон, в район Вешенского восстания казаков... В. И. Ленин высоко ценил организаторские способности  А. Г. Белобородова и давал ему... многие другие поручения...” Шесть лет Белобородов работает в НКВД, с августа 1923 года утвержден наркомом внутренних дел.

         Очередь “Героя Октября”
Голощекина подошла несколько позже. Его послужной список пообширней. Кроме уральских дел (убийства царской семьи, членов дома Романовых, духовенства), он оставил о себе тяжелую память в Туркестане, Башкирии, Костроме, Самаре... Семь лет властвовал Голощекин в Казахстане
. Организовывал классовую борьбу с баями и кулаками, изводил национальную интеллигенцию, проводил коллективизацию... До голодного безумия довел он некогда богатый скотом край. Полностью оправдалась характеристика, данная Голощекину журналистом и историком В. Л. Бурцевым, собиравшим сведения о деятелях революции. Его показание приведено в книге Соколова: “Я знаю Голощекина и узнаю его на предъявленной мне Вами карточке. Это типичный ленинец.    В прошлом он организатор многих большевистских кружков и участник всевозможных экспроприации. Это человек, которого кровь не остановит. Эта черта особенно заметна в его натуре: палач, жестокий, с некоторыми чертами дегенерации”.
Перед войной Голощекин был арестован. Следствие по его делу так и осталось незаконченным. Его расстреляли по указанию Берия 28 октября 1941 года у поселка Барбыш в Куйбышевской области.

           “Незаконно репрессирован в период культа личности Сталина. Реабилитирован посмертно”. Палач и жертва совмещены в одном человеке. Как быть с “Мемориалом” сталинским жертвам в таком случае? Или классифицировать: палач в ленинское время, а жертва в сталинское? Тоже не получается. Уничтожал Голощекин людей и при Сталине по согласию Сталина. Как же быть?..

    Скорее всего свершился “божий суд” над Степаном Вагановым. “Краса и гордость революции, – пишет Соколов, – не успел бежать из Екатеринбурга и спрятался у себя в погребе. Его нашли здесь верх - исетские рабочие и тут же на месте убили”.

     Ненадолго пережил Ваганова начальник охраны Ипатьевского дома Павел Медведев. Правда, следствие так окончательно и не установило: стрелял ли лично Медведев. Кстати, он помог сместить прежнего коменданта Ипатьевского дома -Авдеева. Павел Спиридонович донес в ЧК Юровскому о послаблениях в режиме, которые Авдеев стал делать для царской семьи.
Юровский оценил революционную бдительность Медведева и проникся к нему “безграничным доверием”. Благодаря своему фискальству начальник охраны занял особое, привилегированное, положение в Ипатьевском доме.

        Медведев ушел вместе с красными из Екатеринбурга. Он был в Перми, когда город занимали колчаковцы. Голощекин поручил Петру Спиридоновичу взорвать мост через Каму после оставления города красными. Взрыв по техническим причинам не удался. Он попал в плен, затем оказался в госпитале, допустил там оплошность – проговорился медсестре. Его отыскал и допросил следователь Алексеев. 25 марта 1919 года Медведев умер от сыпного тифа и 27-го погребен. О чем есть запись в метрических книгах Градо Екатерининской Михайло-Архангельской церкви. А девятью днями раньше умер главный организатор убийства – Яков Михайлович
Свердлов. 

Судьбы участников расстрела

 

Судьбы участников расстрела

 

 

ЛУКОЯНОВ (Лукоянов Федор Николаевич )

 

 

Он отсутствовал во время расстрела, не было его и когда хоронили царские трупы. Буквально накануне "ликвидации Романовых" председатель Уральской ЧК Ф.Н.Лукоянов вдруг отбыл в Пермь - перевозить архив ЧК. Да, глава всей УралЧК, руководитель "особого задания" не присутствовал при исполнении этого задания! Не смог перебороть себя, не смог присутствовать?
Во всяком случае, он так и оставался в Перми во время страшной казни.
Вскоре, в 1919 году, Ф.Н.Лукоянов заболел тяжелым нервным расстройством. И мучился им всю жизнь.
Бывший председатель Уральской ЧК умер в 1947 году - накануне тридцатилетия Ипатьевской ночи. Юбилея он не пережил. Похоронен на родине в Перми.

 

 

 

 

 

 

ЮРОВСКИЙ

 

Римма Юровская

В тридцатых годах в лагеря и на смерть отправлялись один за другим виднейшие партийцы. В 1935 году пришла очередь и его семьи. Красавица Римма, любимица комсомола, была арестована и отправлена в лагерь. Он было бросился за помощью к Голощекину, но и тот ему помочь не смог.
Теперь он должен был доказать: партия - его семья.
И если партии нужна его дочь...
По-прежнему они встречались на квартире Медведева и вспоминали. Все о том же, о расстреле. Больше в их жизни уже ничего не было. Прозаично вспоминали об Апокалипсисе за чашкой чая. И обсуждали, кто все-таки выстрелил первым.
Сын чекиста Медведева: "Однажды Юровский пришел торжествующий - ему привезли вышедшую на Западе книгу, где было черным по белому написано, что это он - Юровский - убил Николая. Он был счастлив..."

 

 

 

 

БЕЛОБОРОДОВ

 

Но никогда на эти посиделки не приходил их прежний друг Саша Белобородов, тогдашний нарком внутренних дел РСФСР. Как и дочь Юровского Римма, Белобородов поддерживал Троцкого. Накануне ссылки Троцкий жил в его квартире. Белобородов был исключен из партии, но покаялся, перестроился и был восстановлен. И занимал большие должности.
Из письма Н.Бялер:
"В 30-е годы наша семья жила в Париже в посольстве. Мой отец, Бялер Аким Яковлевич, был секретарем военного атташе.
В 1935 году отец привел домой человека, которого представил как Соколова Николая Алексеевича. Была ли это фамилия настоящая? Не знаю. Приезжали из СССР не всегда под своей фамилией. Почему я его запомнила? Ведь я видела в посольстве и в нашем доме очень много знаменитых в то время людей. Приезжали со своими экипажами Чкалов и Громов, были Тухачевский, Уборевич и Якир... Этого направил в Париж лично Ворошилов. На консультацию к онкологу, которого звали, кажется, профессор Рокар. Мой отец был с ним знаком. Рокар поставил диагноз: рак горла, лечить отказался. Когда об этом доложили Ворошилову, тот приказал: пусть все-таки проведут курс лечения. К Рокару ездил сам посол Потемкин, после чего был назначен курс лечения, в том числе протертая, полужидкая пища 5 раз в день, вот эту пищу готовила Соколову моя мать. Мы с матерью водили Соколова на лечение, гуляли с ним по Парижу, в общем, проводили с ним весь день...
Пишу об этом подробно, чтобы было понятно, почему Соколов был откровенен с моей матерью. О своем близком конце он хорошо знал. Так вот, он рассказал матери, что командовал взводом, который расстрелял царскую семью. Считал, что это грех на его совести... Когда мы вернулись в Москву, отец нам сказал, что Соколов умер в Кремлевской больнице в 1938 году... Мне мать передала этот рассказ в конце 60-х годов, после смерти отца, так как дала ему слово, что это навсегда останется между ними..."
Почему же атташе Бялер берет у жены слово не рассказывать никогда о знакомстве с таинственным Соколовым? А потому, что неправду сказал он жене о конце "Соколова", ибо решил не пугать жену. Нет, совсем не в больнице, но действительно в 1938 году окончил жизнь этот "командир взвода, расстрелявшего царскую семью".
Впрочем, "командир взвода" - это такой же псевдоним, как Соколов Николай Алексеевич. Хотя последний - псевдоним насмешливый. Ибо мы помним - так звали знаменитого следователя, занимавшегося расследованием убийства Царской Семьи...
Но кто же он?
Выяснить несложно. Этот человек должен был занимать такую должность, чтобы "сам товарищ Ворошилов" - "Первый маршал" заставлял советского посла в Париже хлопотать об этом странном пациенте. Из всех участников расстрела таким мог быть только один - Александр Белобородов. Жестокий Белобородов. Веселый, беспощадный молодой Белобородов, который оставил навсегда лежать в уральских горах пятнадцать Романовых. Теперь - нарком внутренних дел РСФСР и смертельно больной, несчастный человек, с трудом глотавший жидкую пищу, которую подносила ему на ложечке сердобольная женщина... Но это еще не был его конец. Конец его ждал в Москве.
В 1938 году заберут "кремлевского боярина". И в лубянском доме жалкий, бессильный, придерживая спадающие брюки, познает он многое в этот миг... И уже потом, пройдя сквозь все муки ада, отправится уральский Наполеон к той последней стенке... К "пинку под зад".
Так с пулей в сердце встретил двадцатилетний юбилей казни Семьи Александр Белобородов.

 

ГОЛОЩЕКИН И КО

 

Голощёкин, Филипп Исаевич

А потом пришла и его очередь.
Длинная вереница титулов товарища Филиппа:
С XII по XV съезд - кандидат в члены ЦК партии, с XV съезда - уже член ЦК. Главный государственный Арбитр при Совнаркоме. И с каждой ступенькой наверх - на ступеньку ближе к смерти.
В 40-х годах и он выполнил всю неминуемую программу "кремлевских бояр": ГУЛАГ - расстрел и безымянная братская могила - яма, засыпанная землей.

В яме, предназначенной для них Отцом и Учителем, окончили свои дни расстрелянные Дидковский и Сафаров и командарм Берзин. Лишь Толмачев, единственный из руководителей Уралсовета, - успел погибнуть на гражданской войне.
Но так или иначе все подписавшие приговор о расстреле погибли от пули.

"Но Давид сказал Авессе: не убивай его; ибо кто, подняв руку на помазанника Господня, останется ненаказанным?" (1 Цар. 26:9)

А непосредственные палачи?
Все, чьи имена нам достоверно известны, скончались в своей постели.
Ну что ж: "Прости им - не ведают, что творят", - молил в свой последний миг последний царь.

 

КОМАНДА УХОДИТ

 

В 1938-м, в том же году двадцатилетнего юбилея убийства Царской Семьи и в том же самом июле умирал от мучительной язвы другой главный участник - Яков Юровский.
Сын чекиста Медведева: "Отец говорил, что в последнее время у Юровского было плохо с сердцем, сильно переживал за дочь. И не мог ничего сделать. Никак помочь ей не мог".
Да, теория оказалась куда легче практики. А на практике отдать дочь... вот и платил железный комендант и сердцем и язвой. Смертельная язва пожирала его внутренности. И уже зная, что умрет, в тот душный июльский день написал он письмо своим детям.
Окруженный бесконечными мертвецами, с отправленной на муки любимой дочерью, в ожидании гибели ближайших друзей - в страшном 1938 году он пишет своим детям... о прекрасном прошлом, настоящем и будущем.
"Дорогие Женя и Шура! 3 июля по новому стилю мне минет шестьдесят лет. Так сложилось, что я вам почти ничего не рассказывал о себе, особенно о моем детстве и молодости... Сожалею об этом. Римма может вспомнить отдельные эпизоды революции 1905 года: арест, тюрьму, работу в Екатеринбурге. (Жутковатая фраза! Где тогда могла несчастная Римма вспоминать о годах отца в царской тюрьме? В тюрьме советской, перед которой царская тюрьма ее отца была идиллией, санаторием. - Авт.)
В грозе Октября судьба повернулась ко мне самой светлой стороной... много раз видел я и слышал Ленина, он принял меня, беседовал со мной и как никто другой поддерживал меня в годы моей работы в Гохране. Мне посчастливилось близко знать вернейших учеников и соратников Ильича - Свердлова, Дзержинского, Орджоникидзе. Работать под их руководством, соприкасаться с ними по-семейному...
Судьба меня не обидела: если человек прошел три бури с Лениным и ленинцами, он может считать себя счастливейшим из смертных...
Хотя я смертельно устал от моих болезней, мне все еще кажется, что вместе с вами буду участвовать в будущих грядущих событиях, обнимаю вас, целую Римму, жен ваших и внуков моих. Отец".
И, читая это предсмертное письмо, я все время вспоминал другое последнее письмо убитого им и его товарищами доктора Боткина. Эти письма - автопортреты двух миров.

Юровский умирал, достигнув цели: в Музее Революции лежала его "Записка", где было рассказано, что это он застрелил последнего царя. В многочисленных книгах, вышедших на Западе, это подтверждалось. Он мог назвать себя "счастливейшим из смертных".

В 1952 году, совсем немного не дожив до семидесяти, благополучно умер персональный пенсионер Петр Захарович Ермаков. Его именем была названа улица в Свердловске.

В 1964 году скончался Михаил Медведев. Свой "браунинг" незадолго до смерти он сдал в Музей Революции.
 

 

Тот самый "браунинг" - номер 389965...

У "браунинга" была история. В самом начале века в Баку начали бороться с провокаторами, засланными в подпольные организации РСДРП. Для этой цели Медведев и приобрел свой "браунинг". В это время в Баку вождь бакинских революционеров Шаумян подозревал Кобу (Сталина) в том, что он - засланный в их организацию провокатор. Но Сталин арестовывается охранкой и исчезает из Баку. Так что вполне возможно: останься Сталин в Баку, и первая пуля из "браунинга" могла достаться будущему революционному царю. Но он вовремя исчез - и "браунинг" дождался последнего царя из рода Романовых.

К 1964 году оставались в живых только двое из бывших в той страшной комнате. Один из них - Г.Никулин. После расстрела судьба была к нему благосклонна.


Из автобиографии Никулина, написанной в 1923 году:


"В 1919 году по приезде в Москву оставлен в административном отделе Московского Совета, где исполнял следующую работу: зав. арестными домами города Москвы, начальника МУРа, заведующего управления принудительными работами и заместителя начальника МУРа".
В 1921 году бывший расстрельщик был переведен на новую работу - стал заведовать конторой государственного страхования. И служащие в конторе страхования очень удивились бы, узнав о недавнем прошлом своего начальника. Впрочем, он никогда о нем не говорил. Даже в автобиографии он не писал о нем. И только авторитет Юровского мог заставить "сынка" подписать то самое заявление в 1927 году - о передаче оружия коменданта в Музей Революции.
После смерти Юровского он окончательно вычеркивает из памяти происшедшее. Он женится второй раз. Его жена - красивая, властная, еще молодая женщина.
Из рассказа А.И.Виноградовой (Москва):
"Мои родители с ним дружили. Он был подтянутый, поджарый, со стройной фигурой. Очень приятный, с хорошим лицом. Он никогда не говорил о расстреле. И жена запрещала его об этом спрашивать... Никулин похоронен на Новодевичьем кладбище, недалеко от моего родителя".
Сын чекиста Медведева: "В конце жизни Никулин заведовал всем водоснабжением Москвы - Сталинской водопроводной станцией. Его жена хвасталась изобильной жизнью: что живут они в отдельном особняке, есть у них даже комната отдельная для собаки. Действительно, у них был огромный пес. Во время этого рассказа в комнате находилась Римма Юровская. Она только что вернулась в Москву после 20 лет лагерей. Ей негде было жить. И она насмешливо сказала: "Вот бы мне поселиться в комнате вашей собаки"...
20 лет просидела любимица екатеринбургского комсомола, всю школу сталинских лагерей прошла она, все прелести светлого будущего, о котором так любил мечтать ее отец, познала. И теперь, без квартиры, без здоровья, потеряв жизнь, - слушала она рассказ о жизни новых богачей, новых хозяев.

 

И ВСЕ-ТАКИ, КТО УБИЛ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ?
(КОНЕЦ ОДНОЙ БОРЬБЫ)

 

 

 

 

Однако вернемся к Никулину.
В 1964 году сын чекиста Михаила Медведева, М.М.Медведев, уговорил Никулина записать на радио свои показания.
Это было непросто. Никулин привык "помалкивать" - как приказал им когда-то Вождь и Учитель. И хотя Сталин умер уже 11 лет назад, страх остался навсегда в этих людях...
Все-таки сыну чекиста Медведева удалось уговорить "сынка" Никулина. Сыграла, видно, роль смерть отца Медведева... Никулин почувствовал себя последним, кто мог для истории дать ответ очевидца...
Только недавно по подлинной стенограмме я узнал точное содержание его ответа. Вопросы задавал М.Медведев:
"Вот, я помню, в 1936 году, я еще был маленький, и Яков Михайлович Юровский к нам приходил и что-то писал... Помню, что они что-то с папой уточняли, иногда, как я помню, спорили... Тот первый выстрел в Николая... отец говорил, что он выстрелил, а Юровский говорил, что он выстрелил..."
"А я бы не сказал... - осторожно произнес Никулин, но тут же добавил: - Там ничего разобрать было нельзя. Был залп".

Высказался на эту тему во время беседы на радио и Родзинский: "Михаил Медведев (Кудрин) избрал мишенью Николая..."
Впрочем, он сам не видел расстрела - он рассказывает со слов других цареубийц... Но повторное захоронение Царской Семьи он видел, в нем участвовал. И описал его во всех страшных подробностях...
Все запомнил чекист: как приехали к шахте на рассвете, "как один человек спустился в воду с веревками и тащил трупы из воды... первым вытащили Николая...". Помнит он, "что такая холодная вода была, что лица у трупов краснощекие были, словно живые...". Помнит, как увидел обнаженное тело царя и как поразило его "удивительное физическое развитие Николая... мышцы, торс, живот, руки". Запомнил, как Юровский отправился за серной кислотой в город, а они "ходили в это время в деревню молоко пить...".
Описал в деталях, как создали они эту страшную тайную могилу: "Застрял в трясине грузовик, и мы машину еле вытащили... И тут у нас мелькнула мысль, которую мы осуществили...
Мы решили, что лучше места не найти... Мы сейчас же эту трясину расковыряли... залили трупы серной кислотой... обезобразили... Неподалеку была железная дорога..." Помнит, как они привезли гнилых шпал для маскировки могилы.
Похоронили в трясине только часть расстрелянных, "остальных сожгли...".
Но как только он переходит к сожжению, память тотчас начинает странно отказывать чекисту: "Сколько мы сожгли, точно не помню... и кого, точно не помню..." И он начинает странно ошибаться: "Вот Николая точно сожгли - помню... И Боткина... и, по-моему, Алексея..."

Незадолго до своей смерти, в начале 60-х годов, написал свои "секретные показания о расстреле" и сам чекист Михаил Медведев-Кудрин. И они также хранились в Центральном партийном архиве:
"Юровский читает решение о расстреле... "Так значит нас никуда не повезут?" - спросил Боткин. Юровский хочет что-то ему ответить. Но я уже спускаю курок. И всаживаю первую пулю в царя... Юровский и Ермаков также стреляют в грудь Николая почти в упор... На моем пятом выстреле Николай II валится снопом на спину..."
Но, видимо, сын Юровского узнал обо всех этих опасных записях.
И в том же, 1964 году в Музее Революции появляется переданная им копия "Записки" отца, где комендант из гроба вновь заявляет: "Я убил последнего царя".

Но Никулин оказался не последним из цареубийц, кто еще жил тогда на белом свете. В том же, 1964 году М.М.Медведев получил письмо из далекого Хабаровска от бывшего лейб-гвардейца и цареубийцы Кабанова. Жив, жив, курилка! Прочитав некролог в "Правде" о своем старом знакомом чекисте Медведеве, он написал его сыну. Так возникла их переписка. И старый чекист-пулеметчик, один из последних свидетелей Ипатьевской ночи, отвечает из Хабаровска на главный вопрос: "Тот факт, что от пули Вашего отца умер царь - это тогда знали все работники Уральской ЧК".
Так продолжалась эта удивительная борьба "за честь расстрела".

 

 

http://gatchina3000.ru/literatura/radzinski_e/radzinsky_nikolay_ii-life_and_death_17.htm