Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

   Форум    Помощь сайту     Гостевая книга

1  2  3  4  5  6  7

К 100-летию И.А.Бартенева

  Свойство CLIP

                            

 

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

М.И.Голенищев-Кутузов

В водовороте событий ХХ века разрушились не только вековые устои, культурные и духовные традиции, но была подрублена под корень незыблемая основа государства – семья, неразрывно связанная с историей своего Отечества, с ее вековыми традициями, культурой взаимоотношений, понятиями чести и достоинства, беззаветного служения Родине, с ее вкусом и ароматом жизни ушедшего времени.

На этой странице представлена судьба Игоря Александровича Бартенева, яркой личности, талантливого художника, архитектора и прекрасного человека. Его детство пало на смуту предреволюционных лет и годы Гражданской войны, юность и становление личности на времена, когда шло массовое и бессмысленное уничтожение собственной нации, зрелость на годы послевоенной разрухи после Великой Отечественной войны. Но он не только выжил в чудовищном котле мировых событий, но состоялся, как личность, профессионал, стал крупнейшим специалистом в области архитектуры, замечательным, тонким художником, соединившим в своем творчестве лучшие черты русской живописной школы и неповторимую индивидуальность собственного видения мира.
В Петербурге готовится к выпуску книга воспоминаний Игоря Александровича, которые он начал писать уже на исходе лет, этому тоже были свои причины. И, прежде всего, идеология и политика правящей верхушки, когда не было места индивидуальности, когда историческая память о своих предках, была не в чести, когда все многомиллионное население страны пытались превратить в безликую толпу заложников «строителей коммунизма».
Думается, что воспоминания Игоря Александровича будут интересны современному читателю, хотя в их важности он сомневался, они представлялись ему только «как исторический курьез».

Истоки рода Голенищевых-Кутузовых. Род Голенищевых –Кутузовых в истории России.

Стоит только поражаться, какой причудливый узор вышивает история по канве генеалогического древа каждой русской дворянской

церковь, где венчался Кутузов

 фамилии. Гениальность Блоковского прозрения «дворяне все родня друг другу» подтверждается каждый раз, как только прикасаешься к изучению истории русских родов, в том числе и роду Бартеневых. История этого рода сравнима с живописным батальным полотном, на котором во всей красочной палитре представлена панорама исторических событий, судеб, характеров, уклада жизни, традиций нескольких поколений этой семьи. Родовые перекрестки Бартеневых настолько занимательны и неожиданны, что похожи на увлекательный роман, где есть месту всем человеческим переживаниям и чувствам.

По мужской линии Игорь Александрович Бартенев доводился прапраправнучатым племянником прославленному полководцу Cветлейшему Князя Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову -Смоленскому.
О роде Голенищевых-Кутузовых существует обширная литература, освещающая в первую очередь личность и деяния генерал-фельдмаршала М. И. Голенищева-Кутузова. Но в рассказе о родственных связях семьи Бартеневых и Кутузовых Михаил Илларионович предстает не только Спасителем Отечества, но и любящим братом, заботливым отцом и человеком, заменившим своим многочисленным племянникам рано умершего отца.
Род Бартеневых на протяжении XVIII-XX пересекся со многими известными дворянскими родами и имеет раскидистое родословное дерево, ветвями которых являются такие роды, как Бедринские, Бибиковы, Коновницыны, Митусовы, Нащокины, Опочинины, Полянские, Рерихи, Снавидовы, Тизенгаузены, Толстые, Ушаковы, Фикельмон, Хитрово, Яхонтовы… Это далеко не полный перечень фамилий, связанных семейными узами с Бартеневыми.
Род Голенищевых –Кутузовых один из самых древних российских родов. Но происхождение фамилии Голенищевых–Кутузовых до сих пор вызывает споры в среде ученых. По официальной версии этот род «Происходит он от мужа честна Гавриила, выехавшего к

церковь в Теребени

князю Александру Невскому «из Прус». Праправнук Гавриила- Федор Александрович сохранил прозвище своего отца Александра Прокши «Кутуз», (подушка) и стал родоначальником Кутузовых. Внук Александра Прокши и племянник Федора Александровича Кутузова Василий Ананьевич имел прозвище «Голенище» и от него пошли Голенищевы-Кутузовы. Правнук Василия Ананьевича Голенищева-Кутузова, умерший в 1580 году был похоронен в Псковско-Печерском монастыре, о чем гласит текст керамиды (надгробной плиты) в пещерах монастыря: «7088 (1580) июля 20 преставился раб Иван Иванов сын Голенищева-Кутузова».1 Ученый Н.А.Баскаков допускает тюркское происхождение фамилии Кутузов от тюркского (тюрко - булгарского) прозвища кутуз, кутур «бешеный; вспыльчивый.2 Не исключено и очень древнее происхождение рода от булгар, бежавших к Александру Невскому в 30 - 40-е годы XIII века от монгольского нашествия. Историк и генеалог С.Б.Веселовский относится скептически к этой родословной и вместе с историком А.А.Зиминым считает, что род Голенищевых - Кутузовых имеет более позднее происхождение, не связанное ни с «немцами», ни с Ордой. Они полагают, что основатель рода Кутузовых - Фёдор Кутуз жил в последней четверти XIV - первой четверти XV вв. Но каково бы не было происхождение далеких предков рода Голенищевых-Кутузовых, важно одно, что именно этот род вписал в историю Отечества героические и славные страницы в течение многих столетий.

Многие представители рода, идущие от основателя Голенищева-Кутузова неразрывно связаны с Псковской землей. Об этом говорят копии жалованных грамот царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, Федора, Иоанна и Петра Алексеевича Романовых, хранящиеся в Государственном архиве Псковской области. За ратные подвиги на поле брани им жалуются в вечное владение многие земли псковской вотчины.

Неизвестная дама в белом. Предположительно Анна Илларионовна Голенищева-Кутузова

Иван Савинович- родной прапрадед Светлейшего Князя генерал-фельдмаршала М.И.Кутузова получил, за поход на турецкого и крымского хана в 1673 году, обширные земли в Великолукском и Торопецком уездах, в том числе и деревню Рязаново (ныне Резаново, которая находится в 4 км от деревни Теребени, где похоронены родители М.И.Кутузова). Эта деревня перешла в наследство его праправнуку Михаилу Илларионовичу Кутузову.

Илларион Матвеевич Кутузов, отец будущего фельдмаршала, родился в 1717 году. Дату его рождения можно установить по формулярному списку 1769 г., в котором записано: «ге­нерал-майор Ларион Голенищев-Куту­зов сообщает, что ему от роду 51 год (полных), из дворян и за ним в Пусторжевском, Луцком (Великолукском) и Новгородском уездах 443 мужских души крестьян».3
В 1733 г. он поступил в Петербургскую военно-инженерную школу и был выпущен из нее в чине унтер-офицера. С 1738 по 1741г.г. Илларион Матвеевич занимается съёмкой местности в окрестнос­тях С-Петербурга, Кронштадта, Выборга, Кексгольма и вдоль шведской границы. С 1741 по 1752 годы он служит флигель-адъютантом, вначале в чине армейского подпоручика, а с 1742 г. в ранге капитана у генерал-аншефа фон Любераса. Вместе с фон Люберасом, бывшим послом в Швеции с 1743 по 1745 годы, И. М. Голенищев-Кутузов находится на конгрессе в Або и в Стокгольме. С 1746 г. он участвует при строительстве Кронштадского канала. За эти работы получает повышение по службе и в 1759 году ему присваивается звание инженер - полковника.

 могила А.И.Ушаковой

После непродолжительного пребывания начальником рижской инженерной команды И.М. Голенищев-Кутузов переводится в Петербург, где участвует в работе Департамента, занимающегося строительством крепостей в Прибалтике. В марте 1763 г. Илларион Матвеевич становится инженер генерал-майором. Он участвует в изыскательских работах по постройке канала между Волгой и оз. Ильмень, а затем разрабатывает проект Екатерининского канала, ограждавшего Петербург от наводнений. За усердную и отлично выполненную работу Илларион Матвеевич получает из рук Екатерины II золотую табакерку, осыпанную бриллиантами. Указ Военной коллегии за подписью генерал-аншефа 3. Г. Чернышёва о личном составе действующей армии на 1770 год и формулярный список говорят о том, что с 1769 г. И. М. Голенищев-Кутузов находился в походе при 2-й армии во время Русско-турецкой войны 1768-1774 г.г. Он возглавлял инженерные и минёрные ко­манды в армии графа П. А. Румянцева. Вместе с ним в этой же военной кампании принимали участие два его сына: флигель-адъютант, 16-летний кадет артиллерийского и инженерного корпуса Семён Голенищев-Кутузов и старший его сын Михаил в чине капитана, а за­тем секунд-майора. Инженер-генерал-майор Голенищев-Кутузов отличился в сражениях при Рябой Могиле, реке Ларге и Кагуле.
В результате полученных ранений во время войны И.М.Голенищев-Кутузов подает в отставку и поселяется в Москве. По воспоминаниям современников это был человек глубоких знаний, широкого ума и целеустремленности. Недаром его называли «Разумная книга». И хотя в Москве он находился на должности сенатора, его неудержимо влекло в родные места, на Псковщину, где жили его две дочери Дарья и Анна.

Судьба потомства Иллариона Матвеевича Голенищева-Кутузова.
Сыновья Семен и Михаил. Дочери Дарья и Анна.

До недавнего времени во многих исследованиях, касающихся родословной И.М. Голенищева-Кутузова говорилось, что его женой была некто Беклемишева. Новые архивные данные, собранные Людмилой Николаевной Макеенко, старшим научным сотрудником псковского Историко-художественного музея говорят о том, что женой Иллариона Матвеевича была Анна Илларионовна Бедринская, 1728 года рождения, дочь псковского, опочецкого и гдовского помещика, отставного капитана Нарвского гарнизонного полка.
4

От этого брака у Голенищевых-Кутузовых было четверо детей, среди них и Светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. Старшей дочерью в семье была Анна Илларионовна, двойная тезка своей матери.
У двоих детей Иллариона Матвеевича судьба не сложилась. Брат Михаила Илларионовича Голенищева -Кутузова – Семен в Русско-турецкой войне получил ранение. Вероятно, это ранение и привело, впоследствии, к расстройству ума. С 1793 года он находился под опекой. Жил Семен Илларионович в селе Федоровском Великолукского уезда. Он скончался в 1834 году и был похоронен на кладбище Преображенской церкви погоста Влиц (Локня). Ныне от памятника, установленного на его могиле, остался один постамент, на котором высечено: «Семен Илларионович Голенищев-Кутузов, родной брат Светлейшего князя Смоленского».
Младшая сестра фельдмаршала, Дарья Илларионовна, родилась в 1755 году. Замуж не вышла, и всю свою ее жизнь прожила на Псковщине. Михаил Илларионович выхлопотал для Дарьи пожизненную пенсию в 2000 рублей ежегодно. Дарья Илларионовна была человеком глубоко верующим и вносила немалые деньги на церковные нужды. Имя ее, прежде всего, связано с деревней Матюшкино, где она жила долгое время и на свои средства выстроила церковь. На ее же деньги был устроен иконостас в этой церкви и закуплена вся церковная утварь. Известно, что Дарья Илларионовна была крестной матерью сына своего племянника Петра Илларионовича Ушакова. Точная дата смерти Дарьи неизвестна, но после 1823 года ее имя в документах не встречается. Можно предположить, что она была похоронена в селе Матюшкино, в котором прожила большую часть своей жизни.

27 апреля 1778 г. Михаил Илларионович вступил в брак с Екатериной Ильничной Бибиковой. В их семье было шестеро детей: единственный сын в полтора года умер от оспы, а пять дочерей стали хорошо образованными светскими женщинами. Нет необходимости на этой странице рассказывать подробно о судьбе дочерей Михаила Илларионовича, но все же представить каждую из них следует, чтобы еще раз удивиться хитросплетениям человеческих судеб…
5. О судьбе дочерей Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова можно прочитать в примечаниях.


Старшая дочь И.М.Голенищева-Кутузова –Анна Илларионовна.

При всем разнообразии и значительности родословных перекрестков И.А.Бартенева, наибольший интерес представляет собой родословная его прямых потомков, как по мужской, так и по женской линии.
Старшая сестра полководца Анна Илларионовна родилась в 1746 году. В одном из документов ГАПО, говорится, что: «в 1767 году 1 марта инженер-генерал-майор Ларион Матвеев, сын Голенищев Кутузов, челобитьем объявлял, что он выдал дочь свою Анну в замужество за отставного лейб-гвардии капитан -поручика Осипа Петрова, сына Ушакова».
6

.Герб Ушаковых

Осип Петрович Ушаков родился в 1741 году, окончил в Петербурге Сухопутный Шляхетский корпус, основанный Петром Великим, служил в Лейб-гвардии Семеновском полку. Он участвовал во многих военных кампаниях и был знаком со многими известными людьми своего времени. Из архива графов Мордвиновых, стало известно, что Осип Петрович стал восприемником его сына Евграфа в 1768 году. Но все же ему была по душе штатская служба, и в 1763 году он подает в отставку в чине капитан - поручика и уезжает в свои псковские владения. Он поступает на службу в псковское наместническое управление. В архиве Псковского археологического общества сохранились записки жителя Пскова - Л.А.Травина, где он пишет об Осипе Петровиче, как о человеке, справедливом и милосердном, который помог ему в трудную минуту жизни.

В Гдовском и Опочецком уезде у О.П.Ушакова было несколько деревень с 520-ю крестьянами, доставшиеся ему от его деда рейнтмейстера* Ивана Степановича Ушакова и его жены Ирины Никитичны, урожденной Воронцовой. Поселившись в Пскове имел «в приходе Петра и Павла на Большой улице дом каменный, с деревянной пристройкою и службами и с садом и со всею имеющейся под ней землею».
7
В 1778- 1781 г.г. Осип Петрович служил в Псковском совестном суде. Скончался он 4 июля 1789 года.
У Анны Илларионовны и Осипа Петровича было восемь человек детей, шестеро сыновей и две дочери.
Прасковья, 1768 года, замужем за псковским помещиком Иваном Тарасовичем Снавидовым.
Сергей, 1771 года (убит под Очаковым в 1789 г.).
Михаил, 1772 г. действительный статский советник.
Петр, 1774 года, коллежский советник, судья Гдовского суда.
Анна, 1775 года, замужем за псковским помещиком Яхонтовым8.
Александр, 1778 года, мичман,
Илларион, 1779 года, капитан.
Николай, 1780 года.

В Российском Государственном Военно-историческом архиве сохранился послужной список Николая Осиповича, в котором говорится: «из дворян, в службе с 1796 г. в Преображенском полку сержантом; 16 янв 1797 г. пожалован кавалергардом в Кавалергардские эскадроны, откуда обратно переведен в декабре 1797 г. портупей-прапорщиком, в 1798 г. подпоручиком, в 1800 г. поручиком; в 1802 году в Белозерский мушкетерский полк капитаном и в 1804 году майором. Был в походах 1805-1807 гг. и участвовал в сражениях при Янкове (23 янв.) при Прейсиш-Эйлау, при Гейльсберге (29 мая) за которые награжден Орденом Св.Владимира 4-й ст.; при Гейльсберге ранен пулею в левую руку, выше локтя. «По-российски», по -немецки, по-французски писать и читать умеет, истории, географии, математику знает».
18 апр.1810 года уволен от службы подполковником с мундиром «за полученными ранами».
Умер Николай Осипович в 1812 году.
9

Все дети Анны Илларионовны Ушаковой, урожденной Голенищевой-Кутузовой связаны с Псковской землей.
Два сына Анны Илларионовны: Сергей и Николай положили свои жизни «за други своя». Остальные братья и сестры имели большие семьи, и их родовое дерево имело раскидистую и пышную крону.
Илларион Осипович Ушаков во время Отечественной войны 1812 года находился в ополчении, а в 1817-1819 г.г. был уездным предводителем дворянства Опочецкого уезда. Женился Илларион Осипович на великолукской помещице Александре Петровне Арбузовой. У них было пятеро детей, две дочери: Анна и Дарья и три сына: Петр, Александр и Николай.10

Семья Ушаковых была близка к Императорскому двору. Так восприемником у внука Иллариона Осиповича Ушакова – Сергея Николаевича был император Александр II, что по себе является фактом уже весьма значительным.
Другой сын четы Ушаковых мичман Александр Осипович после выхода в отставку поселился в Пскове и занимал должность Председателя палаты суда и расправы.
В 1808-1810 г.г. на посту предводителя дворянства Опочецкого уезда находился Иван Тарасьевич Снавидов, зять Анны Илларионовны Ушаковой. У Ивана Тарасьевича и его жены Прасковьи, урожденной Ушаковой было трое детей: два сына- Яков и Николай и дочь Екатерина, вышедшая замуж за Петра Александровича Кастюрина.11 Известно три брата Кастюрина: Петр, Измаил и Орест.

Сестра фельдмаршала Анна Илларионовна после замужества проживала в Гдовском уезде, где ей принадлежали многие деревни, в том числе д. Омут и д. Недобровщина. Но большая семья, ранняя смерть мужа, вынудила Анну Илларионовну закладывать доставшиеся ей в приданое земли, выкупить которые она была не в состоянии. А их потеря означала разорение для семьи. Выход был один - обратиться к брату Михаилу. Хоть у него и самого была большая семья, и жалования ему едва хватало, что видно из его писем к жене, но отказать он не смог. Да и выучить своих племянников, определить их в военные учебные заведения он тоже помог. Михаил Илларионович прекрасно понимал, что потерять земли псковской вотчины для его сестры было немыслимо, доходы с земли кормили семью. К тому же, оказавшись без приданого, дочери Анны Илларионовны были обречены на одиночество, замуж бесприданниц не брали. М.И. Кутузов оплатил долги Анны Илларионовны в размере 9000 рублей, по тем временам сумму баснословную, это помогло сохранить земли, на которых веками жили предки Голенищевых-Кутузовых. Вплоть до 1917 года на землях гдовского, опочецкого, великолукского уездов проживали потомки Анны Илларионовны Ушаковой.

Из писем Михаила Илларионовича, впервые опубликованных в альманахе «Русская старина» за 1870-1871 г.г. видно, как заботливо относился он, несмотря на всю ответственность, напряжение и тяготы войны, к своим близким, детям, жене, сестрам и, в том числе, к Анне Илларионовне. Она подолгу жила вместе с детьми в его петербургском доме, у Летнего сада.
Из писем М.И.Кутузова жене:
Горошки (Волынская губерния) от 10 марта 1804 г.: «забыл тебе сказать, что я дорогою заезжал к брату Се<мену> Лар<ионовичу> и, по несчастью, нашел его кроме, что тих, в прежнем состоянии, много очень говорил о трубе и просил меня от этого несчастья избавить и рассердился, когда я стал говорить, что этакой трубы нету. Жаль, мне брата, друг мой, да что против этакой болезни сделаешь. Кланяйся деткам. Скучаю я по ним так, что вся душа изболелась».
Вильна, 16 января 1810 года: «Буду отвечать на твое прежнее письмо об деревни. Мне всегда не хотелось продавать деревни для того, что, продавши деревню, издержишь деньги и не будет ни денег, ни деревни».
Вильна, 20 февраля 1811: «Я мой друг заботился, как бы тебе доставить деньги на заплату долга и другого способа не изобрел, как просил кн. Волконского, который поехал в Москву, чтобы тот час отправил к тебе 2500 руб., а его столько же на себя принял долгу, который заплачу кой час продам поташ, 1500 перешлю непременно на будущей почте, отсель прямо. Уведомь, пожалуйста, о получении их и как долги заплатишь. Целую тебя и детушек всех моих люблю и скучаю. Твой Михайло».
Бухарест, 29 апреля 1812 года: «Я, слава Богу здоров, но от хлопот скучаю и более от того что не знаю, когда с вами увижусь. Написали мой портрет миниатюрный, но не очень мал; сказывают, что похож чрезвычайно; но для меня не довольно молод, и не довольно хорош. Боюсь этим фельдъегерем отправить, не знаю попадет ли в Петербург… Ежели Анна Ларионовна в Петербурге, кланяйся, пожалуйста».
12

Так и прожил свою недолгую жизнь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов в заботе о своих близких, родных и, прежде всего, о благе Отечества, которому он служил не корысти и славы ради, а руководствуясь понятием долга, совести, веры и чести. Перед его полководческим Гением склонял голову, казавшийся непобедимым, Император Наполеон.
В личном письме М.И. Кутузову 3 октября 1812 года с целью начать мирные переговоры он писал: «Посылаю к Вам одного из Моих генерал-адъютантов для переговоров о многих важных делах. Хочу, чтоб Ваша Светлость поверили тому, что он Вам скажет, особенно, когда он выразит Вам чувства уважения и особого внимания, которые Я с давних пор питаю к Вам. Не имея сказать ничего другого этим письмом, молю Всевышнего, чтобы он хранил Вас, князь Кутузов, под своим священным и благим покровом».
13
Бородинское сражение 26 августа 1812 года предрешило ход Отечественной Войны. Началось позорное и бесславное отступление наполеоновских войск. В январе 1813 г. русские войска перешли границу и к концу февраля достигли Одера. К апрелю 1813 войска вышли к Эльбе. Михаил Илларионович не покидал войска и находился в ставке русской армии, преследовавшей французов. 5 апреля 1813 г. Главнокомандующий русской армией М.И.Голенищев -Кутузов простудился и слёг в небольшом силезском городке Бунцлау (ныне территория Польши). Врачи были бессильны помочь больному. Император Александр I прибыл проститься с умирающим, но не побежденным фельдмаршалом. На следующий день, 16 (28) апреля 1813 князя Кутузова не стало. Тело его было забальзамировано и отправлено в Петербург, где погребено в Казанском соборе.

Сохранилось предание, что повозку с останками народного героя, простые люди тащили на себе от Бенцлау до Петербурга, сменяя друг друга на всем протяжении пути. Может быть, это легенда, но почему-то такие благородные легенды сопутствуют людям, каким был Светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев – Кутузов - Смоленский.
В солдатской песне, сочиненной на смерть Кутузова, говорится о закатившемся солнышке: «Как от нас ли, от солдатушек, отошел наш батюшка, Кутузов-князь!.. Разрыдалося, слезно всплакало войско русское, христианское! Как не плакать нам, не кручиниться, нет отца у нас, нет Кутузова!» Очень показательно, что, прежде всего они, вспоминают Царево-Займище: «А как кланялся он солдатушкам, как показывал седины свои, мы, солдатушки, в один голос все прокричали ура! С нами Бог! и идем в поход, припеваючи». С Кутузовым все было легко: «Ах, и зимушка не знобила нас и бесхлебица не кручинила: только думали, как злодеев гнать из родимые земли русские. И клянемся все клятвой верною послужить вперед, как служили с ним!»
Русский народ гораздо раньше правителей понял всю масштабность и гениальность личности Михаила Илларионовича, спасителя Земли Русской.

Кончина Анны Илларионовны. Судьба ее сына Петра Ушакова.

Старшая сестра полководца Анна Илларионовна ненадолго пережила своего брата, она скончалась 29 ноября 1813 года в его доме в Петербурге, что на Дворцовой набережной. Похоронили ее на Лазаревском кладбище Александро-Невской Лавры. Памятник на могиле был установлен ее зятем Иваном Тарасьевичем Снавидовым и сохранился до сих пор.

  Николай Александрович Бартенев

Четвертый сын Анны Илларионовны и Осипа Петровича Ушаковых - Петр родился в 1774 году. По семейным преданиям Петр, рано оставшийся без отца, воспитывался в доме своего дяди – М.И. Голенищева -Кутузова и подолгу жил в его петербургском доме вместе со своей матерью. После смерти Михаила Илларионовича и матери жизнь Петра, как и многих его братьев и сестер, была связана с псковским краем. Из формулярного списка Петра Осиповича Ушакова известно, что он служил Осип Петрович (1741-1789). Помещиком он был небогатым, в сельце Заборье Гдовского уезда у него было 78 крестьянских душ, да еще 30 душ в деревне Дубки Крестецкого уезда Новгородской губернии.
У Петра Осиповича и его жены, урожденной Чертовой было четверо детей:
Михаил (12.10-1806-12.08.1856) был смотрителем Калинкинского военного госпиталя в Петербурге. Имел чин коллежского асессора. После себя потомство не оставил.
Николай, родился 01.08.1808, так же, как и его старший брат был медиком и служил в качестве смотрителя Петропавловской больнице в Петербурге. Имел звание подполковника. Был награжден орденом Св.Анны 3-й степени. Николай Петрович Ушаков женился на уроженке Вильно Михалиной Каролине Назарьевне, около 1830 года рождения и оставил после себя многочисленное потомство. От брака с Каролиной у Николая было девять человек детей, все они жили в деревнях Гдовского уезда: в селе Богданы, погостах Крапивно Прибужском и Полновском.
Григорий, дата рождения не установлена. Имел чин коллежского асессора. Григорий Петрович был женат на госпоже Кашкаровой. Имел троих детей.
У Петра Осиповича была единственная дочь - Александра Петровна, вышедшая замуж за Александра Алексеевича Бартенева14, внук которого Александр Николаевич Бартенев женился на Александре Капитоновне Случевской.

Родовые связи Бартеневых и Случевских.

А.Н.Бартенев, с сыном Игорем и женой Александрой

По женской линии Игорь Александрович Бартенев был связан с родом поэта К.К.Случевского. Он доводился поэту внучатым племянником. Его мать Александра Капитоновна Случевская была одной из дочерей младшего брата поэта, прославленного генерала Капитона Константиновича Случевского, героя Русско-японской войны.
Александра Капитоновна была младшей дочерью Капитона Константиновича. Всего же в семье было 8 человек, шесть дочерей и двое сыновей. Семья была дружной и патриархальной с вековыми устоями и традициями.
Из всех дочерей генерала, судьба его младшей дочери Шурочки, была самой трагичной.
Александра Капитоновна родилась в 1885 году в Петербурге. Это была очень миловидная, скромная застенчивая девушка с пышными пепельными волосами и выразительными, но какими-то необыкновенно, грустными пророческими глазами, словно с самой ранней юности она предчувствовала и знала о беде, что выпадет на ее долю.
От отца и от бабушки Анжелики Ивановны, она унаследовала музыкальную одаренность, брала уроки музыки у профессора Консерватории и готовилась к музыкальной карьере. Но только скромность и природная застенчивость помешала ей стать пианисткой. Не лишена была Шурочка и дара сочинительства, и всегда по праздникам в доме ее обязательно просили сыграть вальс и танго собственного сочинения.

Лето 1909 года сестры Случевские проводили в Павловске. Они жили на даче, недалеко от экскурсионной ботанической станции. Рядом по соседству отдыхала семья Бартеневых, где было два брата Сергей и Александр. Однажды представился случай

Александр Николаевич Бартенев с сыном Игорем

 познакомиться сестрам с молодыми людьми. С того времени сестер Случевских, Шурочку и Женю можно было часто видеть в компании Сергея и Александра. Совместные прогулки по поэтичному Павловскому парку, катание на лодках, игра в крокет, посещение музыкальных вечеров в здании курзала, упоительность природы, общность идеалов и представлений о жизни – все это привело к рождению взаимного чувства между Шурой Случевской и Александром Бартеневым. Романтическая красота, изысканность и грусть Павловских парков обручила их навечно на радость и на горе. В 1909 году они обвенчались.

Александр Николаевич Бартенев, родился в 1878 г. Происходил он из древнего рода Бартеневых, связанных семейными узами с семьей прославленного русского полководца М.И.Голенищева-Кутузова, Александр Николаевич доводился правнучатым племянником Михаилу Илларионовичу. Образование получил в Кадетском корпусе и Артиллерийском училище и был направлен на службу в 37-ю Артиллерийскую бригаду, где прослужил до 1917 года. Александр Николаевич был не только крупным специалистом в области артиллерии, но и человеком необыкновенно талантливым и эрудированным в разных сферах человеческой деятельности. Он занимался историей, увлекался архитектурой, неплохо рисовал, печатал свои статьи на самые разнообразные темы во многих изданиях. В 1911 году в Военно-историческом сборнике появляется целая серия его статей: «Биографии генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов Российской императорской армии». Александр Николаевич начал работать над книгой об архитекторе А.Н.Воронихине, собирал материалы о русских путешественниках Пржевальском и Козлове, читал лекции по истории первобытной культуры. Именно он, во многом определил, жизненный путь своего единственного сына, Игоря, который выбрал профессию архитектора и впоследствии стал крупным специалистом не только в области архитектуры, но и в живописи. Летом семья Бартеневых проводила в Павловске. Александр Николаевич, так же, как и многочисленные члены семьи Случевских и Полянских принимал участие в музыкальных вечерах, на которых познакомился с примадонной Мариинского театра Медеей Фигнер. Перед возвращением на родину в Италию Медея Фигнер подарила Александру Николаевичу книгу о своем творчестве, изданную в 1912 году в Петербурге с дарственной надписью: «Милейшему Александру Николаевичу Бартеневу в знак памяти от Медеи Фигнер. Август 1920 г.»

Александра Капитоновна Случевская, в замужестве Бартенева

Свою жену милую, застенчивую Шурочку он обожал, как безмерно обожал и любил своего единственного сына, родившегося в 1911 году. И для Александры Капитоновны дом, семья, муж, сын были смыслом ее существования. Большего она и не желала.

Хаос и смута предреволюционных лет хорошо описана в дневниковой заметке Сергея Николаевича Бартенева от 25.02.1917 года, чудом сохранившейся в семейном архиве: «Вчера и сегодня беспорядки на улицах, забастовки на заводах по случаю неимения хлеба. На улицах - кавалерия, атаки ее на толпы, творится не мало всяких безобразий. Совершенно нормально, что рабочие возмутились отсутствием хлеба, и выразили свое возмущение забастовкой. Что же остается делать! Надо обеспечить рабочих хлебом, а не производить атаки на улицах. Вчера я спросил офицера-начальника разъезда, для чего они гарцуют по тротуару, когда на нем никого нет. «Приказ градоначальника!» Это они умеют издавать подобные детальные инструкции касательно «усмирений», а вот, чтобы быть хлебу, которого в России- изобилие- на это у них не хватает ни распорядительности, ни энергии, ни ума. Нужно произвести решительную атаку на гл. Протопопова, Голицына, Трепова, а заодно на «junge Fzarin» с ее Hofpartie, а не доведенных до отчаяния рабочих, которые вместо отдыха, должны безрезультатно стоять в «хвостах».

Революцию Бартеневы встретили в Петрограде. Александр Николаевич, как и его жена, были людьми глубоко верующими и не приняли свирепого большевистского атеизма. В остальном, они были настроены к новой власти весьма лояльно и искренне верили, что грядут новые лучшие времена в жизни общества. Несмотря, на бесконечные, вынужденные переезды, безденежье, бытовое неустройство, Александр Николаевич служил новым властям честно и бескорыстно.

Бартеневы в Гунгербурге. Ныне г.Нарва-Йыэсуу.

Но с годами все меньше и меньше иллюзий оставалось у А.Н.Бартенева, человека умного и прозревающего.
Впервые беда пришла в дом Бартеневых в 1933 году, когда без всякого предъявления обвинения его забрали в НКВД. В тюрьме он находился около двух месяцев, его отпустили, так как он заболел рожистым воспалением в тяжелой форме.
Для семьи Бартеневых в это время ночь и день слились в один сплошной кошмар. Александра Капитоновна вместе с сыном ночью и днем часами простаивали у тюремных ворот, приносили передачи, теплые вещи. Их брали молча, не объясняя ничего. Жутко было подойти к заветному крошечному окошечку, с очередной передачей, на котором было написано: «Прием посылок» и услышать короткий отрывистый ответ: «В списках не значится». Все стоящие в очереди знали цену этих слов.
Александра Капитоновна постарела в миг. Ничего не осталось от той прежней милой сероглазой Шурочки. Похудела, осунулась, потускнели выразительные глаза, лишь одна мука и страх полыхали в них. Ее Александр, умница, заботливый, преданный и любящий муж был посажен в тюрьму, как преступник. Ей казалось, что по ночам она слышит лязг тюремного засова, отделяющих их всех от прежней, размеренной, человеческой и свободной жизни.

В 1935 г. – снова арест, и снова без объяснений. Это было время, когда арестовывали тысячами ни в чем не повинных людей, чьи жизни были положены на алтарь, ради корысти и власти.

После ареста А.Н.Бартенева. Александра Капитоновна и Лариса Семеновна.

Но и на сей раз, судьба была милостива к Бартеневым. Пробыв два дня в тюрьме, Александр Николаевич был выпущен на свободу. Как оказалось позже, пока выпущен. И все же ликованию в семье не было предела. «Живой, и снова все вместе», - а это главное. Но вслед за этим семья Бартеневых получает строгое предписание: «Немедленно покинуть Ленинград, и прибыть на новое местожительство в один из провинциальных городов». Собирались в спешке, что смогли, перевезли к Полянским, что-то продали за гроши, что-то просто бросили, сожгли. Не до вещей было. Город следования выбрали Орел, там жила семья Нины Капитоновны Городковой, там же находилась и Женя Случевская, любимая сестра Шурочки Бартеневой. Думалось, что вместе будет легче пережить трагедию.

Игорь Александрович тайком от матери и отца ездил в Москву, писал просьбы о возможности семье вернуться в Ленинград, вернуть отцу уважение и покой, а ему возможность продолжить учебу в Академии Художеств.
Его настойчивость помогли семье, и Бартеневы вскоре вернулись домой в Ленинград. Игорь был восстановлен в Академии, Александр Николаевич вернулся к преподавательской работе в Индустриальном институте. Казалось, что весь этот кошмар остался позади.

Наступил 1937 год. «Это было, когда улыбался// Только мертвый спокойствию рад,// И ненужным привеском болтался// Возле тюрем своих Ленинград…» - такой страшный приговор этому времени вынесла в «Реквиеме» А.А.Ахматова. Счет жертвам шел на сотни тысяч.
В этом году последовал снова арест А.Н.Бартенева. Теперь уже последний. Обыск в квартире, грубость энкэведешников, липкий страх, ужас и непонимание происходящего окончательно выбили из жизненной колеи Александру Капитоновну. Она была в состоянии тяжелейшей депрессии, и только хлопоты Игоря Александровича о помещении ее в неврологический диспансер спасли ее от участи мужа.

Все попытки Игоря Александровича узнать о судьбе отца, до конца его жизни не увенчались успехом. А скончался Игорь Александрович в 1985 году! Хотя в 1957 году Александр Николаевич Бартенев был посмертно реабилитирован, но КГБ надежно хранило свои тайны. В архиве семьи Бартеневых есть два свидетельства о смерти Александра Николаевича. Одно из них фальшивое, в котором говорится, что он умер в одном из лагерей в 1941 году. Его выдали Игорю Александровичу Бартеневу в 1957 году. Другое настоящее, выданное уже его внучке Милице Игоревне Бартеневой, в котором говорится, что Александр Николаевич Бартенев был расстрелян в декабре 1937 года. Это строчки сухого протокольного документа. Но можно ли, в состоянии представить, что пережил этот человек, стоя у края ямы, наполненной уже человеческими трупами, в те последние мгновения своей жизни, какие образы и воспоминания пронеслись перед его глазами, когда уже слышалась команда: «Пли»? Дивный Павловский парк, где он впервые трепетно и нежно вел по аллеям юную Шурочку, первое признание и первый поцелуй; венчальный звон колоколов; путешествие на Иматру; лепет сына, впервые сказавшего: «папа»; а может бездонное небо над собой, которое он видел в последний миг своего уже угасающего сознания?

«Всех убиенных помяни, Россия»- эти строчки поэта Ивана Савина, звучат, как плач, как молитва по невинно загубленным сынам земли Русской, среди которых одним из миллионов, был Александр Николаевич Бартенев.
Страдалица Александра Капитоновна до конца своей жизни ничего не узнала о судьбе мужа. Она скончалась от голода и горя в блокадном Ленинграде. Ей было всего 56 лет.
Их внучке Милице Игоревне не осталось даже отеческих могил, чтобы им поклониться.

Игорь Александрович Бартенев.

Жизнь, судьба и творчество единственного сына четы Бартеневых – Игоря Александровича, профессора архитектуры, академика,

Игорь Александрович Бартенев.

 проректора по научной работе Академии Художеств в Петербурге требует отдельной публикации. Но все же несколько слов об этом замечательном художнике, тонком душевном человеке, заложнике «сталинского режима», следует сказать на страницах этого издания.

Родился Игорь Александрович в Петербурге в 1911 году. Рос в семье, где он был окружен лаской, заботой, нежностью и любовью своих родителей и его детство было таким же, каким испокон веков было детство в семьях его предков Бартеневых, Кутузовых, Дмитриевых, Нащокиных, Случевских. Любящая кормилица-няня, образ которой маленький Игорь ассоциировал с няней Пушкина Ариной Родионовной. Французские и немецкие гувернантки, занятия музыкой, загородные прогулки, в летние месяца поездки на курорт в Гунгербург, где находилась дача его двоюродного деда, поэта К.К.Случевского; к сестрам матери: в Мценск к Городковым или в Туапсе к Полянским.
Затем гимназия, увлечение русскими классиками и поэзией, чтение книг с отцом, который направлял и развивал вкус сына, страстное увлечение театром, музыкальные вечера в доме родителей или в доме Полянских; молодость, становление характера и личности, первая влюбленность, выбор жизненного пути. Надежды на будущее, связанные с профессией. Все, как у всех, во все века и времена.
Но в разразившейся мировой катастрофе погибли и пропали без вести не только миллионы людей, это страшное время отнимало надежду на будущее.

Ангел хранитель спас Игоря Александровича от многих бед и лишений того времени, и он стал прекрасным знатоком по истории архитектуры, как русской, так и западноевропейской, замечательным и тонким живописцем старого Петербурга. На своих полотнах он передал красоту не парадного «пышного» города, а смог передать его неуловимую прелесть, тихих улочек района Коломны, неожиданных ракурсов Лебяжьей канавки и Новой Голландии, Мойки и Галерной гавани, выявляя всю многогранность духа загадочного и мифического города.
Выбора профессии перед Игорем Александровичем не стояло. Он давно решил стать архитектором.
В 1929 году после окончания школы, он подает документы на архитектурное отделение Вхутеина, так тогда называлась Академия Художеств.

Лариса Семеновна Бартенева

Но он сын «бывшего», к тому же офицера. С таким пунктом в своей биографии дорога в высшее учебное заведение была для Игоря Александровича закрыта. И тогда отец, увольняется с преподавательской должности и поступает на завод «Гидрометр», в качестве «специалиста» по продаже весов.
Документы были приняты, но радоваться было рано, его «срезали» на экзамене по математике, как сына «специалиста», многие знали Александра Николаевича по его преподавательской работе. И только на следующий год он становится студентом архитектурного отделения ЛИКСа при Академии Художеств.
Учился Игорь Александрович увлеченно, неистово, просиживал часами в Академической библиотеке, к окончанию учебы имел богатейшие знания по русской, западноевропейской архитектуре и архитектуре итальянского Возрождения. Свою первую книгу по архитектуре он написал в 25 лет, называлась она «Зодчие Итальянского Ренессанса». В 1936 году книга молодого архитектора Игоря Александровича Бартенева вышла из печати.
Поступление в аспирантуру у Игоря Александровича совпало с арестом отца, и Александр Николаевич так и не узнал об успехах сына.

В 1935 году Игорь Александрович женился на Ларисе Сергеевне Рейхер. Это была необыкновенно красивая женщина, невысокого роста, похожая на точеную статуэтку, с удивительными бездонными глазами.

Игорь и Лариса Бартеневы

Отец Ларисы Сергеевны, Сергей Михайлович Рейхер так же, как и отец Игоря Александровича был репрессирован в 1937 году. Его выслали в Семипалатинск, где он был расстрелян 9 января 1938 года. О его судьбе, так же, как о судьбе Александра Николаевича, семья Бартеневых ничего не знала десятки лет. И только в начале 90-х годов ХХ века Лариса Сергеевна получила подлинную справку о расстреле своего отца и его посмертной реабилитации. Ее мать Юлия Николаевна Волкова, крупный врач терапевт, также была выслана из Ленинграда в далекую Киргизию.
В течение десятилетий семья Бартеневых находилась в состоянии страха и ожидания ареста. Но даже в этих невероятных условиях всеобщего страха, Игорь Александрович добивался реабилитации имени отца. В 1941 году он обращается в НКВД с просьбой пересмотреть дело отца, надеясь, что он еще жив.
Ему отказывают, но он снова и снова настойчиво ищет и надеется на справедливость.

В 1940 году у Игоря Александровича и Ларисы Сергеевны рождается сын Олег. Для родителей, да и для его матери, Александры Капитоновны маленький Олежек становится отрадой и утешением. Но радоваться, глядя на малыша, семье долго не пришлось.
Война. Ленинград в блокаде, и маленький Олег, не прожив на свете двух лет, умирает от голода. В том же страшном феврале 1942 года не стало и матери Игоря Александровича.
Он с женой эвакуируется в Самарканд, где сам чуть не умирает от дизентерии. После выздоровления читает лекции по архитектуре в Самаркандском университете. Как только семья Бартеневых узнала, что снята блокада Ленинграда, они снова возвращаются в свой родной город. В 1945 году у них рождается дочь Милица, а в 1950 сын Александр, названный в честь деда.

Вся последующая жизнь Игоря Александровича была связана с Академией Художеств. Без преувеличения можно сказать, что это был его второй дом. Последовательно он занимал посты, был проректором по научной работе Академии Художеств в течение четверти века, имел звание профессора и члена-корреспондента Академии Художеств, стал доктором искусствоведения, заслуженным деятелем искусств, автором многих научных книг по архитектуре. Игорь Александрович

Игорь Александрович. В мастерской А.Н.Бенуа

был любим женой, детьми, своими учениками, особенно архитекторами, о его блестящих лекциях по архитектуре по городу ходили легенды и послушать его собирались студенты с других родственных ВУЗов: искусствоведческого отделения Университета и из Художественно-промышленного училища им. Мухиной.
Игорь Александрович очень любил своих двоюродных братьев Юрия и Владимира Полянских и часто бывал у них в гостях. Особенно был близок с младшим братом Владимиром.
Летом они совместно в течение нескольких лет снимали дачу на Рижском взморье, где в окружении родных и друзей, в покое и гармонии природы, Игорь Александрович чувствовал необыкновенное вдохновение. Он рисовал всегда и везде и карандаш или кисть становились у него естественным продолжением руки.
Работа и живопись была его страстью. Он делал зарисовки и писал путевые заметки даже в переполненном автобусе, стоя на одной ноге. Он исходил и изъездил всю среднюю полосу России, как «очарованный странник», пленяясь древнерусской архитектурой, сохранившимися фресками, неизъяснимой прелестью усадебных дворянских гнезд, под Калугой или под Москвой, в Остафьево, имении П.А. Вяземского или пушкинском Захарово, Вяземах, Полотняном заводе, в Михайловском; на берегах Оки, в Тарусе, на поле Бородино…

Игорь Александрович на Рижском на взморье

Из поездок он привозил десятки зарисовок пером, тушью, дивные миниатюрные акварели, передающие всю гармонию и красоту провинциальных русских городов и усадебной жизни России. В созданной художником живописной серии, которую можно назвать «Образы России», Игорь Александрович достиг наивысшей свободы самовыражения, того, чего он был лишен на государственной службе.
К сожалению, никто даже из близких коллег не знал о том, что Игорь Александрович занимается живописью. Только в 1981 году, когда Академия Художеств отмечала 70-летний юбилей И.А.Бартенева, была организована первая и единственная выставка его живописных полотен. Сначала она экспонировалась в Академии Художеств, потом в залах Художественно-промышленного училища им. Мухиной.

Он путешествовал по многим странам Европы. Был в Италии, Германии, Франции. Еще в 60- е годы был инициатором обмена группами студентов Академии Художеств со многими европейскими странами. Не изменяя себе, в этих поездках не расставался с карандашом или кистью и возвращался с листами не только путевых заметок, но и видами городов, пейзажей, зарисовками уличных сцен.

Игорь Александрович много читал, юношеская страсть к поэзии осталась у него на всю жизнь. В доме Бартеневых была обширная библиотека, в состав которой входили книги по искусству, истории театра и театрально-декорационного искусства, поэтические сборники, русская и зарубежная классика. Игорь Александрович был преданным поклонником театрального искусства. Им были созданы целые серии прекрасных театральных декораций.

Игорь Александрович с дочерью Милицей на этюдах

Но, занимая высокую должность, прежде всего идеологическую, Игорю Александровичу во имя семьи, спокойствия детей приходилось идти на компромиссы. Даже в годы «оттепели» его два раза снимали с должности, устраивали проверки, проверяли на «преданность делу Коммунистической партии». Этот душевный разлад между его собственными убеждениями и вынужденным служебным поведением во имя жизни родных мучила Игоря Александровича всю жизнь.
Страх ночных звонков, аресты и тени черных «марусь», увозивших людей в неизвестность; бесконечные очереди перед воротами тюрем, боязнь, что террор может повториться, душевно сломали Игоря Александровича. Незаживающей раной кровоточило его сердце о вопиющей несправедливости, свершившейся над его отцом, матерью и всего их поколения. Двадцать лет он, Игорь Александрович Бартенев, потомок славных родов был сыном «врага народа». С этим сознанием он жил и работал, тщательно скрывая свое происхождение. «Красное колесо» оставило его в живых, но морально, нравственно он был растоптан.
Душевная боль и мука не давала ему покоя всю жизнь. И только в 70 лет Игорь Александрович берется за перо, начав работать над историей своего рода и воспоминаниями о пережитом. Он доверил бумаге то, о чем он молчал всю жизнь. Его воспоминания - это хроника обыкновенной российской интеллигентной семьи, на которой веками держались моральные и нравственные устои России, семьи, безжалостно растоптанной и сломленной адской машиной большевистского режима.

Юбилей И.А..Бартенева. Среди студентов

1 Первоклассный Псковско-Печерский монастырь. Великие Луки, 1995, с.160.
2 Баскаков Н.А. Русские фамилии тюркского происхождения. Ономастика. М.: Наука, 1979, с.с.92-93
3 Макеенко Л.Н. Замечательные люди Опочецкого уезда. Опочка, 1997, с.18
4 Макеенко Л.Н. Замечательные люди Опочецкого уезда. Опочка, 1997, с. 22.
5 Игорь Александрович Бартенев начинает повествование с рассказа о своих предках, с кем он был связан родовыми узами. Но в силу многих причин, прежде всего доступности информации, закрытости архивов и их секретности, он сделал только первые шаги в области истории своей родословной. Поэтому авторы этой книги посчитали необходимым представить в более полном объеме историю семьи Игоря Александровича, связанную родственными узами с такими родами, как Дмитриевы, Голенищевы-Кутузовы, Коновницыны, Мусоргские, Нащокины, Полянские, Рерих, Случевские. Истоки многих родовых скрещений идут от древней псковской земли, летоисчисление которой теряется в веках…
27 апреля 1778 г. Михаил Илларионович вступил в брак с Екатериной Ильничной Бибиковой (1754-1824).
В их семье было шестеро детей: единственный сын в полтора года умер от оспы, а пятеро дочерей стали хорошо образованными светскими женщинами. Нет необходимости на страницах этой книги рассказывать подробно о судьбе дочерей Михаила Илларионовича, но все же представить каждую из них следует, чтобы еще раз удивиться хитросплетениям человеческих судеб…
Их старшая дочь Прасковья(1777- 1844) вышла замуж за М.Ф.Толстого(1772 - 1815); вторая дочь Анна (1782-1848)- фрейлина императорского двора, вышла замуж за генерал-майора Николая Захаровича Хитрово(1779-1826); средняя-Елизавета(1783- 1839) в первом браке была замужем за Теодором (Федором) фон Тизенгаузеном(1782-1805), который погиб в Аустерлицком сражении в 1805 г. Очевидец его смерти Федор Глинка описал этот случай Л.Н.Толстому, который затем использовал рассказ в эпизоде ранения Андрея Болконского в романе «Война и мир». Вторично Елизавета выходит замуж за генерала Николая Федоровича Хитрово ( ?-1819). Имела двух дочерей и Дарью(1804-1863) (Долли Фикельмон) и Екатерину(1803-1888),, которые были дружны с А.С.Пушкиным (1799-1837).
Две младшие дочери М.И.Голенищева Кутузова: Екатерина(1787-1826) вышла замуж за князя
Кудашеваа Николая Даниловича (1784-1813),вторично была замужем за генерал-майором Сарочинским Ильей Степановичем (1788-1854), Дарья (1788-1854)- Фрейлина, кавалерственная дама орд Св. Екатерины  малого креста. Замужем за Опочининым Федором Петровичем (1779-1852)-действительным статским  советником, обергофмейстером.
Мужем Прасковьи Михайловны был Толстой Матвей Федорович (1772 - 1815), камергер, тайный советник и сенатор. От этого брака у Прасковьи Михайловны было 11 детей.
Дети Прасковьи Михайловны и Матвея Федоровича Толстых были основателями наиболее «ветвистой» ветви потомков Кутузова.
Из всего потомства Прасковьи Михайловны проследим линию судьбы сына Николая Матвеевича (1802-1879).
Николай Матвеевич имел чин генерала от инфантерии, а позже генерал-адъютанта. Он участник Отечественной войны 1812 года, во время военных действий служил в Лейб-гвардии Гренадерском полку. За боевые заслуги и беспорочную службу он был награжден многими российскими и иностранными орденами, в том числе 1 класса Св.Анны, Св.Владимира, Св. Александра Невского, Белого Орла.
В 1839 году получает звание генерала от инфантерии и становится командиром Гренадеров императорского дворца. В 1860 г. назначается директором Николаевско-Чесменской военной богадельни в Петербурге и там же и походной церкви Иоанна Предтечи.
Был женат на Екатерине Алексеевне Хитрово-(1805-1851).
Их сын Илларион Николаевич (1832 -1904), окончил Е.И.В.  Пажеский корпус в 1850 г. Начал службу прапорщиком в Лейб-гвардии Преображенском полку. Был участником освободительного похода на Балканы. Имел чин генерал-майора. Находился при особах Императорской фамилии. Награжден многими российскими и иностранными орденами.
Илларион Николаевич был женат на фрейлине Императорского двора, княжне Голицыной Александре Александровне, (1835-1918), скончавшейся в самом начале Гражданской войны в 1918 году.
Их дочери-Надежде Илларионовне-(1860-1937)- выпала нелегкая судьба. Революционный переворот она вместе с мужем Танеевым Александром Сергеевичем-(1850 - 1918)- встретила в Петрограде. Хаос, разруху, голод, вызванный революцией, Надежда Илларионовна не приняла. В 1920 году она вместе с дочерью решается на переход финской границы нелегально. Уход из России состоялся, она осталась жива, но, как и миллионы других русских эмигрантов примириться с потерей Родины не смогла.
муж Танеев Александр Сергеевич был государственным деятелем и композитором. Получив «весьма основательное домашнее музыкальное образование», Танеев А.С. стал известным композитором. Он написал две симфонии, романсы, вальс, оперу «Месть Амура» (исполнена в Эрмитаже в присутствии высочайших особ). Его произведения исполнялись в России и заграницей и пользовались успехом.
Дочь Танеевых - Анна Александровна (1884-1964), была фрейлиной последней русской Императрицы – Александры Федоровны (- 1918), ее доверенным лицом. Именно ей - знаменитой Анне Вырубовой суждено сыграть немаловажную роль в судьбе Императорской семьи. Она трижды арестовывалась сначала Временным правительством, затем большевиками. В 1920 году вместе с матерью эмигрировала в Финляндию. Согласно обету стала монахиней в миру. Ее подлинные мемуары изданы в Финляндии на финском языке после ее смерти, а в России в 2005 году в издательстве «Вече». Мужем Анны Александровны был Вырубов Александр Васильевич-(1880-1919)-, морской офицер, имевший звание старшего лейтенанта и делопроизводителя морской походной канцелярии.
В причудливую канву родословных перекрестков Бартеневых-Ушаковых-Голенищевых-Кутузовых, вплетается имя Владимира Владимировича Набокова (1899-1977). В книге «Память, говори», в которой он приводит сведения о своей родословной, есть имя дочери Михаила Илларионовича- Дарьи: «Дмитрий Набоков, министр юстиции с 1878-го по 1885-й, многое сделал, чтобы защитить, если не укрепить, либеральные реформы шестидесятых (введение суда присяжных, к примеру) от яростных нападок со стороны реакционеров. <…> Он оставил четырех сыновей и пятерых дочерей. Старшим был Дмитрий, унаследовавший набоковские владения в тогдашнем Царстве Польском; его первой женой была Лидия Эдуардовна Фальц-Фейн, второй – Мари Редлих; следующим шел мой отец; затем Сергей, губернатор Митавы, женатый на Дарье Николаевне Тучковой, праправнучке фельдмаршала Кутузова, князя Смоленского».
Набоков Дмитрий Николаевич (1826-1904)-министр юстиции, государственный деятель, дед В.В.Набокова.
Набокова, Лидия Эдуардовна, (урожденная Фальц-Фейн)-(1870-1937)- первая жена Д.Д.Набокова.
Константин Дмитриевич Набоков-(1872-1927), дядя В.В.Набокова, служил в МИДе.
Имена всех участников подписания Портсмутского мира: Сергея Юльевича Витте, Ивана Яковлевича Коростовца и К.Д.Набокова высечено на Ротонде, стоявшей перед входом Музея Естественной истории в Нью-Йорке.
Витте Сергей Юльевич (1849-1915) – русский государственный деятель, политик, экономист, входил в состав русской делегации по подписанию Портсмутствого мира.
Коростовец Иван Яковлевич (1862-1933) дипломат, ученый-синолог, автор книг по истории Китая. Троюродный дядя И.А.Бартеневу

6 ГАПО, ф.55, оп.1, д.163, л.11
7 Там же, ф.20,оп.1.д.1023, л.10
8 Не менее интересны родственные связи по линии другой дочери четы Ушаковых-Анны Осиповны, 1775 года рождения. Как и ее сестра, Прасковья, Анна Осиповна нашла себе мужа на Псковской земле. Ее избранником был Александр Дмитриевич Яхонтов, 1753 г. рождения, владевший имением Камно неподалеку от Пскова. Впоследствии это имение перешло к их сыну -Николаю.
Псковский род Яхонтовых был многочисленным. Все они так или иначе вели свое начало к родоначальнику этой ветви купцу Кристофер Карел Дол (ь), немцу по происхождению. Он является родоначальником известных псковских родов Яхонтовых, Свечиных, Левшиных. В древних рукописях приводятся сведения о том, что Немчин Доль приехал во Псков из своей вотчины Гдова Здесь он крестился под именем Василия. Он передал Гдов Псковскому Князю Александру Михайловичу (1326-1336) и построил каменную церковь во Пскове, у Труперховских ворот, во имя Василия Великого. При храме Василий Дол устроил южный предел в честь Святого Алексея Человека Божия, тезоименитого его сыну. В честь жены и дочери воздвиг в 1377 году храм мученицы Анастасии Римляницы.
Род Яхонтовых дал псковской земле двух знаменитых людей – поэта Александра Николаевича Яхонтова и композитора Николая Петровича Яхонтова. Отец композитора, Петр Алексеевич, и прадед поэта, Дмитрий Алексеевич, были родными братьями.
Дед поэта Александра Николаевича Яхонтова- Александр Дмитриевич первый раз был женат на Елизавете Ивановне Назимовой. Вторично Александр Дмитриевич женился на Анне Осиповне Ушаковой, племяннице М.И.Голенищева-Кутузова. От этого брака у них было трое детей: сын- Николай и две дочери Екатерина и Маргарита. Александр Дмитриевич Яхонтов умер в возрасте 40 лет, в 1793 году и похоронен на Смоленском православном кладбище в Петербурге.
Сын Александра Дмитриевича и Анны Осиповны- Николай Александрович во время Отечественной войны 1812 года был секретарем и переводчиком при фельдмаршале М.И.Голенищеве-Кутузове, который доводился ему двоюродным дедом. В 1832-1835 г.г. Н.А.Яхонтов был Губернским Предводителем Дворянства, Попечителем Псковской Губернской гимназии, В 1834 году при пансионе возникла библиотека – все книги для нее были пожертвованы Н.А. Яхонтовым.
Николай Александрович имел чин действительного камергера, затем был Управляющим Новгородскою палатою Государственных имуществ. Именно по его инициативе при Императоре Николае I в практику вводятся «Журналы присутствий дворянских собраний» с указанием дат заседаний, повестки дня, постановлений. В 1832 г. под председательством Н. А. Яхонтова проходило ежемесячно от двух до двадцати заседаний, главным образом в связи с внесением дворян в родословную книгу по новым правилам. Женой Николая Александровича была Любовь Федоровна Кандалинцева.
Имение Яхонтовых Камно было одним из самых известных поместий в Псковской губернии. О жизни в Камно оставила свои воспоминания правнучка Николая Александровича – Анна Николаевна Яхонтова, которые находятся в рукописном отделе ПГОИАХМЗ Фонд Яхонтовой-Высоцкой КП 16340 /№ 12/ . В 1828 году в гостях у Яхонтовых был А.С.Пушкин.
По горькой иронии судьбы именно Николай Александрович Яхонтов должен был встретить в Пскове гроб с телом А.С.Пушкина в феврале 1837 года, когда тело погибшего поэта увозили из Петербурга в Успенский Святогорский монастырь для захоронения.
В Камно, на погосте, около старинной церкви Св. Георгия Победоносца, лежат несколько тяжелых могильных плит. Под ними покоятся останки членов семьи Яхонтовых, в том числе и Николая Александровича Яхонтова. Рядом плита, на которой высечено имя поэта Александра Николаевича Яхонтова и даты его жизни: «1820-1890». К сожалению, эта линия рода Яхонтовых прекратила свое существование. Подробнее о роде Яхонтовых можно прочитать на первой странице этого раздела.


9 РГВИА, (Леф.арх.) оп.30 св.229 д.382; оп.120 св.6 дд.59 и 94; св.9 и 73
стр. 348
10ГАПО, ф.20,оп.1.д.1023, л.10
11 ГАПО, ф.20, оп.1, д.1023, л.15-16 об.
Петр Александрович Кастюрин родился в 1791 году, был участником Бородинского сражения, вместе с русскими войсками дошел до Парижа. В 1820 году вышел в отставку в чине подполковника и поселился вместе с семьей в своем псковском имении Матюшкино, которое досталось ему в качестве приданного за женой, после смерти младшей сестры полководца Дарьи Илларионовны. Рядом с деревней Матюшкино есть деревня Бородино. По преданию, название деревне Бородино Дарья Илларионовна дала в честь исторической битвы, в которой принимал участие ее знаменитый брат. Но это лишь красивая легенда. Название села Бородино встречается еще в 1710 году в «Переписной книге Псковского уезда». (РГАДА. Ф.1209. Оп.1. Д.8506)
У Петра Александровича и Екатерины Ивановны было десять человек детей, и все они так или иначе связаны со Псковщиной. Екатерина Ивановна Кастюрина, внучатая племянница фельдмаршала М.И.Голенищева-Кутузова умерла в 1856 году и была похоронена на фамильном кладбище близ Никольской церкви. Ее сын Яков Петрович в 1871 году на свои собственные средства обновил иконостас этого храма. Интересен тот факт, что при подтверждении Илларионом Осиповичем Ушаковым своего дворянского происхождения свидетелями у него были Орест Александрович, брат Петра Александровича Кастюрина и Петр Алексеевич Мусоргский, отец композитора, также являющийся свойственником семье Ушаковых.
Подъезжая к селу Матюшкино, нельзя не обратить внимания на двухэтажное здание из красного кирпича, в котором находится местная школа. Более века стоит она в селе. Построено здание Псковской епархией. Первое упоминание о «сельце Матюшкине Кузьмодемьянской губы Велейского уезда» найдено в писцовой книге 1585-1587 годов, единственном из сохранившихся описаний Псковской губернии того времени.
До нашего времени уцелели остатки усадебного парка, и с 1994 вновь действует Никольская церковь. Сохранилось и надгробие Екатерины Ивановны Кастюриной, выполненное мастером Томсеном.
Известен еще один из представителей рода Кастюриных – писатель Лев Васильевич Успенский. Он родился 27 января по старому стилю 1900 года в Петербурге в семье инженера-геодезиста. Детство провел в имении Щукино, которое принадлежало его деду Алексею Измайловичу Кастюрину. Мать Льва Успенского Наталия Алексеевна Кастюрина, отец Василий Васильевич, происходил из разночинной семьи. Дед по линии Успенских был провинциальным банковским бухгалтером.
Успенский участвовал в работе над древнерусским словарем. После книги «Кот в самолете» были написаны две книги по древнегреческой мифологии: «12 подвигов Геракла» и «Золотое руно». Потом обе эти книги вышли под названием «Мифы Древней Греции». В 1939 Успенский вступил в члены Союза Писателей СССР. В том же году вышел в свет его роман «Пулковский меридиан». С годами Лев Васильевич стал не только крупнейшим ученым –лингвистом, но человеком, обладающим широким кругозором, глубокими знаниями во многих сферах человеческой деятельности. Он был знатоком археологии и истрии Петербурга, географом и землемером, ботаником и фотографом, знатоком античности и поэтом, писателем и переводчиком. Лев Васильевич участник Великой Отечественной войны
За мужество при работе военным корреспондентом он был награжден орденом Красной Звезды. После войны много и плодотворно работал. Умер Лев Васильевич Успенский в 1978 году.
Род Ушаковых и Снавидовых за один век дважды породнился. Впервые, когда их дочь-Прасковья Осиповна вышла замуж за Ивана Тарасьевича Снавидова, во второй раз, когда ее внучка Анна была повенчана еще с одним членом большой семьи Снавидовых - Николаем Васильевичем. Внучка Анны и Николая Снавидовых - Юлия Георгиевна Гущина была замужем за Николаем Павловичем Полянским. О том, что Юлия Георгиевна имела родственные связи с родом Голенищевых-Кутузовых, свидетельствует архивная справка, выданная ей, Псковским Дворянским собранием и хранящаяся в семье ее потомков в Петербурге.
Николай Павлович Полянский родился в Пскове в 1852 году в семье титулярного советника Павла Ефимовича Полянского, представителя старинного дворянского рода. Мать Евгения Александровна Полянская (урожденная Кинареева) была также из дворян.
Детство и юношеские годы Николая Полянского проходили в имении деда Жединовичи Порховского уезда Псковской губернии, а затем в Санкт-Петербурге и Тамбове.
Вскоре семья Полянских переехала в Петербург. Здесь Николай Павлович окончил гимназию и начал свою служебную карьеру на поприще финансиста. Он был действительный статский советник, чиновник по особым поручениям V класса Министерства финансов, первый управляющий Нижегородской Конторой государственного банка. Особо значимым и важным результатом деятельности Н.П. Полянского была постройка нового здания для отделения государственного банка в Нижнем Новгороде. Величественное здание банка в Нижнем Новгороде, спроектированное в древнерусском стиле известным архитектором В.А.Покровским, было возведено под непосредственным руководством Н.П. Полянского очень быстро – всего за два года.
Несмотря на то, что Николаю Павловичу и Юлии Георгиевне приходилось часто переезжать из города в город по служебной необходимости, своего родового имения Ильино Псковской губернии они не забывали. Имение Ильино было подарено прапрадеду Юлии Георгиевны- Петру Тимофеевичу Снавидову царем Михаилом Федоровичем в 1637 году.
Вот как описывает Николай Павлович свой приезд в Ильино: «Отказавшись от Москвы, мы с женой Юлией Георгиевной ( урожденной Гущиной) и сыном Алексеем поехали отдохнуть в имение жены Ильино в Опочецком уезде Псковской губернии. Давно мы обирались это сделать, но все как-то не удавалось. <…> Раскопал в старом сарайчике старинную барскую мебель, - и дело устроилось. Ездил заранее в Ильино, чтобы купить и привезти из Опочки хорошие железные кровати с пружинными тюфяками и волосяными наматрасниками, умывальник, самовар, посуду. Медную кухонную посуду нашел в том же сарае в Ильине. Осталось только отремонтировать и отдать полудить. Все это сделал- нанял на целый год столяра для ремонта и обивки мебели – и дело, что называется вышло одна прелесть. Многие вещи из старой мебели из красного дерева и карельской березы вышли чудо, как хороши.
<…>В шкапах и комодах<…> я нашел в желтых и из красного дерева с черными углами рамках редкие гравюры. Нашел родственные портреты, писанные масляными красками, и несколько попорченных сыростью картин.
Разумеется, все это сейчас же было развешено по стенам в порядке назначения комнат.
Во всем проглядывал у них верный и строго определенный размер жизни. Видно, что люди не только жили, а умели жить и во всем понимали толк. Между одними и другими поколениями проглядывала родственная общность и кровная связь».
Октябрь 17-го разрушил до основания «родственную общность и кровные связи». Н.П.Полянский, прослуживший в банковской системе 50 лет и внедривший многие новые методы ведения и управления банковским делом, после революции, которую он не принял, оказался уволенным. В 1918 году скончалась его верная и преданная спутница жизни Юлия Георгиевна. Двое его сыновей Уар и Алексей эмигрировали за границу, где и скончались, сыновья Павел и Иван в начале 30-х годов были репрессированы и погибли в ГУЛАГе, дочь Н.П. Полянского- Евгения долгое время жила в Нижнем Новгороде; ныне в Петербурге живет правнук Н.П.Полянского- Николай Владимирович, благодаря которому увидели свет «Воспоминания», его прадеда.
Н.П.Полянский, умер в полном одиночестве в деревне Лукино Нижегородской губернии. Крестовоздвиженский монастырь, у стен которого находилось кладбище, где был похоронен Николай Павлович, в советское время был разрушен, а кладбище уничтожено.
12 Голенищев-Кутузов М.И. Письма. Сообщение Ф.К.Опочинина// Журнал Русская старина, 1870-1871, с.34-41.
13 Шишов А.В. Неизвестный Кутузов. Новое прочтение биографии. М., 2002, с.8
14РГИА, 1343 оп. 30 д.4563; ЦГИА СПб, ф.536, оп.6, д.2207, 2341, 3607, 4839.

Иванченко Ирина, Нарва, Эстония.