Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

Забытые имена

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88

    Список страниц раздела

Translate a Web Page      Форум       Помощь сайту   Гостевая книга


Тридцать лет без Высоцкого...

25 июля 2010 года исполнилось 30 лет со дня смерти выдающегося поэта Владимира Высоцкого. Он прожил сорок два с половиной года. Его поклонники давным-давно высчитали даже точное количество дней, прожитых Владимиром Семеновичем, всего 15 520. Несоизмеримо мало с тем числом песен, стихов, сыгранных ролей, что он оставил после себя. Неудивительно, что популярность Высоцкого после его ухода не стала меньше. Он как будто сделал запас на целые десятилетия, чтобы оставаться на гребне волны и сейчас... Почти каждую свою песню он пел на последнем пределе сил. По признанию друзей Высоцкого, от постоянного дефицита времени он обладал невероятной остротой чувствования и всегда спешил жить, будто предвидел свой недолгий век. Под стать его характеру были и песни: искрометные, задушевные, поражающие своей искренностью и неистощимой силой. Лучшее из того, что он сочинил, вошло в золотой фонд мировой культуры.

Последние дни Высоцкого: его снабжал наркотиками КГБ?

Об этом человеке сказано и написано, кажется, уже все. Но исследователи его жизни и творчества продолжают разгадывать эту «планету», так до конца и не понятого русского «Гамлета». Он жил на пике эмоций, он всегда ходил по краю - до самого своего последнего дня. А как прошел этот последний день? Об этом мы расспросили исследователя его жизни писателя Федора Раззакова, автора книги «Владимир Высоцкий: козырь в тайной войне». С разрешения автора публикуем часть материалов этой книги.

«Страстная неделя Высоцкого»

С 19 июля 1980 года начинаются «последние дни» актера.

19 июля - открытие Олимпиады. Все больницы и аптеки на строгом учете.

«Водка - это была замена. Многие ребята так делают - когда хотят соскочить с иглы, входят в запой. Но водка - неадекватная замена, она действует грубее...» - вспоминал личный врач-реаниматолог Высоцкого Анатолий Федотов.

Друг Высоцкого В. Янклович: «Ведь он действительно не просил наркотиков в последние дни... Он это для себя решил. А если бы он взмолился, мы бы, конечно, нашли... Может, так он решил покончить с болезнью?»
Владимир Семенович оставил после себя много загадок.

20 июля. Не мог попасть в вену

Высоцкого навестил его сын Аркадий. Он в те дни поступал на физтех, у него неудачно складывались экзамены (две четверки), и 20 июля он приходил попросить помощи у отца. Вот что он рассказывал об этом: «В середине дня отец проснулся... Я сразу понял, что он действительно сейчас не в состоянии разговаривать. Но, поскольку я уже пришел, решил подождать, пока не придет Валерий Павлович (Янклович).

Пытался завести какой-то разговор, стал спрашивать:

- Вот я слышал, что ты из театра уходишь?

Но отец был явно не в настроении разговаривать... Через некоторое время он стал говорить, что ему надо уйти, говорил что-то про Дом кино... Я, естественно, считал, что он пойдет искать, где выпить... И даже порывался сам сходить, потому что не хотел, чтобы отец выходил из дома... На нем была рубашка с коротким рукавом, и, в общем, было видно, что дело там не только в алкоголе... А мама мне уже говорила, что с отцом происходит что-то странное, но я сам таким его ни разу не видел... Он прилег. Потом стал делать себе какие-то уколы - на коробках было написано что-то вроде седуксена... Он не мог попасть... Все это было ужасно... Ужасно. И настолько отец был тяжелый, что я стал звонить всем, чтобы хоть кто-то пришел! Взял телефонную книжку и звонил. Не помню, что сказали Смехов и Золотухин, но приехать они отказались.

Нина Максимовна (мама Высоцкого) сказала:

- Почему ты там находишься?! Тебе надо оттуда уйти!

И тут позвонил Янклович и сказал, что сейчас приедет.

Приехал он через час с сыном и кое-что привез... Это «кое-что» было завернуто в бумажку. Отец сделал такую трубочку и стал это нюхать. При этом половину рассыпал. Валерий мне честно сказал, что это такое, когда стал уходить... Когда отец понюхал эту штуку, ему стало немного лучше...

Я позвонил Туманову, сказал, что очень прошу приехать, что не могу удержать отца - он хочет уйти.

- Хорошо, - сказал Туманов, - я сейчас приеду. Только ни в коем случае не давай ему выпить! Не выпускай и не давай выпить. Если очень будет рваться, отведи к соседям.

Мы зашли, Гладков сказал: «О, Володя!» - они начали что-то говорить... Потом отец пошел на кухню, а я задержал Гладкова и сказал:

- Пожалуйста, не давайте ему выпить.

Аркадий Высоцкий.


Потом я побежал на кухню и увидел, как отец допивает из рюмки спирт...

Мы пошли домой, отец лег на диван и заснул. И тут приехал Вадим Иванович. Он приехал очень быстро, но все-таки не успел.

Я еще посидел минут сорок с Тумановым, мы поговорили о том, что же делать. Я стал просить, чтобы отца положили в больницу. Сказал, конечно, что жена Гладкова дала отцу выпить. Туманов сказал все, что он об этом думает... После этого я спросил:

- Почему отца не кладут в больницу, ведь явно видно, что человек больной?

Он ответил, что они так и сделают. Что он еще раньше хотел это сделать, но уехал, а отец сбежал... А теперь он приехал и сам этим займется.

«Обратим внимание на то, что ни один из друзей и коллег Высоцкого не согласился приехать к нему домой, а его родители чуть ли не криком кричат, пытаясь заставить своего внука покинуть квартиру отца, - рассказывает писатель Раззаков. - И это неудивительно, учитывая, что все эти люди прекрасно знали о том, во что за последние годы превратилась квартира Высоцкого на Малой Грузинской, 28, - в настоящий вертеп, в притон, где балом чаще всего правят водка, наркотики и продажные девки».

Вечером того же дня, 20 июля, Высоцкого дома навестил Станислав Говорухин. С января они находились в ссоре, после того как Высоцкий не приехал на «Кинопанораму», но теперь помирились. Они проговорили в течение нескольких часов.

21 июля. Оксана разбила бутылку водки

21 июля Высоцкий почти весь день безвылазно провел дома. Вечером отправился в театр, где должен был играть в «Преступлении и наказании», но на сцену не вышел - уговорил Любимова его заменить. Очевидцы рассказывают, в тот день только и твердил, что скоро умрет. Хотел вернуть долги людям, у которых что-то брал. Из театра заехал к Ивану Бортнику. Тот так написал в воспоминаниях: «Володя зашел в шикарном вельветовом костюме с ключами от «Мерседеса». Увидел у меня бутылку водки «Зверобой» и сразу: «Давай, наливай!» Я говорю тихо жене Тане: «Спрячь ключ от машины». Выпили, он захорошел. «Поехали, - говорит, - ко мне продолжать! Возьмем у Нисанова спирту». Потом спохватился: «Где ключи-то от машины?» Я говорю: «Спрятали, лучше возьмем такси». Отправились к его девушке Оксане на Грузинскую. Там Володя достал спирт, выпили, говорили допоздна.

Оксана Афанасьева.

Утром он меня будит: «Ванятка, надо похмелиться». Я сбегал в магазин, принес две бутылки «Столичной» по 0,75. Оксана устроила скандал и одну разбила в раковине на кухне. Но мы все-таки похмелились из оставшейся бутылки. Я попрощался с Володей, взял такси, уехал домой, отключил телефон и лег спать, потому что через день у меня был важный спектакль...»

Оксана: «Это было ужасно... Я сказала:

- Все! Я ухожу. Или пусть он уйдет. (Он - И. Бортник.)

- Нет, останьтесь оба. Если ты уйдешь, я выброшусь с балкона!

Я оделась, выскочила на улицу... Смотрю - Володя висит на руках, держится за прутья решетки...

Не помню, как я взлетела на восьмой этаж, как мы с Ваней вытащили Володю...»

В. Янклович: «Да он бы ни за что в жизни сам не разжал руки! Все эти «попытки самоубийства», по-моему,
просто театр. «Не достанете наркотик, выброшусь из окна», - да сколько раз он это говорил».

22 июля. Купил билет в Париж

Василий Аксенов 22 июля уезжает за границу. В этот день Высоцкий в последний раз выходит из дома.

Валерий Янклович.

В. Янклович: «Когда я приехал утром 22 июля и зашел в квартиру, Володя был одет и в довольно приличном состоянии... Двадцать второго ему позвонили из ОВИРа:

- Владимир Семенович, зайдите за паспортом.

Перед ОВИРом он заехал к сестрам в аптеку и умолял их дать «лекарство»... Потом поехал в ОВИР, получил паспорт и купил билет в Париж на 29 июля. Поехал он вместе с Оксаной... Еще он заехал в аптеку, где у него работали знакомые, и выпросил у них несколько ампул «лекарства». Только на них и держался».

«Наркотики появлялись и после 18 июля. Было достаточно много врачей, которые «помогали» Высоцкому (не только врачей - медсестер, аптечных работников, военных медиков и даже работников НИИ, связанных с медициной). Причем большинство из них не знали о существовании друг друга: у одного - ампула, у другого - две... Отказать Высоцкому было очень трудно», - сообщает писатель-исследователь Перевозчиков.

Из воспоминаний М. Влади: «Вечером двадцать второго июля - наш последний разговор: «Я завязал. У меня билет и виза на двадцать девятое. Скажи, ты еще примешь меня?»

- Приезжай. Ты же знаешь, я всегда тебя жду».

«Если сказанное Влади правда, то в поступках Высоцкого не было никакой логики: несколько дней назад он ездил с возлюбленной Оксаной покупать обручальные кольца, а теперь звонит жене, говорит, что любит ее, и просит его принять, - комментирует поступки актера писатель Федор Раззаков. - Между тем, по словам Оксаны, Высоцкий в те дни заявил ей, что хочет порвать с женой и даже написал ей прощальные стихи. Попросил Оксану отправить их в Париж. Но она оставит открытку на телевизоре в квартире Высоцкого».

Незадолго до смерти Высоцкий собирался уехать в Париж к жене Марине Влади.

23 июля. Ужин в ресторане ВТО

Как рассказывал А. Бальчев, «Володя был в плохой форме. Он приехал около одиннадцати. Мы сели за один столик, начали что-то есть... Наш столик сразу окружили какие-то люди. Все хотели выпить с Володей. Я разгонял народ как мог. Когда мы вышли на улицу, Высоцкий был уже изрядно подвыпивший и попросил меня довезти его до дома. С нами поехали тогда актер Владимир Дружников и Оксана Афанасьева. Из ресторана я прихватил с собой бутылку водки. Володя буквально вырвал ее из моих рук: «Я должен угостить Дружникова, сам пить не буду». Еще я хорошо запомнил, что у него с собой было много денег - целая пачка. И мне показалось, что он от них хотел избавиться, пытался их отдать. Как будто предчувствовал...»

В. Нисанов: «В эти последние дни Володя редко выходил из дома, но я хорошо помню, что он ездил в ВТО. Привез актера Дружникова и поднялся ко мне... Потом ушел к себе».

Из книги Перевозчикова «Тайна смерти Владимира Высоцкого»

«А. Штурмин: «Я приехал к Володе 23 июля. Он был в очень плохом состоянии... Сначала он меня не узнал... Потом узнал, подошел, обнял. Никогда в жизни не забуду напряженное, твердое, как камень, тело».

Б. Немчик: «Я позвонила на квартиру Высоцкого 23 июля. К трубке подошел Валера Янклович.

- Как у вас там дела?

Валера ответил:

- Сама не слышишь? (Было слышно, как Володя стонал: «А-а! А-а!»)

- И так все время?

- Все время...»

Оксана Афанасьева: «Я приехала днем...

А Володя стал падать... А все сидели за столом и говорили:

- Это при тебе он так выкаблучивается... О-о... Смотри, опять упал... А тебя не было - нормально...

А вечером приехали эти врачи... Федотов все время делал уколы... Седуксен и что-то такое, что делают перед операцией.

Алексей Штурмин.


Я Федотову говорила:

- Толя, ты мне объясни: как может реагировать организм на два совершенно противоположных препарата?!

С одной стороны, он колол успокаивающее, снотворное, а с другой - вводил тонизирующие препараты. Он делал настолько странные вещи, что даже я удивлялась:

- По-моему, происходит разлад нервной системы - ведь ей непонятно, какую команду выполнять: не то отдыхать, не то бодрствовать...

- Да нет, - говорил Толя, - это специально так... Он как бы отдыхает и в то же время в тонусе...

А Володя уже никак не реагировал».

А. Федотов: «23 июля при мне приезжала бригада реаниматоров из Склифосовского. Они хотели провести его на искусственном аппаратном дыхании. Был план, чтобы этот аппарат привезти к нему на дачу. Наверное, около часа ребята были в квартире - решили забрать через день, когда освобождался отдельный бокс. Я остался с Володей один - он уже спал. Потом меня сменил Валера Янклович».

Л. Сульповар: «23 июля я дежурил. Ко мне приехали Янклович и Федотов. И говорят, что Володя совсем плохой. Что дальше это невозможно терпеть и надо что-то делать.

Мы поехали туда. Состояние Володи было ужасным! У него уже были элементы цианоза - такая синюшность кожи. Запрокинутая голова, знаете, как у глубоко спящего человека, особенно выпившего, западает язык... Мы положили его на бок, придали правильное положение голове, чтобы язык не западал... Прямо при нас он немного порозовел. Стало ясно, что или надо предпринимать более активные действия, пытаться любыми способами спасти, или вообще отказаться от всякой помощи...

Мы посоветовались (вместе со мной был Стас Щербаков, он тоже работал в реанимации и хорошо знал Володю) и решили: надо его брать в больницу. На что нам ответили, что это большая ответственность и что без согласия родителей этого делать нельзя... Договорились, что заберем Володю 25 июля».

С. Щербаков: «Наша последняя встреча, если ее можно так назвать, - вечером 23 июля. Почему мы его не взяли тогда?..

Приезжаем, открывает дверь какая-то девушка. На диване под одеялом лежит человек и вроде слегка похрапывает. Это был Федотов - тогда я в первый раз с ним столкнулся. Спрашиваю:

- А где Высоцкий?

- Там, в спальне.

Проходим туда и видим: Высоцкий, как говорят медики, в асфиксии - Федотов накачал его большими дозами всяких седативов. Он лежит практически без рефлексов... У него уже заваливается язык! То есть он сам может себя задушить. Мы с Леней придали ему положение, которое и положено наркотизированному больному, рефлексы чуть-чуть появились. Мы с Леней анестезиологи, но и реаниматологи тоже, видим, что дело очень плохо. Но ведь и Федотов - реаниматолог-профессионал! Я даже не знаю, как это назвать, это не просто халатность или безграмотность!.. Да если у меня в зале лежит больной и я знаю, что он умрет, - ну нечего ловить! Но когда я слышу храп запавшего языка, я спокойно сидеть не могу.

Ну а дальше пошел весь этот сыр-бор: что делать?»

24 июля. Он еще спел

Ю. Емельяненко: «24 июля мы приехали на Малую Грузинскую поддатые... Володя спел пару песен. Еще Вадим говорил: «Володя, ну что ты орешь, как сумасшедший, как резаный, мы же здесь рядом все?!»

- А я иначе не могу, - и пошел... Орет... Спел он пару песен и еще в кайф вошел, он до этого укололся, видимо... Володя вроде бы затих, смирившись с обстановкой, что водки не достанешь, ну куда же - час ночи... Мы уехали...»

Наступила ночь на 25 июля 1980 года

А. Федотов: «Эта ночь для Володи была очень тяжелой. Я сделал укол снотворного. Он все маялся. Потом затих. Уснул на маленькой тахте в большой комнате.

А я был со смены - уставший, измотанный. Прилег и уснул, наверное, часа в три. Проснулся от какой-то зловещей тишины - как будто меня кто-то дернул. И к Володе! Зрачки расширены, реакции на свет нет. Я давай дышать, а губы уже холодные. Поздно... До сих пор не могу себе простить, что заснул тогда... Прозевал, наверное, минут сорок...»

КТО ЕСТЬ КТО

А. Федотов - личный врач-реаниматолог. После смерти Высоцкого умер при странных обстоятельствах, по официальной версии, покончил с собой.

Л. Сульповар - личный врач актера, работал в Склифе.

С. Щербаков - друг-врач.

В. Янклович - друг и менеджер Высоцкого, который устраивал его гастроли.

А. Штурмин - известный советский каратист, познакомился с Высоцким в конце 70-х. Потом в 80-е годы после смерти Высоцкого сидел в тюрьме.

В. Нисанов - фотограф и сосед по дому.

А. Бальчев - болгарский писатель, поэт.

Б. Немчик - американка, познакомилась с Высоцким через своих знакомых, вращалась в кругу Высоцкого.

Оксана Афанасьева (Ярмольник) - возлюбленная Высоцкого, сейчас жена Ярмольника.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Федор РАЗЗАКОВ: «Володю хотели убить»


«Я написал документальную книгу на основе свидетельств людей, окружавших Высоцкого. Когда работал над книгой, мне открылась совершенно иная картина всего происходящего. Собирая материал, общаясь с сотрудниками КГБ, я пришел к выводу, что в окружении Высоцкого были и люди, завербованные КГБ. Даже Оксана Афанасьева (Ярмольник) признавалась, что, когда у нее начался роман с Владимиром, на нее пытались выйти сотрудники спецслужб с целью вербовки.

Кроме того, есть версия, что перевозка наркотиков для Высоцкого через «Аэрофлот» осуществлялась под надзором КГБ. В советские годы просто так нереально было провести наркоту через таможню. Безусловно, в Комитете госбезопасности прекрасно знали, что Высоцкий наркоман и ему поставляет кокаин и другое «лекарство» его же ближний круг. Задержать и посадить наркопоставщиков не представляло проблемы. Но этого не делали. Почему?

Возможно, кому-то было выгодно то, что Высоцкий «на игле», в полной зависимости, и годы его сочтены. Думать, что здесь обошлось без КГБ, наивно. Предположим, Высоцкого не хотели сажать за наркоту, чтобы не делать его в глазах народа «узником». Но почему его не лечили от наркомании и не перекрыли доступ к наркотикам? Почему последние дни он провел в агонии, а его не везли в больницу друзья-врачи, которые по какому-то неписаному правилу отвечали за здоровье барда? Уверен, что в архивах КГБ есть ответы на многие вопросы.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Контрразведчик Игорь АТАМАНЕНКО:


«Заявления этого писателя - бред, погоня за сенсацией. Обвинять КГБ в распространении кокаина и потворствовании наркомании Высоцкого - нонсенс!

Высоцкий сидел на игле. А кокаин - в основном нюхательный. Он мог, когда начиналась ломка, заехать в любую больницу, гениально отыграть припадок - а народ его любил до потери пульса! - и ему тут же кололи димедрол, что хватало на несколько часов.

Почему Высоцкий метался между Москвой и Парижем - здесь наркодилеров не было. Все его частые виражи к Марине Влади - вот там он отрывался, но прятал «лекарство» от Влади. А в нашей стране КГБ не позволил бы наркодилерам что-то ввозить из-за рубежа! Кокаин вошел в моду в 90-х. А в период Высоцкого в шаговой доступности были таблетки кодеина от кашля плюс кололи морфий.

Известно, что три врача Высоцкого поставляли ему какие-то медикаменты, чтобы снять ломку, но при чем тут КГБ?! И зачем Комитету нужен был скандал и народные волнения во время Олимпиады?! Полная глупость!

 источник- Анна ВЕЛИГЖАНИНА — 22.07.2010   http://www.kp.ru/daily/24527.3/673091/

 Get Adobe Flash player


Родня

 

Двоюродная тетя Владимира ВЫСОЦКОГО Людмила ЯРЕМЕНКО: «На похоронах Володи творилось что-то невообразимое! Конная милиция, люди на крышах, на деревьях... Километровые очереди, чтобы попрощаться с ним. Всенародное горе!»
 
Людмила Высоцкая — десятиклассница, конец 40-х  
25 января Владимиру Высоцкому исполнился бы 71 год
Те, кто интересовался родословной Владимира Высоцкого, знают, что она имеет глубокие киевские корни. В Киеве его дедушка по отцу Вольф Шлиомович Высоцкий (впоследствии он переписал свое имя-отчество на русский лад, став Владимиром Семеновичем) учился в Коммерческом институте (с 1911 по 1917 год) на экономическом факультете, получив по окончании звание кандидата экономических наук. Затем поступил в Киевский университет на юрфак, а еще через два года — в Киевский институт народного хозяйства. Владел немецким, французским и польским языками...

Современники называли его «аристократом духа, человеком необыкновенной порядочности, фундаментальности в делах». Кроме того, Владимир Семенович-старший слыл в Киеве самым красивым мужчиной — женщины были от него без ума. Говорят, гены передаются через поколение...

Бабушка поэта по отцовской линии Ирина Алексеевна почти всю жизнь прожила в Киеве, умерла в 1970 году и похоронена на Байковом кладбище. Театр и литература были ее страстью. Она не пропускала ни одной премьеры в Киеве, причем признавала лишь первый ряд, была в курсе всех литературных новинок, хотя профессия косметолога отнимала у нее массу времени.

17 июня 1916 года у супругов родился сын Семен — будущий отец знаменитого актера, поэта, певца и композитора. Семен Высоцкий учился в 67-й киевской школе, в 1931 году поступил в политехникум связи, но уже через год переехал в Москву... Там продолжил образование, стал кадровым военным и в 1937-м женился на переводчице «Интуриста» Нине Максимовне Серегиной, родители которой из русских крестьян. Играл ей на рояле, пел для нее Вертинского, они ходили в театр, оперетту. А 25 января 1938 года у молодой четы родился Володя...

Теперь о нашей собеседнице. У Вольфа (Владимира Семеновича-старшего) была сестра Мария и братья Леон и Исаак. Дочь среднего из них Людмила Леоновна Высоцкая приходится Владимиру Высоцкому двоюродной тетей. Она — известная в прошлом баскетболистка, чемпионка СССР и обладательница Кубка Союза, член национальной сборной и заслуженный тренер Украины. Сейчас 78-летняя Людмила Леоновна на пенсии. Интервью началось с неожиданного признания...


«В 10 МЕСЯЦЕВ МЕНЯ ВЗЯЛИ ИЗ КИЕВСКОЙ БОЛЬНИЦЫ «ОХМАТДЕТ», И Я СТАЛА ВЫСОЦКОЙ»

— Я вам кое-что должна сообщить, прежде чем мы начнем разговор. Дело в том, что я не чистокровная Высоцкая... Леон Шлиомович и Юдифь Овсеевна, которых я считаю своими родителями, взяли меня в 10 месяцев из больницы «ОХМАТДЕТ». Удочерили, дали свою фамилию, воспитали.

— Как вы об этом узнали?

— Когда мне было 20 лет, я потеряла метрику, и нужно было взять дубликат. Пришла в городской архив, говорю: «30-й год, 5 августа». Работница архива достает огромную книгу, начинает ее листать. Сообщает: «Вас там нет». Прошу: «Посмотрите тогда за следующий год». Она находит: «Людмила Власова». Эта фамилия красными чернилами перечеркнута, а сверху написано: «Высоцкая». Я не сразу поняла: «Кто такая Власова?». Она на меня посмотрела и ничего не сказала. Ни слова!

Людочка Высоцкая с приемной матерью Юдифью Овсеевной, 1935 год


После я поинтересовалась у отца: «Почему ты взял девочку, ты же хотел мальчика?». Он объяснил: «Ты была в боксе вместе с другими детьми. Мы идем, а ты протягиваешь к нам ручонки... Нас это растрогало, и мы выбрали тебя». Я им, конечно, очень благодарна. Кем бы я была, что бы со мной было, если бы я росла сиротой?

— Как к вам относились дяди — братья вашего отца?

— Младшему Исааку было все равно. А старший Владимир немножко свысока на меня поглядывал, как бы недоумевая: зачем Леон взял какую-то девочку? Но я помню, что в 35-м он прислал мне посылку с подарками — говорящей куклой и мишкой.

А Семен, отец Володи, относился ко мне хорошо. Когда я приезжала в Москву, всегда его навещала. Что-то ему привозила, с пустыми руками как-то неловко было заявляться. «Киевский торт» — обязательно. Он еще просил: «Люда, ой, как хочется домашней украинской колбаски!». Она, вся залитая смальцем, продавалась в фарфоровых бочонках. Так я ему их перла: «На тебе, пожалуйста!».

— То, что вы приемная дочь, знал еще кто-то?

— Нет. Кстати, отец хотел поменять мне имя, а бабушка была против: «Не смей этого делать! Дали ей имя Людмила, пусть Людмилой и будет». Отец был очень набожным, каждую субботу ходил в синагогу. Даже если в этот день работал, вставал в шесть утра и ехал туда.

Когда мне было лет пять, он и меня в синагогу водил на праздник Торы. Но для меня тогда это был пустой звук. Уже потом, когда нельзя было достать мацу, которую евреи едят во время Пасхи, я иногда пекла ее для него сама. Дядя Исаак был атеистом и коммунистом — полной противоположностью моему отцу. А дядя Володя — ни то ни се.

«ВОЛОДЮ Я ВИДЕЛА ВСЕГО ТРИ РАЗА. ПОСЛЕДНИЙ — В ГРОБУ»

— Когда вы впервые встретились с Владимиром Высоцким?

— Ему тогда было лет семь, мне — лет 15. Его привезли в Киев. Мальчишка небольшого росточка. Беленький, светленький такой — абсолютно блондин! А я была девушкой с ветерком: высоченная акселератка — хотя такого слова тогда и в помине не было, худенькая.

Бабушка поэта Ирина Алексеевна с сыном Сеней (отцом Высоцкого)


Я водила Володю по Киеву, показывала новый Крещатик, улицу Ленина. О чем разговаривали, уже не помню. Это было летом, солнечный день, жарко. Я ему купила мороженое. Он был в коротеньких штанишках до колен. А я — в единственном моем платье, так что особо не разгуляешься. (Смеется).

— И каким он вам показался по характеру?

— Спокойным, тихим, послушным.

— Киев его интересовал?

— Любому ребенку в его возрасте любопытно смотреть, сравнивать. Тем более он тогда жил в Москве с матерью (родители развелись) в коммуналке на улице Мещанской: одна комната, очень много соседей — ничего хорошего. Больше я вам ничего не могу сказать, потому что наши пути разошлись. Я начала заниматься спортом.

— Увлеклись баскетболом?

— Пришел в школу тренер, отобрал высоких девочек. 47-й год. На зимних каникулах выступала на первенстве города. После окончания школы пришла в «Динамо» к заслуженному тренеру СССР Миркияну Егорову: «Хочу у вас тренироваться!». Так и сказала. Меня взяли в команду мастеров.

Мы были в эвакуации на Урале, а когда вернулись, наше жилье заняли. Нам дали крошечную однокомнатную квартиру — семь квадратных метров. Я спала на сундуке, который мы привезли из эвакуации. Ноги на нем не помещались, я подставляла табуретку. И для меня счастьем было, когда мы ездили на соревнования в другие города, спать в гостинице на нормальной кровати.

В 56-м в Москве проходила I Спартакиада народов СССР. Я играла в сборной Украины. Перед матчем разминаюсь со всеми на площадке. Вдруг вижу — идет ко мне Володя Высоцкий. В кепке. Столько лет не виделись! Обнялись. До игры осталось совсем немного. Тренер уже поглядывает на меня, не до разговоров. Я говорю: «Понимаешь, мне сейчас нужно размяться». Он побыл немного и ушел. Больше я с ним не встречалась.

Дед Высоцкого по отцовской линии Владимир Семенович (Вольф Шлиомович)

— Вы следили за его судьбой?

— Честно говоря, нет. У меня своих забот хватало. Я уже была тренером. Шла как-то со своей воспитанницей Ларисой после тренировки, и она мне говорит: «Людмила Леоновна, а вы знаете певца и поэта Владимира Высоцкого? У него такие песни!».

И я стала больше им интересоваться. Купила магнитофон. Семен дал мне бобины. По нескольку раз смотрела фильмы с его участием. Особенно «Место встречи изменить нельзя». Во время съемок этого фильма мы были в Одессе на соревнованиях. Прибегают ко мне девочки: «Людмила Леоновна, мы видели Володю Высоцкого!». Я нашла телефон киностудии, стала звонить, но так и не дозвонилась. Это было за день до отъезда в Киев.

Чтобы встретиться с Володей, нужно было бросить своих девочек, а я не могла себе этого позволить — отвечала за них головой.

«НА КЛАДБИЩЕ СМЕТАЛИ ДАЖЕ РОДСТВЕННИКОВ. НЕВОЗМОЖНО БЫЛО ПРОТОЛКНУТЬСЯ К ГРОБУ»

— Вы были на похоронах Высоцкого?

— Да. Мне позвонила Женя, вторая жена Володиного отца. Как раз в Москве проходили Олимпийские игры. Билеты в столицу не продавали. Я позвонила знакомому, он мне помог достать билет на самолет. Но в аэропорту «Борисполь» — милиция, не пропускают на посадку даже с билетом. Строго так спрашивают: «А вы чего туда?». Достаю метрику: «Я родственница Владимира Высоцкого, еду на похороны». Смягчились: «Ну идите».

В Москве приехала на Малую Грузинскую, где он жил. Володя лежал в гробу в своем кабинете на письменном столе, за которым работал.

— Обратили внимание на обстановку в квартире? Что бросилось в глаза?

— Я была поражена скромностью увиденного: никакого хрусталя, обыкновенная мебель — ничего особенного. На стене только карта мира, на которой были отмечены флажками места, где побывал Володя. Большие часы. Коридор немножко переделанный: он собирался сделать сауну, но не успел. Кухня — длинная, стол, скамейка — на всю длину. Единственное, что меня удивило, смотрю: о, ковер на полу такой же, как у Семена! Один к одному, одинаковый рисунок. Кто кому покупал, Володя — отцу или Семен — сыну, не знаю.

— Чем запомнились похороны?

— Семен мне говорит: «Сейчас ты увидишь, сколько людей придет!». Только-только забрезжил рассвет, я выглянула в окно. Боже мой! Людей — масса, на улице и в округе... Затем мы поехали в театр. Гроб стоял на сцене, а занавес был от спектакля «Гамлет». Возле гроба сидели родственники, большинство, как ни странно, со стороны второй жены Семена, армяне. Не было родственников дяди Алексея, так как они где-то отдыхали.

«Я ушел от пеленок и сосок,
Поживал — не забыт, не заброшен.
И дразнили меня «недоносок»,
Хоть и был я нормально доношен».


Володя Высоцкий.
Фото слева — 1944 год, справа — 1940 год

Семен говорит: «Давай выйдем на воздух». Вышли. И я снова: «Боже!». Творилось что-то невообразимое! Милиция — конная! Люди на деревьях, на крышах. А очередь, чтобы пройти мимо сцены и попрощаться с Володей, — многокилометровая! Всенародное горе!

Отправились на кладбище. Ехали по проспекту, народ — по обе стороны. Всю дорогу бросали цветы. Этот самый, как его, Юрий Любимов ручкой махал...

То, что творилось на кладбище, не передать словами! Люди, которые, может быть, вообще не имели никакого отношения к Володе, сметали даже родственников. Всех, без разбора! Невозможно было протолкнуться к гробу. Еле протиснулись.

— Какие надгробные речи звучали?

— Мне запомнилось то, что сказал Михаил Ульянов на панихиде, — честно и порядочно. Мол, система такая, что поэту не давали сцену, но у него хватило мужества сказать правду, какая она есть.

«ВОЛОДЯ СКИТАЛСЯ С МАРИНОЙ ПО ЧУЖИМ УГЛАМ. ОТЕЦ ПОМОЧЬ ЕМУ НЕ ЗАХОТЕЛ»


— Вас потрясали слухи, разговоры о том, что ваш племянник пил, кололся? Спорили из-за этого с кем-то?

— Нет. Я это не воспринимала вообще, честно говоря. Володя говорил людям правду, выплескивал ее в музыке, в стихах и делал это с болью. А что касается выпивки, то выпивал он еще до того, как стал знаменитым. И лично я считаю, что в этом виновата мать, хотя никого судить нельзя. Она снова вышла замуж, причем я знаю со слов Семена, что ее второй муж был алкоголиком.

— После школы родители навязывали Володе, куда поступать?

— Семен — нет, а дедушка — да. Все толкал его в строительный. Он поучился немного и бросил.

— Какие у Владимира Семеновича были взаимоотношения с отцом?

— Напряженные. Хотя Семен говорил, что вроде бы нормальные. Но я так не считаю. Володя в свое время очень материально нуждался. Скитался с Мариной Влади по чужим углам. У них не было даже своего места, негде было жить. Это разве нормальное явление? А отец был при деньгах, мог ему помочь, но не захотел.

«Час зачатья я помню неточно — значит, память моя однобока...».

Папа Высоцкого Семен Владимирович и мама Нина Максимовна, конец 40-х


Когда умерла бабушка Ирина Алексеевна, я присутствовала при том, как братья в Киеве делили ее наследство. Приехали Семен с женой, Алексей... Я, языкатая, смотрела, смотрела на их споры и не выдержала: «Да ради Бога, что вы эти камни делите?». Ну, я такая вот нехорошая, к золоту безразличная: есть оно, нет — мне все равно. А тут люди совершенно другого склада, для них главное — блеснуть золотом, бриллиантами...

Они тогда на меня страшно обиделись, даже со мной не разговаривали долгое время. Я к чему это веду? Моя подруга в Ленинграде купила югославскую стенку, которая по тем временам стоила четыре тысячи с чем-то. Это как сейчас 40 тысяч. Через какое-то время приезжаю к Семену в Москву — у него точно такая стенка стоит! И вся блестит.

Дядя Володя, их отец, когда был в Германии, накупил там много красивых композиций из бронзы XVIII-XIX века. Очень дорогие! Сперва они были у второй жены дяди Володи, а когда он умер, смотрю: часть бронзы — у Семена. Не квартира, а комиссионный антикварный магазин! Он мог продать что-нибудь из этих вещей и купить сыну квартиру, чтобы тот не скитался. Хотя бы из наследства бабушки что-то выделил.

«НИКИТУ ВЫСОЦКОГО Я НЕ УВАЖАЮ ЗА ТО, ЧТО ОН ВЫСТУПИЛ ПРОТИВ МАРИНЫ ВЛАДИ»

— У вас были встречи с детьми Высоцкого?

— Аркашку я не помню: видела его или нет — не хочу врать. А с Никитой приходилось встречаться. Он тоже одно время занимался баскетболом в одной из сильнейших тогда в Москве спортивных школ. Он мне совершенно не нравится, я его не уважаю.

— Почему у вас о нем сложилось такое мнение?

— Хоть бы позвонил, когда бывает в Киеве, поинтересовался — все же я ему какая-то родня. Как-то Семен позвонил: мол, внук Никита в Киеве, завтра будет в Москве, назвал номер поезда и вагона. Я купила «Киевский торт», поехала на вокзал. Вручила ему. Хоть бы спасибо сказал, слово произнес. Ничего!

Когда умер Володя, его сыновья имели право получить отцовские деньги, но их, как мне потом рассказали, еще надо было найти. Аркаша — порядочный парень и вообще не хотел в это дело влезать. А Никита рыскал, рыскал — нашел!..

У меня есть книжка «Прерванный полет» Марины Влади — о Володе Высоцком. Когда Семен узнал, что я ее приобрела, был очень недоволен: «Как ты могла купить такую книжку?».

Похороны Владимира Высоцкого, Москва, Ваганьковское кладбище, 1980 год.
Стоят у гроба слева направо в первом ряду: Марина Влади, школьный товарищ Высоцкого, мать Всеволода Абдулова и тетя Владимира Семеновича Людмила Яременко
 

Я смотрела по телевизору, как Никита, явно подговоренный Семеном, выступал против Марины: мол, как эта Влади посмела открыть, что Высоцкий был наркоманом и все такое... В чем дело? Вдова написала всю правду — как смогла и как считала нужным. Правду у нас не любят. И вот этот молодой человек, который даже не пришел на похороны отца, позволяет себе такие выпады...

— Как вы думаете, почему Высоцкий изменял Марине Влади?

— А почему мужчины вообще изменяют?

— Не все же...

— Но многие. Дело в том, что сами женщины виноваты. Если бы Володя с Мариной жили вместе, тогда, может быть, этого не было, понимаете? А тут каждая цеплялась к нему...

При этом, если бы не Марина, Володя бы давно в тюрьме сидел! Она его спасала! Столько вытерпела ради него. Даже вступила в компартию Франции, хотя эта компартия нужна была ей, как чирей на одно место. Марина его любила. У нее, конечно, свой менталитет — французский, а у него — русский. Но что делать? Я думаю, вместе им было хорошо.

Помню, слушала Никиту и думала: «Боже! Ну каким надо быть, чтобы выступать против этой женщины?». На нее свалилось несчастье, она столько пережила! Ухаживала за Володей. Сколько раз он умирал, а Марина буквально вытаскивала его с того света! Столько всего делала, но, к сожалению, все равно ничего не получилось...

Да что сейчас об этом говорить... Володю любили, любят и будут любить, несмотря ни на что. Светлая ему память... Я верю, что душа человека — вечная.

источник- Михаил НАЗАРЕНКО «Бульвар Гордона» http://www.bulvar.com.ua/arch/2009/4/498088ae245e8/


Владимир Высоцкий и Марина Влади

 Get Adobe Flash player

Все песни Владимира Высоцкого в mp3 2.7Гб/2.7Гб
      Полное собрание музыкальных произведений Владимира Высоцкого.

   Татуировка
   Формулировка
   Но я не жалею
   Поговори хоть ты со мной
   Путешествие в Прошлое
   Скажи еще спасибо, что живой
   Иван да Марья
   Бегство мистера Мак-Кинли
   Свой остров
   Затяжной Прыжок
   Концерт в ДК МИР
   Концерт в Центральном театре кукол
   Концерт в ДК ВАМИ
   Концерт в ДК КОММУНА (часть1)
   Концерт в ДК КОММУНА (часть2)
   Тихорецкая
   Я родом из детства
   Песня о Волге
   Купола
   Потеряю истинную веру
   Лукоморья больше нет
   Банька по-белому
   Не волнуйтесь!
   Вес взят!
   Памятник
   История Болезни
   Речечка
   Алиса в стране чудес
   Мой Гамлет
   Концерт в клубе-магазине ЭВРИКА
   Концерты в Казани
   Концерт в Северодонецке

   Общая продолжительность звучания: 38 ч 40 мин. 160kbps.   Скачать
 
  Татуировка mp3
2,3 Мб
00:01:56
   Татуировка txt
1 Кб
 
   Я был душой дурного общества mp3
2,7 Мб
00:02:15
   Я был душой дурного общества txt
1 Кб
 
   Что же ты, зараза mp3
1,5 Мб
00:01:17
   Что же ты, зараза txt
943 б
 
   Бодайбо mp3
2,0 Мб
00:01:44
   Бодайбо txt
853 б
 
   Красное зеленое mp3
1,1 Мб
00:00:56
   Красное зеленое txt
803 б
 
   У тебя глаза - как нож mp3
2,0 Мб
00:01:42
   У тебя глаза - как нож txt
1 Кб
 
   Я в деле mp3
1,4 Мб
00:01:14
   Я в деле txt
625 б
 
   Город уши заткнул mp3
2,4 Мб
00:02:01
   Город уши заткнул txt
992 б
 
   Не уводите меня из Весны mp3
2,3 Мб
00:01:56
   Не уводите меня из Весны txt
1 Кб
 
   Правда ведь обидно mp3
1,2 Мб
00:01:02
   Правда ведь обидно txt
832 б
 
   Зека Васильев и Петров-зека mp3
2,8 Мб
00:02:22
   Зека Васильев и Петров-зека txt
2 Кб
 
   Товарищ Сталин mp3
3,0 Мб
00:02:34
   Товарищ Сталин txt
2 Кб
 
   За меня невеста mp3
2,4 Мб
00:02:04
   За меня невеста txt
675 б
 
   Эй шофер mp3
1,8 Мб
00:01:31
   Эй шофер txt
725 б
 
   Гитара mp3
2,4 Мб
00:02:01
   Гитара txt
742 б
 
   Ленинградская блокада mp3
1,8 Мб
00:01:32
   Ленинградская блокада txt
1 Кб
 
   Позабыв про дела mp3
1,9 Мб
00:01:39
   Позабыв про дела txt
726 б
 
   Тот кто раньше с нею был mp3
3,1 Мб
00:02:35
   Тот кто раньше с нею был txt
2 Кб
 
   Лежит камень в степи mp3
1,6 Мб
00:01:23
   Лежит камень в степи txt
943 б
 
   Сивка-Бурка mp3
1,6 Мб
00:01:23
   Сивка-Бурка txt
891 б
 
   Рано утром проснешся mp3
1,4 Мб
00:01:14
   Рано утром проснешся txt
466 б
 
   Большой Каретный mp3
1,6 Мб
00:01:24
   Большой Каретный txt
742 б
 
   Шнырит урка в ширме у майданщика mp3
1,5 Мб
00:01:15
   Шнырит урка в ширме у майданщика txt
743 б
 
   Приморили вохры, приморили mp3
1,5 Мб
00:01:18
   Приморили вохры, приморили txt
572 б
 
   Раз в московском кабаке сидели mp3
1,1 Мб
00:00:58
   Раз в московском кабаке сидели txt
651 б
 
   Здрасьте мое почтение mp3
2,6 Мб
00:02:12
   Здрасьте мое почтение txt
2 Кб
 
   На Колыме где север и тайга кругом mp3
3,2 Мб
00:02:43
   На Колыме где север и тайга кругом txt
1 Кб
 
   Английская бодяга mp3
2,4 Мб
00:02:04
   Я сын подпольного рабочего-партийца mp3
3,0 Мб
00:02:32
   Я сын подпольного рабочего-партийца txt
2 Кб
 
   Алешка жарил на баяне mp3
1,4 Мб
00:01:12
   Алешка жарил на баяне txt
992 б
 
   Я был батальонный разведчик mp3
2,6 Мб
00:02:13
   Я был батальонный разведчик txt
1 Кб
 
   У меня было сорок фамилий mp3
1,0 Мб
00:00:54
   У меня было сорок фамилий txt
1 Кб
 
   Сам я вятский уроженец mp3
2,4 Мб
00:02:00
   Сам я вятский уроженец txt
937 б
 
   Я женщин не бил до 17 лет mp3
3,4 Мб
00:02:51
   Я женщин не бил до 17 лет txt
1 Кб
 
   Злая мачеха у Маши mp3
1,3 Мб
00:01:06
   Злая мачеха у Маши txt
407 б
 
   Счетчик щелкает mp3
2,3 Мб
00:01:56
   Счетчик щелкает txt
990 б
 
   Все срока уже закончены mp3
2,7 Мб
00:02:14
   Все срока уже закончены txt
885 б
 
   Ребята напишите мне письмо mp3
2,2 Мб
00:01:51
   Ребята напишите мне письмо txt
678 б
 
   Антисемиты mp3
3,1 Мб
00:02:35
   Антисемиты txt
1 Кб