Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Забытые имена

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87

 

    Список страниц раздела

 

Translate a Web Page      Форум       Помощь сайту   Гостевая книга

 


 

Капитан Саблин - герой или предатель?

 

 

...В августе1976г. до офицерского состава флота довели совершенно секретный приказ, в котором сообщалось: «6–13 июля 1976г. Военная коллегия Верховного суда СССР рассмотрела уголовное дело на изменника Родины Саблина В.М., самовольно угнавшего 9 ноября 1975г. из Рижского порта в сторону Швеции большой противолодочный корабль (БПК) «Сторожевой», и его активного пособника Шеина А.Н. В ходе судебного разбирательства подсудимые полностью признали себя виновными и дали подробные показания о совершенном преступлении… Военная коллегия с учетом тяжести совершенного Саблиным преступления приговорила его к исключительной мере наказания — смертной казни (расстрелу). Шеин осужден к 8 годам лишения свободы с отбытием первых двух лет в тюрьме». Что же произошло на Балтике осенью 1975г.? Долгое время информация об этом в СССР была засекречена. На западе же эти события достаточно подробно и достаточно достоверно освещались. Хотя даже спецслужбы Запада долгое время верили распространявшейся КГБ версии, будто Саблин хотел увести корабль в Швецию. Сильно преувеличено было и число приговоренных к расстрелу (82 кроме самого Саблина). В 1981г. в США небольшим тиражом вышел роман Т.Кэнсли «Охота за «Красным Октябрем». По словам автора идею романа ему подсказала услышанная где то история про то, как советский офицер Саблин захватил военный корабль. В романе корабль превратился в подводную лодку.

Обидно, когда о своей истории мы узнаем из зарубежных источников. Только к концу «перестройки» завеса тайны приоткрылась. 27 февраля 1990г. газета «Известия» первой из советских газет опубликовала статью собкора из Нью-Йорка «Был ли бунт на советском эсминце?». Основываясь на различных источниках (зачастую противоречивых) попробуем восстановить ход событий. В октябре 1975г. экипаж БПК «Сторожевой» вернулся в Балтийск после многомесячной боевой службы в Средиземном море. БПК проекта 1135 (позднее переименован- ные в СКР - сторожевые корабли ракетные) к которым относился и «Сторожевой», построенный в 1973 г. имели длину - 123м. ширину - 14м. осадку - 4,5м. водоизмещение 3200т. мощность двигателей 45000 — 63000л.с. скорость - 32 узла. В состав вооружения входили четыре ПУ ракетного противолодочного комплекса «Метель» (дальность до 50км.), два зенитно-ракетных комплекса «Оса» (4 ПУ, 40 ракет), две 76-мм двухорудийные автоматические артиллерийские установки АК-726, два четырехтрубных 533-мм торпедных аппарата, две двенадцатиствольные реактивные бомбометные установки 12 РБУ -6000 (дальность до 6км.). Экипаж составлял 196 человек. 7 ноября в Риге должен был состояться военно-морской парад в честь очередной годовщины Октябрьской революции, а поскольку в столице Латвии современных кораблей не было - туда 5 ноября отправился «Сторожевой». После парада корабль должен был уйти на докование в Лиепаю. В связи с этим весь штатный боекомплект (за исключением стрелкового оружия для экипажа) был сдан на временное хранение в береговые склады. Далее приведем выдержку из совершенно секретного доклада комиссии, назначен- ной приказом министра обороны СССР Гречко «для расследования случая неповиновения, имевшего место 8—9 ноября 1975г. на большом противолодочном корабле «Сторожевой» 128-й бригады ракетных кораблей Балтийского флота». «Около 19.00 8 ноября Саблин В.М. обманным путем увлек командира корабля капитана 2-го ранга Потульного А.В. в гидроакустический пост, захлопнул люк и закрыл на замок, чем изолировал командира от личного состава. В дальнейшем вход в помещение, где был изолирован командир, находился под охраной ближайшего сообщника Саблина — матроса Шеина А.Н. …После изоляции командира корабля Саблин собрал 13 офицеров и 13 мичманов в мичманской кают-компании, изложил вынашиваемые с 1963г. мысли об имеющихся, по его мнению, нарушениях законности и справедливости в советском обществе. При этом он демагоги- чески использовал общеизвестные недостатки, о которых сообщается в советской печати (отдельные факты злоупотреблений в торговле, нехватка некоторых товаров, нару- шения правил

 приема в вузы, случаи очковтирательства и приписок, бюрократизма и использования служебного положения в личных целях и др.). Саблин преподносил все это как проявление отхода партии и правительства от ленинских положений в строительстве социализма… Саблин предложил совершить самовольный переход корабля в Кронштадт, объявить его независимой территорией, от имени экипажа потребовать у руководства партии и страны предоставить ему возможность выступлений по Централь- ному телевидению с изложением своих взглядов. На вопрос, как эти взгляды увязываются с его партийностью, он ответил, что вышел из партии и не считает себя связанным с нею. Когда его спросили, где командир корабля, он заявил, что командир находится в каюте и обдумывает его предложения…». Как видно о бегстве в Швецию речи не идет. Основываясь на воспоминаниях участников попробуем изложить события боле подробно. 8 ноября по случаю праздника часть офицеров и мичманов БПК "Сторожевой" (в т.ч. старпом) сошла на берег. Вечером матросы смотрели фильм «Броненосец «Потемкин» (очевидно, что данную ленту Саблин выбрал не случайно). Во время демонстрации фильма Саблин зашел к командиру «Сторожевого» капитану 2-го ранга Потульному и сказал, что гидроакустики затеяли пьянку в рубке. Командир тут же бросился в пост гидроакустиков, расположенный в носовой выгородке, ниже ватерлинии, за ним поспешил Саблин. Когда Потульный протиснулся в пост, Саблин захлопнул за ним стальную дверь. Сторожить Потульного замполит оставил своего помощника - корабельного библиотекаря и по совместительству киномеханика старшего матроса Шеина, вооружив его пистолетом. В помещении Потульный нашел письмо оставленное Саблиным, где объяснялись мотивы выступления моряков. Потом замполит собрал офицеров и мичманов в кают-компании и объявил, что принял командование кораблем и намерен вести его в Питер, чтобы оттуда обратиться ко всей стране с воззванием: отечество в опасности, власти погрязли в казнокрадстве и лжи, необходимы очищение, демократия, социальная справедливость. Дальнейшие события, как явствует из того же доклада, развивались так. Саблин предложил мичманам и офицерам с помощью черных и белых шашек проголосовать по поводу его соображений, и часть командного состава оказала ему поддержку. 10 офицеров и 5 мичманов, не разделившие взгляды замполита, были «изолированы в двух отдельных помещениях». После окончания фильма в 21.40 по сигналу «большой сбор» матросы и старшины выстроились на нижней артиллерийской палубе, в корме корабля. К ним с краткой речью обратился Саблин. По свидетельству матроса Максименко он говорил о коррупции в верхах, о том, что власти транжирят национальные богатства России, разоряют стра- ну и народ, о необходимости смены руководства. Матрос Шеин вспоминал позднее: «После его выступления началось всеобщее воодушевление. То, о чем мы толковали меж собой в курилках, вдруг прозвучало во всеуслышание. Это было как праздник. Чувство достоинства пробудилось в каждом. Мы людьми себя почувствовали». Саблин призвал команду выступить против несправедливых порядков в государстве и довел до моряков план действий - «Сторожевой» идет в Ленинград с тем чтобы В телевизионном обращении призвать к исправлению допущенных ошибок.

 

  

 

Выступление «Сторожевого», по его планам, должно было быть поддержано на Ленинградской военно-морской базе, простыми ленинградцами, а затем и всей страной. В заключение выступления Саблин подчеркнул добровольность участия членов экипажа в походе: «Те, кто не хочет принять в них участие, может сойти на берег на корабельном катере». По свидетельству А.Шеина, относящемуся к 1998г. таких среди матросов и старшин не нашлось, только один воз- держался, остальные поддержали своего замполита (Шеин также утверждал, что и большинство мичманов проголосовало «за»). Позднее почти все отрекутся от своих слов и осудят Саблина. В докладе комиссии приведена иная версия: «Не весь личный состав корабля под- дался на агитацию Саблина о чем

 свидетельствуют попытки отдельных матросов, старшин и офицеров освободить командира и захватить Саблина еще в начале событий. Но эти попытки были предотвращены сторонниками Саблина». Более подробное обращение Саблина было записано на магнитофонную ленту и несколько раз за ночь передано по внутрикорабельной трансляции (запись сохранились и впоследствии была представлена на суде). Вот ее фрагмент «Напряженно и долго думая о дальнейших действиях, принял решение: кончать с теорией и становиться практиком. Понял, что нужна какая-то трибуна, с которой можно было бы начать высказывать

 свои свободные мысли о необходимости изменения существующего положения дел. Лучше корабля, я думаю, такой трибуны не найдешь. А из морей лучше всего — Балтийское, так как находится в центре Европы. Никто в Советском Союзе не имеет и не может иметь такую возможность, как мы — потребовать от правительства разрешения выступить по телевидению с критикой внутреннего положения в стране... Наша цель— поднять голос правды... Наш народ уже

 значительно пострадал и страдает из-за своего политического бесправия... Только узкому кругу специалистов известно, сколько вреда при- несло и приносит волюнтаристские вмешательства государственных и партийных органов в развитие Вооруженных Сил и экономику страны, в решение национальных вопросов и воспитание молодежи... Предполагается, что, во-первых, нынешний госаппарат будет основательно очищен, а по некоторым узлам — разбит и выброшен на свалку истории, так как глубоко заражен семейственностью, взяточничеством, карьеризмом, высокоме- рием по отношению к народу. Во-вторых, на свалку должна быть выброшена система выборов, превращающая народ в безликую массу. В-третьих, должны быть ликвидированы все условия, порождающие всесильность и бесконтрольность гос- и партаппарата со стороны народных масс... Мы твердо убеждены, что необходимость изложить свои взгляды на внутреннее положение в стране, причем чисто критического плана по отношению к политике Центрального Комитета КПСС и Советского правительства, имеется у многих честных людей в Советском Союзе...» Незадолго до полуночи с 8 на 9 ноября вахтенный офицер подводной лодки «Б-49», дежурной по рейду на реке Даугава у Риги, где стояли корабли морского парада, заметил человека на якорной бочке, размахивающего руками. Его сняли, и он сообщил командиру подводной лодки, капитану 2-го ранга Светловскому, что, он, ст.лейтенант Фирсов (комсорг), сбежал с БПК «Сторожевой», чтобы сообщить о бунте который поднял замполит корабля капитан 3-го ранга Саблин, арестовав командира и собираясь угнать корабль. Светловский не сразу поверил этому, он знал Саблина как отличного моряка прошедшего все ступеньки морской службы перед тем как стать комиссаром. Пока вызывали начальство, пока оно добиралось, а затем разбиралось, поступил доклад вахтенного офицера: «Сторожевой» снимается с якоря. Но даже самовольный выход корабля, не заставил поверить в ошеломляющую

новость. Решили, что корабль по ошибке, перепутав время, выходит на плановый ремонт в Лиепае. Командующий флотом вице-адмирал Косов в начале четвертого ночи попытался выйти на связь с БПК, но он не отвечал на вызовы. Саблин, узнав о побеге Фирсова, понял что медлить нельзя - внезапность утра- чена. Снявшись с якоря, БПК вышел из строя кораблей, чудом развернулся в узкой реке и в 2 часа 50 мин. (в сопровождении пограничных катеров) вышел

 

БПК "Сторожевой"

в Рижский залив, взяв курс к Ирбенскому проливу (расположен между Латвийским берегом материка и южной оконечностью о.Сааремаа, соединяя Рижский залив с Балтийским морем.) Ленинград находится в 300км. к северо-востоку от Риги, и чтобы попасть туда, корабль должен был выйти через Ирбенский пролив (двигаясь в направлении шведского острова Готланд) из Рижского залива в Балтийское море. После чего он мог, обогнув острова Саарема и Хийумаа, повернуть на восток в Финский залив- на Ленинград. Идти по кратчайшему направлению в Кронштат, следуя сначала на север через Моондзунский пролив можно, но опасно для такого крупного корабля как «Сторожевой» из-за узкостей, мелей и банок в районе Моондзунского архипелага. К тому же на корабле не было штурмана и необходимых навигационных документов. (Моонзунд (Moonsund) немецкое название пролива Вяйнамери между эстонским материковым берегом и Моонзундским архипелагом в который входит около 500 островов самые крупные - Сааремаа, Хийумаа, Муху). Так что на первом этапе трудно было понять куда движется корабль к Ленин- граду или в Швецию. Когда корабль прошел Ирбенский маяк (Ирбенский плавучий маяк, представлял собой судно специальной конструкции построенное в Финляндии которое ежегодно с 1963 по 1986г. выставляли в Балтийском море на подходе к Ирбенскому проливу. В 1985г. был построен стационарный маяк) курс его был 290 град.– это курс на Швецию. Рекомендованный курс на Кронштадт из этой точки 337град. Это стало поводом для обвинения в попытке угона корабля в Щвецию. От Ирбенского маяка до территориальных вод Швеции оставалось сорок три мили, а до Кронштадта - 330 миль. Возможно если бы корабль находился в свободном плавании то такое заключение было бы правомерно, но «Сторожевой» на выходе из Ирбенского пролива подвергся атакам бомбардировщиков и его курс мог несколько отличатся от рекомендованного. Но об этом позже. Около четырех часов утра мятежный замполит передал главнокомандующему ВМФ Горшкову телеграмму: «Прошу срочно доложить Политбюро ЦК КПСС и Советскому правительству, что на БПК «Сторожевой» поднят флаг грядущей коммунистической революции. Мы требуем: первое - объявить территорию корабля «Сторожевой» свободной и независимой от государственных и партийных органов в течение года. Второе - предоставить возможность одному из членов экипажа выступать по Центральному радио и телевидению в течение 30 минут... Наше выступление носит чисто политический характер и не имеет ничего общего с предательством Родины. Родину предадут те, кто будет против нас. В течение двух часов, начиная с объявленного нами времени, мы ждем положительного ответа на наши требования. В случае молчания или отказа выполнить вышеперечисленные требования или попытки применить силу против нас, вся ответственность за последствия ляжет на Политбюро ЦК КПСС и Советское правительство». Одновременно радиостанция корабля передала открытым текстом обращение «Всем! Всем!..» По другим источникам радист матрос Н.Виноградов передал его только по закрытому каналу. В ходе расследования он пояснил, что открытых переговоров и передач в эфир не было, хотя замполит давал приказание передать радиограммой текст «Всем, всем!» он эту команду не выполнил. На вопрос, почему ответил: «Это было бы прямое нарушение инструкции. Не положено». Обращение, записанное на магнитофонную ленту, сохранилось: «Всем, всем! Говорит большой противолодочный корабль «Сторожевой». Наше выступление - не есть предательство Родины, а чисто политическое, прогрессивное выступление. И предателями Родины будут те, кто пытается нам помешать. Если со стороны правительства к нам будет применена сила, чтобы ликвидировать нас, то вы об этом узнаете по отсутствию очередной передачи по радио и телевидению. И в этом случае только ваша политическая активность, всеобщее выступление спасет революцию, начатую нами. Поддержите нас, товарищи!». В 7.39 с ЦКП ВМФ на корабль пошла телеграмма: «Ваша телеграмма ГК ВМФ получена. ГК приказал возвратиться и стать на якорь рейда п.Риги». Ответа на нее не последовало. Морская операция по задержанию «мятежников» развертывалась следующим образом. Ночью 9 ноября командир Лиепайской военноморской базы получил приказ командующего Балтийским флотом, вице-адмирала Косова настигнуть самовольно вышедший из Риги и следующий в сторону Швеции БПК «Сторожевой» и «…с выходом на визуальный контакт применить артиллерийское оружие с целью остановки корабля. Первый залп дать впереди по курсу, последующие по винтам». В 8.45 капитан 1-го ранга Л.С.Рассукованый (командир бригады эсминцев Лиепальской Военно-морской базы); вышел в море на сто- рожевом корабле «Комсомолец Литвы» вместе с ним вышел подчиненный ему дивизион малых ракетных кораблей под командованием капитан 2-го ранга А.В.Бобракова. Всего группа кораблей преследования по имеющимся сведениям состояла из одного СКР, двух ракетных и трех малых противолодочных кораблей, одной подводной лодки, а так же корабля с морскими десантниками на борту. По имеющимся источникам нельзя однозначно сказать входят ли в число перечисленных корабли пограничников (их называют то ракетными катерами то сторожевыми кораблями) которые сопровождали «Сторожевой» от Рижского порта. Командир бригады пограничных

 

Братья Саблины Борис, Валерий и Николай. 1974 год.

сторожевых кораблей, капитан 1-го ранга А.Найперт получил приказ командующего Прибалтийским пограничным округом КГБ СССР, генерал-лейтенанта К.Секретарева, «Немедленно открыть огонь на поражение и уничтожить корабль», В 8.55 на пограничном корабле получили семафор с БПК «Сторожевой»: « Друг! Мы не изменники Родины». От применения оружия пограничники воздержались, мятежный корабль просто сопровождали, без каких-либо активных действий по его остановке или уничтожению. Спустя неделю Найперт был отстранен от командования бригадой и уволен из ВМФ. В 9.05 на БПК «Сторожевой» был передан семафор командующего БФ: «Командиру и замполиту. Требую незамедлительно исполнить приказ главкома возвратиться в Ригу . В случае возвращения гарантируется безопасность всему экипажу». На это был получен ответ, что семафор принял командир отделения сигнальщиков старшина 2 статьи Суровин. На вопрос «Куда следуете?» ответил: «Не знаю, кораблем командует Саблин». Корабли Лиепайской ВМБ настигли «Сторожевой» уже в момент бомбардировки его авиацией. Вот как рассказывает об этих событиях А.В. Бобраков. «От имени командующего флотом мне передан приказ настигнуть «Сторожевого», и если тот пересечет меридиан 20 град. за которым путь прямо в Швецию, то мне предписывалось корабль утопить... При выходе из Ирбенского пролива мы настигли «Сторожевого»... И вдруг вижу, как огромный водяной столб взметнулся на месте корабля, подумалось, что он взорвался. Потом масса воды осела, и «Сторожевой» движется как ни в чем не бывало. Это авиация уже начала предупредительное бомбометание». По тревоге были подняты два бомбардировочных авиаполка в Тукумсе и Румбуле (недалеко от Риги). По имеющимся сведениям летчики полка расположенного в Румбуле оружие применять отказались (Шведские радиостанции зафиксировали «бурные» радиопереговоры с экипажем). Действия другого полка в августе 2004г. подробно описал непосредственный участник событий А.Цымбалов бывший в то время заместителем начальника штаба 668-го бомбардировочного авиаполка (132-й авиадивизии 15-й воздушной армии). «668-й бап, базирующийся на аэродроме Тукумс в двух десятках километрах от Юрмалы, был поднят по боевой тревоге около трех часов ночи 9 ноября 1975г. Это был один из самых подготовленных полков фронтовой бомбардировочной авиации ВВС. Имея на вооружении устаревшие к тому времени фронтовые бомбардировщики Як-28, он был подготовлен к нанесению авиационных ударов всем составом полка ночью в сложных метеорологических условиях. Доложив на КП дивизи о полученном сигнале и наших действиях, с удивлением узнали, что штаб дивизии проверку боевой готовности полка не планировал и ее не проводит, а командир дивизии отдыхает дома. Подняли с постели комдива: генерал Андреев, как всегда, рассудительно, четко и понятно растолковал недавно назначенному командиру полка - тот, кто поднял по тревоге, минуя командира дивизии подчиненный ему полк, тот пускай этим полком сам и командует». Далее воспоминания генерала излагаются в сжатом варианте.
Как всегда при проверках боеготовности, поступила шифровка из штаба воздушной армии с легендой, описывающей оперативно-тактическую обстановку, и задачей полку. На этот раз в территориальные воды Советского Союза вторгся иностранный эсминец УРО (управляемое ракетное оружие), имеющий две зенитные ракетные установки типа «Оса». Давались географические координаты точки его нахождения в Рижском заливе и ставилась задача - быть в готовности к нанесению по кораблю авиационного удара с целью его уничтожения. Для действий по такой цели были необходимы фугасные бомбы калибра 500кг. (они хранились на складе в третьем боекомплекте). На самолеты по тревоге были подвешены авиабомбы

 

Валерий Саблин с семьей.

первого боекомплекта -ОФАБ-250Ш (осколочно-фугасные авиационные штурмовые, калибра 250кг.), хранившийся на стоянках самолетов. Но так как удар по кораблю собирались выполнять условно, то бомбы перевешивать не стали. Часов около семи утра из штаба воздушной армии по телефону уточнили место нахождения корабля - на выходе из пролива в направлении на остров Готланд (Швеция). Ближе к рассвету и.о. командующего 15 ВА генерал-майор Гвоздиков потребовал выделить из числа руководящего состава полка два экипажа для предупредительного бомбометания по курсу движения корабля. Но боекомплект генерал менять запретил. Через пять-шесть минут после взлета самолета-разведчика взлетели два экипажа (экипаж заместителя командира по летной подготовке и экипаж начальника огневой и тактичес- кой подготовки полка, штурман - секретарь партийного комитета полка) с задачей: по целеуказанию разведчика осуществить предупредительные бомбометания по курсу корабля. Самолет-разведчик в указанной точке корабля не обнаружил и приступил к его визуальному поиску. Метеорологические условия для ведения воздушной визуальной разведки мало подходили: утренние сумерки, разорванная облачность 5-6 баллов с нижней кромкой на высоте 600-700м. горизонтальная видимость не более 3-4 км. В таких условиях самолет-разведчик свою задачу не выполнил - корабль не обнаружил. Экипажи бомбардировщиков вынуждены были разделиться и искать цель самостоятельно. Экипаж заместителя командира по летной подготовке практически сразу обнаружил крупную надводную цель и вышел на нее на заданной высоте в 500м. опознал ее визуально в дымке как боевой корабль размерности эсминца и произвел бомбометание с упреждением по курсу корабля, стремясь положить серию бомб поближе к кораблю. Но серия бомб легла не спереди по курсу корабля, а с недолетом по линии проходящей

через его корпус. Штурмовые бомбы взорвались над  поверхностью воды, и сноп осколков срикошетил прямо в борт корабля, который оказался советским сухогрузом, вышедшим всего несколько часов назад из порта Вентспилс. Судно начало подавать сигнал бедствия, сопровождая его открытым текстом: «бандитское нападение в территориальных водах Советского Союза». К счастью убитых и раненых на борту не было (ремонт повреждений обошелся Министерству обороны в автоцистерну спирта и 5-тонный грузовик масляной краски). Второй экипаж, обнаружив несколько групп надводных целей, помня о неудаче своего товарища снижался до высоты 200м. (к тому времени дымка чуть рассеялась и видимость стала 5-6км). В абсолютном большинстве это были рыболовные суда. Время шло, а корабль обнаружить не удавалось. На смену готовились вылететь два экипажа первой эскадрильи. В это время «Сторожевой» подошел к границе территориальных вод Советского Союза. Очевидно тогда и было принято окончательное решение на его уничтожение любыми силами генерал-майор Гвоздиков приказал поднять весь полк в максимально короткое время для нанесения удара по кораблю хотя его точное место нахождение по-прежнему было неизвестно. В спешке чудом удалось избежать столкновения самолетов на ВПП. Командир третьей эскадрильи, получив приказ осуществить взлет эскадрильей по варианту выхода из-под удара, в соответствии с заранее разрботанным планом в кратчайшие сроки вырулил на ВПП, и немедленно начал взлет при этом с другой стороны ВПП к взлету готовились два самолета первой эскадрильи. Катастрофы удалось избежать благодаря решительным действиям руководителя полетов, но заранее разработанный боевой порядок полка построить в воздухе уже было невозможно, и самолеты пошли в район удара вперемешку на двух эшелонах с минутным интервалом на каждом. Это была идеальная мишень для двух корабельных комплексов ЗУР с 40-секундным циклом стрельбы. С высокой степенью вероятности можно утверждать, что если бы корабль реально отражал этот авиационный удар, то все 18 самолетов этого «боевого порядка» были бы сбиты. Тем временем второй самолет (начальника огневой и тактической подготовки) наконец, обнаружил группу кораблей, два из которых, выглядевшие на экране радара крупнее находились на расстоянии 5-6км. друг от друга. Нарушив все запреты экипаж прошел между двумя боевыми кораблями на высоте 50м, и четко увидел на борту одного из них искомый номер. На КП полка сразу же пошел доклад об азимуте и удалении корабля от аэродрома Тукумс, а также запрос подтверждения на его атаку. Получив разрешение экипаж выполнил маневр и атаковал корабль с высоты 200м. спереди сбоку под углом 20-25 град. от его оси. Саблин, управляя кораблем, грамотно сорвал атаку, энергично сманеврировав в сторону атакующего самолета до курсового угла, равного 0 град. Бомбардировщик вынужден был прекратить атаку (попасть при бомбоме- тании с горизонта в узкую цель было маловероятно) и со снижением до 50м. (экипаж все время помнил о двух ЗРК типа «Оса») проскочил над кораблем. и атаковал повторно сбоку сзади под таким углом, чтобы корабль до сброса бомб не успел развернуться до курсового угла равного 180град. Первая бомба серии попала прямо в сере- дину палубы на юте корабля, разрушила при взрыве палубное покрытие и заклинила руль. Другие бомбы серии легли с перелетом под небольшим углом от оси корабля и никаких повреждений кораблю не причинили. Корабль стал описывать широкую циркуляцию и застопорил ход. Прерывая пересказ воспоминаний А.Цимбалова, хочется привести слова генерал- майора юстиции А.Борискина, начальника управления Главной военной прокуратуры согласно которым «… бомбометание велось не по кораблю, а впереди его, по курсу движения. И, конечно,

ни одного попадания, ни одного повреждения ни на палубе, ни на надстройках не было». Экипаж, выполнив атаку, стал резко набирать высоту, держа корабль в поле зрения и пытаясь определить результат удара. В это время первый экипаж колонны полка выскочил на один из кораблей преследования и сходу его атаковал, приняв за мятежный корабль. Атакованный корабль от падающих бомб уклонился, но ответил огнем из всех своих зенитных автоматических орудий. Стрелял корабль много, но мимо. В это время командование, вовремя задав себе вопрос что будет когда в атаку пойдут остальные 17 бомбардировщиков, решило что пора прекращать «учения» и открытым текстом была передана команда «Контрольным учениям сил флота и авиации– отбой. Часам к 10 утра 9 ноября все самолеты полка совершили посадку на своем аэродроме. Комдив собрал руководящий и летный состав на «разбор полетов». Суть сказанного сводилась к следующему: полк поставленную задачу выполнил, при этом, не потеряв ни одного самолета и не убив ни одного невинного человека на атакованных кораблях. Да, издержки были, но не по вашей вине. Предвидя грядущее разбирательство комдив посоветовал ничего не скрывать, говорить только правду, какой бы она не была нелицеприятной высшим должностным лицам. «Беглецы» были остановлены в 21 миле за пределами советской государственной границы и на расстоянии 50 миль от территориальных вод Швеции. В уже упомянутом докладе последующие события излагаются следующим образом: «Получение телеграмм с приказаниями министра обороны, главнокомандующего ВМФ и командующего Балтийским флотом возвратиться на рейд и предупреждение о применении оружия в случае неповиновения которые стали известны экипажу через радистов и шифровальщиков, а также сопровождение корабля самолетами, кораблями и катерами привели к тому, что значительная часть личного состава одумалась и начала понимать преступность замысла Саблина, предпринимать меры к выводу из строя оружия и части технических средств, стала энергичнее действовать по освобождению командира и офицеров». Далее говорится что примерно в 10.20 (напомним что по воспоминаниям Цимбалова к 10.00 все самолеты уже вернулись на базу, возможно это расхождение объясняется использованием времени различных часовых поясов), еще до сбрасывания бомб самолетом, группой матросов из 25 — 30 человек были освобождены офицеры и командир корабля. По приказу командира корабля был вскрыт арсенал, вооружена часть матросов, старшин и офицеров. Командир лично арестовал Саблина ранив его при этом в ногу. Вот как рас- сказывает об этом командир «Сторожевого» Потульный: «Я пытался выбраться из отсека, куда меня заманил Саблин. Нашел какую-то железяку, сломал запор у люка, попал в следующий отсек - тоже заперт. Когда сломал и этот замок, матрос Шеин заблокировал люк раздвижным аварийным упором. Все, самому не выбраться. Но тут матросы начали догадываться, что происходит. Старшина 1 статьи Копылов с матросами (Станкявичус, Лыков, Борисов, Набиев) оттолкнули Шеина, выбили упор и освободили меня. Я взял пистолет, остальные вооружились автоматами и двумя группами- одни со стороны бака, а я по внутреннему переходу - стали подниматься на мостик. Увидев Саблина, первое побуждение было его тут же пристрелить, но потом мелькнула мысль: «Он еще пригодится правосудию!» Я выстрелил ему в ногу. Он упал. Мы поднялись на мостик, и я по радио объявил, что порядок на корабле восстановлен». В 10.32 капитан 2-го ранга Потульный доложил, что взял командование кораблем в свои руки.

Сторонники Саблина (в некоторых источниках говориться о 11 военнослужащих среди которых были два молодых офицера — командир стартовой батареи минно-торпедной части лейтенант В.Дудник и помощник командира корабля по снабжению лейтенант В. Вавилкин), также были арестованы. С приходом корабля на базу весь экипаж был размешен в казарме, взят под охрану. Саблина разжаловали, лишили наград и отправили в Москву. А из Москвы в тот же день прибыла правительственная комиссия во главе с главнокомандующим ВМФ адмиралом Флота Советского Союза Горшковым, в ее составе - начальник Главпура генерал армии Епишев, начальник политуправления ВМФ адмирал Гришанов, работники ЦК КПСС, КГБ, военной контрразведки. Экипаж был расформирован, многих офицеров уволили в запас. Матросов и старшин демобилизовали. Многие высокие флотские начальники были сняты с должностей или схлопотали дисциплинарные взыскания, некоторых исключили из партии. Досталось и летчикам - практически весь руководящий состав дивизии и 885 полка имели от имени главнокомандующего ВВС предупреждение о не полном служебном соответствии исполняющий обязанности командующего 15 ВА генерал- майор авиации Б.Гвоздиков был тихо уволен на пенсию по выслуге лет. Кроме того, были приняты чрезвычайные меры по исключению утечки информации, что, собственно, и окружило эту историю вереницей самых невероятных слухов. Корабль тоже был отправлен в «ссылку». В ночь на 9 ноября командира БПК «Дружный» Камчатской флотилии (однотипного «Сторожевому») стоявшего в те днина Балтике, капитана 3-го ранга А.Печкорина и замполита капитан-лейтенанта Л.Бескаравайного вызвали к себе начальник главного политуправления армии и флота маршал Епишев и главком ВМФ адмирал Горшков. Моряки получили приказ незамедлительно вместе со своим экипажем «пересесть» на «Сторожевой». В начале 1976г. они привели «Сторожевой» на Тихий океан где он встал во главе камчатской бригады противолодочных кораблей. О прошедшем напоминали только металлические заплатки на трубах, прикрывавшие следы ноябрьской бомбардировки. В ноябре 2002г. корабль был веден из боевого состава флота и продан в Индию на металлолом. Следствие по этому делу вела контрразведка оно было недолгим и несложным. Замполит ничего не отрицал, всю вину брал на себя и просил только, чтобы матросов не отдавали под трибунал. Одним из тех, кто допрашивал Саблина, был капитан КГБ О.Добровольский он так описывает свои встречи с задержанным в  московской тюрьме Лефортово: «Он был спокоен, своих политических взглядов не менял. А вот в том, что совершил, он раскаялся. Экспертиза подтвердила, что он здоров, но, думается, он играл внушенную самому себе роль. Однажды он сказал мне, что у Ленина в какой-то период времени был псевдоним «Саблин». И он видит в этом для себя предзнаменование».
Саблину было предъявлено обвинение в том, что он длительное время (с весны 1973г.) он вынашивал замыслы, направленные на насильственное изменение государственного и общественного строя СССР, а затем, нарушив присягу, приступил к их практическому осуществлению и вывел корабль из подчинения командования. Вина Саблина в совершенном преступлении была полностью доказана показаниями многих свидетелей-очевидцев, многочисленными вещественными доказательствами, а также полным признанием им своей вины. В следственном деле хранится изъятое при обыске письмо Саблина родителям, датированное 8 ноября 1975г. «Дорогие, любимые, хорошие мои папочка и мамочка! Очень трудно было начать писать это письмо, так как оно, вероятно, вызовет у вас тревогу, боль, а может, даже возмущение и гнев в мой адрес... Моими действиями руководит только одно желание — сделать, что в моих силах, чтобы народ наш, хороший, могучий народ Родины нашей, разбудить от политической спячки, ибо она сказывается губительно на всех сторонах жизни нашего общества...» Долгое время в знаменитой «Особой папке» ЦК КПСС хранился совсекретный документ. После развала СССР он (как и вся папка) был рассекречен. Вот выдержка из него: «...Комитетом Гос. безопасности заканчивается расследование уголовного дела по обвинению капитана 3-го ранга В.М.Саблина и других военнослужащих — участников преступной акции 8—9 ноября 1975г. на большом противолодочном корабле «Сторожевой». Установлено, что организатор этого преступления Саблин, попав под влияние ревизионистской идеологии, на протяжении ряда лет вынашивал враждебные взгляды на совет- скую действительность. В апреле 1975г. он сформулировал их в письменном виде, записал на магнитофонную ленту, а во время событий на «Сторожевом» выступил с антисоветской речью перед личным составом. Политическая «платформа» Саблина включала набор заимствованных из буржуазной пропаганды клеветнических утверждений об «устарелости» марксистско - ленинского учения и «бюрократического перерождения» государственного и партийного аппарата в СССР и призывы к отстранению КПСС от руководства обществом, к созданию новой «более прогрессивной» партии. Весной 1975г. он разработал детальный план захвата военного корабля, который намеревался использовать как «политическую трибуну» для выдвижения требований об изменении государственного строя в СССР и борьбы с Советской властью. Он организовал и осуществил самовольный угон большого противолодочного корабля за пределы советских территориальных вод. Эти его действия квалифицированы как измена Родине...» Под документом стоят подписи председателя КГБ Андропова, Генерального Прокурора Руденко министра обороны Гречко и председателя Верховного Суда СССР Смирнова, на его полях стоя росписи Брежнева, Суслова, Пельше и других членов тогдашнего высшего партийного руководства СССР. Так что приговор Саблину был вынесен на самом высшем уровне еще до суда в точности как это бывало при Сталине в тридцатые годы. Но все же формально судьба Саблина должна была решиться на суде. Военная коллегия Верховного Суда СССР в составе председателя генерал-майора юстиции Г.Бушуева, народных заседателей генерал-майора инженерных войск Б.Козлова, генерал-лейтенанта И.Цыганкова при секретарях полковнике М.Афанасьеве и служащем СА В.Кузнецове, с участием государственного обвинителя старшего помощника Главного Военного Прокурора генерал-майора юстиции В.Шантурова и защитников адвокатов Л.Аксенова и Л.Попова на своем заключительном закрытом заседании 13 июля 1976г. точно исполнила все формальности. В.Саблин был признан виновным по пункту «а» статьи 84 УК РСФСР (измена Родине) и приговорён к смертной казни. Просьбу офицера о помиловании в президиуме Верховного совета СССР отклонили. Перед расстрелом Саблину разрешили написать письмо своему сыну: «Верь, что история честно воздаст всем по их заслугам, и тогда ты никогда не усомнишься в том, что сделал ваш отец. Никогда не будь среди людей, которые критикуют не действуя. Эти лицемеры, слабые ничего не представляющие из себя люди не способны сочетать свою веру, со своими делами. Я хочу чтобы ты был храбр. Будь уверен в том, что жизнь замечательна. Верь в то, что Революция всегда побеждает.» Приговор приведен в исполнение 3 августа 1976г. Саблина похоронили в безымянной могиле, местонахождение которой неизвестно. Его правую руку матроса А. Шеина приговорили к 8 годам лишения свободы. Первые два года он отсидел в камере, потом его перевели в так называемый рабочий корпус в том же Лефортово, где осужденный находился еще три с половиной года. Последние два с половиной года Шеин провел в Кировской области - в лагере строгого режима. По делу к уголовной ответственности за содействие Саблину в захвате корабля и выводе его за пределы Государственной границы СССР привлекалось еще 6 офицеров и 11 мичманов, но дела в отношении их вскоре были прекращены. Сразу после распада СССР о Саблине и Шеине заговорили как о жертвах тоталитарного режима. В 1992г. в России впервые под председательством известного юриста С.Алексеева прошло заседание общественного суда. На нем дискутировали о событиях 8 ноября 1975г. на рейде Риги. Вердикт того суда: «Совершая высокогражданственный поступок, жертвуя собой, он служил Отечеству и народу». Правоохранительные органы трижды брались за пересмотр дела, и только в 1994г. военная коллегия Верховного суда РФ пересмотрела дело Саблина «с учётом новых обстоятельств» и переквалифицировала его с «измены Родине» на статьи о воинских преступлениях (превышение власти, неповиновение и сопротивление начальству), по совокупности которых изменила приговор на 10 лет лишения свободы, а помогавшему ему матросу Шеину наказание уменьшили до 5 лет. При этом было указано, что полной реабилитации Саблин и его соратник Шеин не подлежат. Так кто же Валерий Саблин - герой иди предатель? Вот его автобиографические данные из того же секретного доклада: «… капитан 3-го ранга Саблин В.М., 1939 г.р. русский, в КПСС состоял с 1959г. окончил ВВМУ им. Фрунзе в 1960г. до 1969г. служил на строевых должностях и с должности помощника командира сторожевого корабля Север- ного флот поступил в ВПА им. Ленина, которую окончил в 1973г. По должности аттестовался в основном положительно. Женат. Имеет сына 1962г. рождения. Отец — капитан 1-го ранга запаса». Отец - Михаил Саблин всю войну прослужил на Северном флоте, его высоко ценил и уважал тогдашний командующий флотом адмирал Головко. Дед тоже был военным моря- ком. С раннего детства Валерий грезил морем и в 1956г. поступил в Высшее военно- морское училище им. Фрунзе в Ленинграде, где стал образцовым курсантом. Еще во время учебы в школе товарищи в шутку звали его «совестью класса». Один из его одноклассников вспоминал: «Все мы воспитывались, на социалистической и коммунистической этике. Все мы верили в нее, но Валерий был настолько честен, что хотел жить по этим идеалам». Еще одно свидетельство принадлежит А.И.Лялину - однокашнику Саблина по училищу: «Валерия мы называли совестью курса. Не подумайте, что он был занудой из породы завзятых отличников. Нет, он был очень живым, веселым — и в то же время очень твердым в принципах. Не вилял, не ловчил. Начальство его ценило. Он быстро стал командиром отделения, одним из первых в нашем потоке вступил в партию — еще на четвертом курсе. Мы выбрали его секретарем факультетского комитета комсомола...» Как вспоминает Борис Саблин, один из его братьев: «он не умел врать». Он ненавидел лицемерие во всех его проявлениях и не мог спокойно и безучастно смотреть на несправедливость. На этой почве он часто спорил с отцом, доказывая, что так, как жила тогда страна жить нельзя. Лейтенант Саблин начал офицерскую службу в 1960г. в Севастополе, на эскадренном миноносце «Ожесточенный». Командовал группой управления артиллерийским огнем, затем — огневым дивизионом. Служил, что называется, не за страх, а за со- весть. Об этом говорят многочисленные благодарности командования. Однако первое повышение в звании было для него задержано почти на год. Причина была в том что лейтенант Саблин написал Хрущеву письмо в котором изложил свои мысли насчет чистоты партийных рядов. Написал как коммунист, теоретически имеющий право обращаться в любую партийную инстанцию. На практике все обернулось жестким внушением, смысл которого разгадать нетрудно: не высовывайся! Кажется, Саблин урок понял и с головой ушел в службу. Его прочили в командиры корабля, но он опять всех удивил - после первых десяти лет службы рапортом отпросился на учебу в Военно-политическую академию им.Ленина. И там, в Москве, тоже постигал общественные науки «за совесть», а не как типовой карьерист-зубрила. В 1973г. после окончания академии Саблин был назначен замполитом на БПК «Сторожевой». С этого момента начинается длительная и кропотливая подготовка к восстанию. Замполит решает использовать в своей работе глубинный мотив революционных выступлений матросов в русском флоте – обостренное чувство справедливости. Каждый уходящий в отпуск матрос получал задание после возвращения подробно описать жизнь в родном городе или селе. При этом замполит обращает внимание на многочисленные примеры всякого рода несправедливостей и нарушений законности. Скоро он, а не командир корабля капитан 2-го ранга Потульный стал неформальным лидером экипажа. За два года ему удалось исподволь познакомить некоторых членов экипажа со своими воззрениями и планами переустройства общества в Советском Союзе. Трудно предполо- жить что все это прошло мимо внимания особистов, но Саблина не трогали, возможно потому он учился с сыном начальника политуправления ВМФ адмирала Гришанова и часто бывал в их семье. В своем прощальном письме жене Саблин пишет: «Я долго был либералом, уверенным, что достаточно чуть-чуть кое-что подправить в нашем обществе, написать одну- две обличительные статьи, что-то или кого-то сменить. Так было примерно до 1971г. Учеба в академии окончательно убедила меня в том, что стальная государственно- партийная машина настолько стальная, что любые удары в лоб будут превращаться в пустые звуки... С 1971г. я стал мечтать о свободной пропагандистской территории корабля. К сожалению, обстановка складывалась так, что только в ноябре 75-го появилась реаль- ная возможность выступить. Что меня толкнуло на это? Любовь к жизни. Я имею в виду не жизнь сытого мещанина, а жизнь светлую, честную, которая вызывает искреннюю радость... Я убежден, что в нашем народе, как и 58 лет назад, еще вспыхнет революционное сознание и он добьется коммунистических отношений в стране...» До сих пор в обществе нет (да и наверно и не может быть) единого мнения о том что же совершил Саблин подвиг или преступление. В тридцатую годовщину восстания на «Сторожевом», вице-президент общественной организации «Генералы и адмиралы за гуманизм и демократию» В.Дудник со страниц «Известий» призвал полностью реабили- тировать Саблина. Ему возразил политолог и публицист, бывший замминистра иностранных дел России Г.Кунадзе. Похвалив Саблина как «хорошего человека, честного, искреннего и справедливого» автор тем не менее высказался против его оправдания: «...желая своей Родине добра, Валерий Саблин совершил тяжкое преступление - поднял мятеж на военном корабле...» А вот мнение капитана 1-го ранга О.Бар-Бирюкова: «Поступок Саблина сродни подвигу лейтенанта Шмидта. Его честное имя совершенно незаслуженно предано забвению, а семья — опале. Пора положить этому конец! Справедливость должна восторжествовать — как это произошло в отношении большинства репрессированных участников кровопролитного Кронштадтского мятежа 1921г.» Вице-адмирал А.Корниенко (в 1975г. служил заместителем начальника политуправления БФ) высказался так: «Ради достижения сомнительной цели Саблин поставил под угрозу жизнь всего экипажа... Сейчас некоторые хотят героизировать Саблина. Видят в его авантюре чуть ли не призыв к перестройке. Другие говорят, что это был смелый поступок... Да, в определенной степени смелый. Но чем он отличается от действий террористов - они тоже ради достижения цели идут на смертельный риск. Но при этом, ставят под удар сотни других жизней.» «Смертельный риск» это единственное что можно найти общего в действиях Саблина и террористов. Корабль был безоружен и практически не мог представлять угрозы (если не использовать его как таран). Общепринятого юридического определения понятия терроризм не существует. В российском праве терроризм определяется как идеология насилия и практика воздействия на общественное сознание, на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и/или иными формами противоправных насильственных действий. В праве США — как предумышленное, политически мотивированное насилие, совершаемое против мирного населения или объектов субнациональными группами или подпольно действующими агентами, обычно с целью повлиять на настроение общества. Оставим это сравнение на совести адмирала. Но сравнение Саблина с лейтенантом Шмидтом тоже не совсем корректно. Шмидт был освобожден отставкой от присяги и сна- чала отказывался возглавить восстание, считая его преждевременным и губительным. Но, подчиняясь обстоятельствам, вынужден был согласиться на требования революционных матросов. Саблин же оставался под присягой и кроме собственной рисковал жизнями членов экипажа (вряд ли большинство поддержавших выступление Саблина реально оценивало ситуацию). Часть экипажа которая не оказала ему поддержки вообще оказалась в роли заложников. Для самого Саблина Шмидт был, очевидно, примером для подражания - среди книг его домашней библиотеки сохранилась вырезка из статьи Шмидта «Депутат Революции», где рукой Саблина подчеркнуто: «...Когда провозглашенные политические права начали отнимать у народа, то стихийная волна жизни выделила меня, заурядного человека, из толпы, и из моей груди вырвался крик. Я счастлив, что этот крик вырвался из моей груди!...» Выступление Саблина скорее сродни «восстанию» декабристов. Судите сами. В первые десятилетия XIX в. часть представителей русского дворянства понимает губительность самодержавия и крепостного права для дальнейшего развития страны. В их среде складывается система взглядов, реализация которых должна изменить устои российской жизни но их идеи и мировоззрение не были едиными. В декабре 1925г. Петербургская группа («Северное общество») решила помешать войскам и сенату принести присягу новому царю (Николаю I). Они намеревались войти в сенат и потребовать опубликовать всенародный манифест, в котором было бы объявлено об отмене крепостного права и 25-летнего срока солдатской службы, о введении обязательной военной службы для всех сословий, о свободе слова и собрания, о введении суда присяжных. Все правительственные чиновники должны были уступить место выборным лицам. Восставшие войска должны были занять Зимний дворец и Петропавловскую крепость, царскую семью должны были арестовать. Первое существенное отличие от «восстания» Саблина в том, что декабристы были вооружены и предполагали применение силы вплоть до убийства царя. Для руководства восстанием был избран диктатор — князь Сергей Трубецкой. К 11 часам утра 14 декабря 1825г. на Сенатскую площадь 30 офицеров-декабристов вывели около 3020 человек: солдат Московского и Гренадер- ского полка и матросов гвардейского Морского экипажа. К этому времени сенаторы уже принесли присягу Николаю и провозгласили его императором. Князь Трубецкой на площади не появился и восставшие полки продолжали стоять на площади, не предпринимая активных действий, пока заговорщики пытались прийти к единому мнению о новом руководителе. Правда была дважды отбита атака конногвардейцев и смертельно ранен генерал-губернатор Санкт-Петербурга М.Милорадович пытавшийся убедить солдат вернуться в казармы (второе отличие). Войска, уже присягнувшие новому императору, окружили восставших. По их строю был сделан сначала залп холостыми зарядами, не произведший эффекта. После этого артиллерия ударила по восставшим картечью, ряды их рассыпались. После этого было сделано ещё несколько выстрелов по толпе состоявшей по большей части из любопытных обывателей в результате погибло 1271 человек, из которых: «39 — во фраках и шинелях, 9— женска пола, 19— малолетних и 903— черни» (так что последствия восстания тоже существенно различаются). Тем не менее советская система сделала декабристов примером служения отечеству, а Саблина осудила как изменника. Понятно, что никакое государство не станет благодушно относиться к офицеру, вступающему с ним в политическое противоборство. Но дело в том, что в середине 70-х годов советская власть представляла собой тоталитарную однопартийную диктатуру, которая безжалостно попирала права человека. Борьба с такой властью является не только правом, но и долгом гражданина, стоящим превыше требований военной службы. Одно из положений Всеобщей декларации прав человека гласит: «...необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения». В Декларации независимости США говорится: «Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства... становится правом и обязанностью народа». И вот мечта Саблина сбылась!?- Режим пал, но что изменилось? Власть партаппарата сменилась властью олигархов. Наркомания, бандитизм, коррупция вышли из подполья. Что бы делал Саблин в наши дни?

 

источник - http://rocketpolk44.narod.ru/stran/sablin.htm

 

Балтийский мятеж. Саблин против Брежнева

 

 

 

 


 

Калининградец провел одиночный пикет в память о расстрелянном офицере Валерии Саблине

 



3 августа в Калининграде у памятника Александру Маринеско прошел одиночный пикет в память о Валерии Саблине, которого расстреляли 3 августа 1976 года. Кто-то считает офицера Саблина предателем, а многие героем. В любом случае одиночный пикет состоялся, и в Калининграде лишний раз напомнили о таком человеке как Валерий Михайлович Саблин. 
 


 

P.S.- Мне довелось служить с Валерием Саблиным в Североморске. Он был у нас замполитом на ПЛК-793, я- старшим матросом в БЧ-4.Командиром был капитан-лейтенант Хохлов, личность неприятная и злопамятная. Саблин ничем особо не отличался, всегда сохранял дистанцию в отношениях с матросами, но однажды, перед дембелем, согласился сфотографироваться с нами. К сожалению, фотография пропала. И я обращаюсь к ребятам, служившим в 68-69 годах- если у кого-то сохранилось это фото, пришлите мне. С уважением к памяти капитан-лейтенанта Валерия Саблина- Павел Берсуцкий.  Haifa46@mail.ru

 

 

Откликнулись ребята, прислали фотографию, где мы вместе с Валерием Саблиным.

Снимок 1968 года.