Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Забытые имена

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73

 

 Translate a Web Page     Форум       Гостевая книга

 

    Список страниц раздела

 


 

Юлиан Семенов

 

1  2

 

Юлиан Семенов. Слишком много знал

 

Информация о фильме
Название: Юлиан Семенов.«Он слишком много знал...»
Оригинальное название: Юлиан Семенов. «Он слишком много знал...»
Год выхода: 2011 Жанр: Документальный Режиссер: Константин Смилга

О фильме:
Более сотни книг за 30 лет. Трудоголик – неточное слово. Он был наркоманом пера. Стук пишущей машинки на его даче под Ялтой не смолкал ни днем, ни ночью. Он писал и жил запоем. Именно он придумал Штирлица. Его популярности завидовали коллеги. Ходили слухи, что Юлиан Семенов - агент КГБ. Ему было 58 лет, и он находился на пике карьеры, когда внезапный инсульт приковал его к постели... Как появился самый популярный советский киноразведчик Исаев-Штирлиц? Сценарий "Семнадцати мгновений весны" был написан всего за две недели под зонтиком на пляже в Ялте. После выхода фильма все его создатели получили Государственную премию РСФСР. Все, кроме самого создателя Штирлица...

 

 

 

 

8 октября ему исполнилось бы 70 лет
– Юлиан Семенов был для меня необычайно интересной фигурой, хотя бы потому, что лучше журналиста в то время я не знал. Уже вышел его роман «Майор Вихрь», в газетах и журналах печатались его удивительные очерки. Мне, бывшему ленинградскому стиляге, нравился его свободный стиль, нравилось, как он одет, как курит, как разговаривает. В то время существовал знаменитый коктейль-холл на Тверской, где собирались все московские стиляги. Рассказывали, что Семенов приходил в зеленом пиджаке с заплатками на рукавах – это было супермодно. Пили коктейль «Маяк»: ликер «Шартрез», водка и яичный желток.

Однажды мне сказали: «Юлиан хочет с тобой поговорить. Позвони». Я позвонил и тут же услышал: «Приезжай!» В тот же день мы встретились у него дома, на Беговой.

Шел восемьдесят восьмой год. Время гласности.

«У меня появилась идея создать новую газету. Я даже придумал, по-моему, хорошее название – «Совершенно секретно», – начал разговор Семенов. – Сейчас такое время, что можно писать обо всем. Я тут накопил кое-какие материальчики про Зою Федорову. Это будет сенсация!» И дает мне повесть размером шесть авторских листов – знаменитую «Тайну Кутузовского проспекта».

Надо ли говорить, что повесть я прочитал взахлеб. Сделал из нее газетный вариант. Мы решили ставить его в открытие первого номера «Совершенно секретно». Юлиан предложил мне должность своего заместителя, и я с удовольствием согласился.

С Сергеем Лифарем. Париж
С Юлианом работалось очень легко. Он был поразительно доверчив. Мне рассказывал замечательный художник Гена Новожилов, иллюстрировавший книжку «Семнадцать мгновений весны» в издательстве «Известия», как Семенов, которому он не показал ни одного своего рисунка, оторвал от газеты полоску бумаги, крупно подписался «Юлиан Семенов» и сказал: «Вот моя подпись. Я все рисунки твои одобряю».

При своей сумасшедшей занятости и бесконечных командировках в разные точки земного шара он старался подбирать людей, которым полностью мог доверять, окружал себя высокими профессионалами. На редколлегиях накидывал массу идей, которые обсуждались в свободной манере, и очередной номер, казалось, складывался сам по себе. Помню, мы, члены редколлегии, начинали сомневаться в реальности разработки некоторых тем: кто же это разрешит?! Юлиан не сомневался: «Все пробьем!» Сейчас трудно себе представить, что газета, мгновенно набравшая популярность, делалась в маленькой двухкомнатной квартирке окнами на Новый Арбат.

Конечно, само имя Юлиана Семенова открывало любые двери. Это как известная торговая марка, которую знают все. Он был очень простой человек, умел на равных и абсолютно одинаково общаться и с королями, и с президентами, и с мясниками, и с водопроводчиками, и с уборщицами. Это качество привлекало к нему людей.

Почти одновременно с «Совершенно секретно» Семенов создавал Международную ассоциацию писателей, работающих в жанре детективного и политического романа (МАДПР). С его связями по всему миру удалось привлечь потрясающие имена. Первый конгресс состоялся в Ялте. До обеда шло заседание, а с вечера до глубокой ночи мы сидели в кабаке. Юлиан обожал застолье. Он себя не ограничивал. Выкуривал по две пачки сигарет в день, пил от души. Его под руки сажали в машину и увозили почти бездыханным. Я тоже еле добирался до своего номера в отеле, просыпался с чугунной головой. В ресторан на завтрак спускался с отвратительным самочувствием. И тут входил Семенов с банкой пива в руке – он буквально парил, улыбался, со всеми обнимался. Съедал пару ложек каши и поднимался из-за стола: «Ребята, пошли заседать!»

Еще одно впечатление от конгресса. Если Юлиан знает, что выступать будет испанский писатель, он говорит по-испански. Дает слово французскому писателю – общается на прекрасном французском. С немцем – по-немецки, с англичанином – по-английски. Я не говорю уже про персидский язык, который был его «родным», так как он окончил восточный факультет. Кто сегодня из журналистов-писателей может похвастаться таким знанием языков?

Михаил Шемякин, режиссер Оливер Стоун с женой и Юлиан Семенов. Нью-Йорк, 1987 г.
Юлиан был потрясающе организованным человеком, хотя внешне казался другим. Умел отключаться полностью, чтобы посвятить себя только творчеству. Можно сказать, на моих глазах он писал «ТАСС уполномочен заявить». Пришел в редакцию и сказал: «Я уезжаю к себе в Мухалатку на две недели. Отключаю все телефоны. Мне не звонить ни по какому поводу. Буду писать повесть про КГБ и его деятельность в странах Африки».

Он уехал на четырнадцать дней и закончил эту повесть. Причем писать начал в самолете. У него была маленькая пишущая машинка «Колибри», и во время полета, на коленках, он мог написать пять-шесть страниц текста.

А когда Юлиан ставил последнюю точку, он звонил в редакцию своему первому заместителю Александру Плешкову: «Сань, или ты, или Борис, берите билеты и приезжайте!» Это означало, что недели на две намечается гудеж с друзьями. Его знаменитая дача в Мухалатке – одноэтажное шале с необыкновенно красивой крышей. Рыбалка, шашлыки. Юлиана любила вся округа.

Он никогда не жалел себя, не думал о том, что каждому человеку отпущена какая-то норма. Работал сутками, спал урывками, отдыхал на всю катушку. В Ялте он научил меня играть. «Запомни раз и навсегда закон казино: возьми выигрыш и уйди, – наставлял он. – Можешь вернуться через час, на другой день, но не испытывай судьбу, подарившую удачу...»

У Шагала. С женой и дочерью художника

Считаю, что до сих пор в жанре детективного романа его уровня никто не достиг. «Семнадцать мгновений весны» останутся на века. Это вещь эпохальная. В ней то, о чем ни мы, ни Юлиан не могли знать. Но его воображение, вкус, его удивительная интуиция создали образ разведчика, который будет жить очень и очень долго.

С Борисом Шаляпиным и бароном Фальц-Фейном. Лихтенштейн, 1981 г.
Вокруг Семенова время от времени раздувались слухи, будто он штатный агент КГБ со всеми вытекающими последствиями. Ничего этого не было. Юлиан сказал мне как-то, что ему достаточно попросить какой-нибудь материал, который можно обнародовать, а все остальное – воображение. В литературе я поставил бы его на одну ступеньку с Хемингуэем. Юлиан любил Хемингуэя, был с ним знаком и даже внешне походил на него.

«Писать надо так, чтобы обязательно открывать что-то новое. Всегда. Ибо пережевывание старых сюжетов из тех тридцати семи, которые отпущены литературе, давно нестоящее, зряшное дело. Сейчас настала такая пора, когда читателя должно информировать в прозе так, как это умели делать Пушкин, Толстой, Франс, Голсуорси. Потому что информация – это отнюдь не сухомятина. Флобер, написав «Мадам Бовари», сумел проинформировать своих читателей, создав образ женщины, за которой встала вся провинциальная Франция», – это слова Юлиана Семенова.

Помню тот печальный день, когда его свалил сильнейший инсульт. Накануне Юлиан позвонил мне: «Боря, если хочешь, приезжай в субботу в Речной порт. Будет поездка на теплоходе с Рупертом Мердоком, у меня с ним переговоры». Я отказался: собирался на дачу.

Мы навещали его в Институте нейрохирургии после операции. Юлиан неожиданно попросил: «Ребята, а не можете мне пишущую машинку принести?» Мы, конечно, обещали, но, выйдя из палаты, молча переглянулись: вряд ли ему понадобится теперь машинка. Он просто мечтал о том, чтобы вновь засесть за работу.

Планов было много. Семенов собирался писать роман о Сухово-Кобылине, известном драматурге, который закончил жизнь в нищете и опозоренным. А знаменитая Янтарная комната! Юлиан был занят ее поисками до последнего. Не успел.

Время работы с Юлианом Семеновым в газете «Совершенно секретно» – самый светлый период моей жизни.

 

 

источник- Борис ДАНЮШЕВСКИЙ, первый заместитель главного редактора  http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/709

 

 

 

 

 

 


 

Юлиан Семёнов : скачать книги в электронном виде

 

Максим Максимович Исаев (Штирлиц). Политические хроники:


01. Семенов Ю.С. Бриллианты для диктатуры пролетариата. (1974-89) Роман
02. Семенов Ю.С. Пароль не нужен. (1965) Роман
03. Семенов Ю.С. Нежность. Рассказ
04. Семенов Ю.С. Испанский вариант. (1973) Роман

05. Семенов Ю.С. Альтернатива. (1978) Роман
06. Семенов Ю.С. Третья карта. (1973) Роман
07. Семенов Ю.С. Майор «Вихрь». (1967) Роман
* * Семенов Ю.С. Предисловие
08. Семенов Ю.С. Семнадцать мгновений весны. (1968) Роман
09. Семенов Ю.С. Приказано выжить. (1982) Роман
10. Семенов Ю.С. Экспансия - I. (1984) Роман
11. Семенов Ю.С. Экспансия - II. Роман
12. Семенов Ю.С. Экспансия - III. Роман
13. Семенов Ю.С. Отчаяние. (1990) Роман
14. Семенов Ю.С. Бомба для председателя. (1970) Роман


Владислав Николаевич Костенко:


Версии:


Путевые заметки:


* Семенов Ю.С. Красная земля Испании. (1970-71) Заметки
* Семенов Ю.С. «Кто дерзнет сказать, что солнце лживо?» (Чили, Перу, Курасао) (1971-73) Заметки
* Семенов Ю.С. Начало семьдесят третьего (Франция, Испания, Андорра). Заметки
* Семенов Ю.С. «Отметить день белым камешком». (1969-73) Заметки
* Семенов Ю.С. Очень жаркий август (Западный Берлин). (1968-73) Заметки
* Семенов Ю.С. Партизанский дневник. (1958-73) Заметки
* Семенов Ю.С. Испания. Июль 1974 - февраль 1976.
* Семенов Ю.С. Португалия. Апрель - июль 1976. (1976) Заметки


Сочинения:


* Семенов Ю.С. Аукцион. (1985) Роман
* Семенов Ю.С. Берюсовая коса. Рассказ
* Семенов Ю.С. Был ли Семенов Штирлицем? Интервью. Брал В.Нестеренко
* Семенов Ю.С. Голубые города. Рассказ
* Семенов Ю.С. Горение. (1977-78) Роман-хроника
* Семенов Ю.С. Дипломатический агент. (1958) Повесть
* Семенов Ю.С. Дождь в водосточных трубах. (1981) Сборник
* Семенов Ю.С. Исход. Сценарий
* Семенов Ю.С. Лахме вернется в 8.00. Рассказ
* Семенов Ю.С. Лицом к лицу. (1982) Докум. повесть
* Семенов Ю.С. Межконтинентальный узел. (1986) Роман
* Семенов Ю.С. Мой гид. Рассказ
* Семенов Ю.С. Ненаписанные романы. (1989) Новеллы
* Семенов Ю.С. Не опоздайте на последний поезд. Рассказ
* Семенов Ю.С. Непримиримость. Роман
* Семенов Ю.С. Ночное дежурство. Рассказ
* Семенов Ю.С. Пересечения. (1984) Повесть
* Семенов Ю.С. Песчаная дорога в лесу. Рассказ
* Семенов Ю.С. Пресс-центр. (1984) Роман
* Семенов Ю.С. При исполнении служебных обязанностей. Повесть
* Семенов Ю.С. Процесс-38. Пьеса
* Семенов Ю.С. Путь в новогоднюю ночь. Рассказ
* Семенов Ю.С. ТАСС уполномочен заявить... (1979) Роман
* Семенов Ю.С. Товарищи по палатке. Новеллы
* Семенов Ю.С. 37 - 56. Новеллы
* Семенов Ю.С. Тропа. Рассказ
* Семенов Ю.С. Утро рождается ночью. Повесть
* Семенов Ю.С. Эта прекрасная Арктика. Очерк
* Семенов Ю.С., Горбовский А. Забытые страницы истории. Худож. очерк


Литература:

 

 

 

 


  •  

    Ляндрес, Семён Александрович (отец писателя)

     

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

     
    Семён Александрович Ляндрес

    Дата рождения:

    1907 год(1907)

    Место рождения:

    Боровино Могилёвская губерния

    Дата смерти:

    1968 год(1968)

    Место смерти:

    Москва

    Семён Александрович Ляндрес (1907, Боровино Могилёвской губернии 1968, Москва) — советский государственный деятель, организатор издательского дела, редактор, литературовед. Отец писателя Юлиана Семёнова.

     Биография

    Семён Ляндрес родился в местечке Боровино в еврейской семье. Окончил Промышленную академию.

    В 1930—1941 годах работал в Высшем совете народного хозяйства (ВСНХ) СССР и Наркомате тяжёлой промышленности — начальником сектора печати, организационно-планового и иностранно-импортного отделов, затем помощником наркома тяжёлой промышленности СССР Серго Орджоникидзе. В 1934 году на лекциях в Институте красной профессуры познакомился с Н. И. Бухариным, в то время главным редактором газеты «Известия», и вскоре был назначен ответственным секретарём (заместителем главного редактора) «Известий»[1] Один из организаторов выставки «Наши достижения», объединения научно-технических издательств, газет «За индустриализацию» и «За технику», журнала «Техническая пропаганда».

    В 1941—1942 годах — вновь заместитель ответственного редактора «Известий». 30 апреля 1942 года кратковременно арестован (содержался во Владимирском централе), после освобождения — в 1942—1943 годах — заместитель председателя Объединения государственных книжно-журнальных издательств (ОГИЗа). В 1944—1945 годах — уполномоченный Государственного комитета обороны (ГКО) на 1-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах, занимался укомплектованием партизанских отрядов портативными походными типографиями собственной конструкции. Организовал издательство Советской военной администрации в Германии (1946).

    С. А. Ляндрес — один из инициаторов создания Издательства иностранной литературы (Госиноиздата), заместитель директора издательства, в 1946—1949 годах исполнял обязанности его главного редактора.

    29 апреля 1952 года был арестован по обвинению в «пособничестве троцкисткому диверсанту Бухарину». Возможно, началом процесса послужило «заявление о непартийном поведении Ляндреса С. А. и Керженцевой при издании книги американской шпионки Анны Стронг от 15 февраля 1949, написанное заведующим редакцией литературы по международным отношениям и дипломатии Госиноиздата С. К. Бушуевым.[2] Осуждён на 8 лет исправительно-трудовых лагерей по 58 статье («контрреволюционные действия»). В заключении до апреля 1954 года, освободился с повреждённым позвоночником и частично парализованный («в 47 лет он превратился в старика, весил 50 кг», «до ареста у Семёна Александровича после старой контузии отнималась правая рука, в тюрьме деда во время допросов так избивали, что руку парализовало полностью и отнялись ноги»).[3]

    В 1955—1958 годах был заместителем директора Гослитиздата, содействовал публикации после многолетнего перерыва произведений А. С. Грина, Ю. К. Олеши, И. Э. Бабеля, как член комиссии по литературному наследию М. А. Булгакова способствовал посмертному изданию его произведений (в том числе романа «Мастер и Маргарита»[4], эпистолярного наследия) и сборников материалов о нём, автор литературоведческих работ по творчеству Михаила Булгакова. С 1960 года — член редколлегии журнала «Вопросы литературы», с 1964 года — заместитель главного редактора журнала. С 1967 года также председатель Клуба книголюбов при Центральном доме литераторов (ЦДЛ). В 1963—1968 годах работал консультантом секретариата Союза писателей СССР.

    Составитель сборников «Воспоминания о Михаиле Булгакове» (1967, совместно с Е. С. Булгаковой, Москва: Советский писатель, 1988, тираж — 100000 экземпляров, переиздание — Москва: Астрель, 2006) и «Всегда по ту сторону: Воспоминания о Викторе Кине» (Москва: Советский писатель, 1966, тираж — 30000 экземпляров).

     

    Ссылки

     

    Примечания

     


     

    Виталий Озеров. Размышляя о пройденном пути:

     

    Семена Александровича Ляндреса знали и любили литераторы, и не только литераторы старших поколений. Большую и нелегкую жизнь прожил он. Занимал ответственные посты в издательстве и газете «Известия», причем в то время, когда ею руководил Бухарин. В годы войны С. А. Ляндрес, одновременно
    заместитель руководителя ОГИЗа РСФСР и уполномоченный ГКО на ряде фронтов, проделал немалую работу по укомплектованию партизанских отрядов портативными походными типографиями собственной конструкции. Был репрессирован. Держался поразительно стойко; вышел из тяжких испытаний на волю духовно не сломленным, неизменно энергичным, хотя мучили и нравственные травмы, и перебитый позвоночник. Ляндрес, работая в журнале «Вопросы литературы», который мне довелось редактировать, в аппарате правления СП СССР завоевал всеобщее уважение принципиальностью, стремлением деятельно вмешиваться в происходящее.

     
    Из книги Евгении Кацевой:

     

    …заместитель главного редактора Семен Александрович Ляндрес — к слову, отец Юлиана Семенова, — в свое время помощник Бухарина на его посту главного редактора «Известий», за что неблагополучно отсидел срок в одиночке, вынеся оттуда перебитый позвоночник.
     

    Алла Марченко в юбилейном номере ВЛ:

     

    Семен Александрович Ляндрес, человек доброго света и всеобщий заботник — и как его на это хватает? После стольких бед и передряг?
     

    Из воспоминаний Андрея Кончаловского:

    Человек он был удивительный, образованный и обаятельный. В первый же вечер, когда я увидел Семена Ляндреса, он сказал:
    — Молодой человек, вам нужно прочитать три книги.
    Он мне дал их: «Исповедь» Руссо, «Жизнеописание Бенвенуто Челлини», «Опасные связи» Шодерло де Лакло. Ни об одной из этих книг я даже не слышал.

     

    Из воспоминаний Владимира Сосновского
    (глава «Отец и сын»):

     

    …Я упомянул имя Семена Александровича Ляндреса, ответственного секретаря «Известий» при Бухарине. Слышал, что в годы террора и его не миновала горькая чаша.
    — Ляндрес освободился, он выжил, — сказал Сережа. — И даже работает замом главного редактора журнала «Вопросы литерату­ры» <…> 
    И вот я набираю номер…

    — Семен Александрович? Здравствуйте, с вами говорит Володя Сосновский, если вы меня помните…

    — Ты где, в Москве?! — перебил он меня, можешь сейчас ко мне приехать? Наша редакция на Бауманской, напротив Елоховской церкви…

     

     

    источник- http://voply.livejournal.com/9572.html

     

     


     

    ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА АГИТПРОПА ЦК ВКП(б) М.А.СУСЛОВУ О ЕВРЕЯХ-ПЕРЕВОДЧИКАХ

     

    2 ноября 1950 г.
    Сов.секретно

    Секретарю ЦК ВКП(б) тов. СУСЛОВУ М.А.

    В анонимном письме на Ваше имя сообщалось, что в Издательстве иностранной литературы к переводам иностранных книг на русский язык привлекаются главным образом лица еврейской национальности, а русские переводчики от этого дела отстраняются.

    Отделом пропаганды и агитации была проведена общая проверка штатных и внештатных работников этого издательства. Факты, изложенные в письме, подтвердились. В издательстве имеет место некоторая засоренность кадров. В 1948 году в порядке очищения аппарата из издательства было уволено по деловым и политическим мотивам 146 человек. Работа по очистке продолжалась и в 1949 году. За время с 1 января по 1 мая 1949 г. только по политическим мотивам было освобождено 26 штатных работников и 108 внештатных переводчиков и редакторов.

    Однако, как показала практика, в Иноиздате до последнего времени работали политически скомпрометировавшие себя лица и авантюристы. Так, длительное время заведующим корректорским отделом, через который проходит вся секретная литература, работал якобы уроженец г.Москвы, по национальности русский, член ВЛКСМ Заславский Михаил Матвеевич. При проверке в сентябре с.г. выяснилось, что этот человек жил под вымышленной фамилией, сменил имя, отчество, еврейскую национальность, место рождения и оказался Мильтером Моисеем Мордковичем, уроженцем Одесской области. Обращает на себя внимание и тот факт, что 13 августа 1947 года Заславский-Мильтер по ходатайству бывшего зам.директора Иноиздата Ляндреса был проверен в 4 отделе 5 управления Министерства государственной безопасности СССР и был допущен к секретной работе в издательстве...

    Также продолжают оставаться засоренными кадры внештатных работников, привлекаемых для работы в издательстве по договорам. В Иноиздате до последнего времени существовал беспорядок в подборе внештатных рецензентов и переводчиков. Подбор работников часто производился редакторами без утверждения руководством издательства.

    Всего в текущем году на внештатную работу было привлечено 480 переводчиков, рецензентов и работников, из них: евреев - 280, русских - 163, армян - 10, болгар - 8, украинцев - 5 и лиц других национальностей - 14 чел. К переводам и редактированию иностранных книг крайне мало привлекается коммунистов, знающих иностранные языки...

    После проверки кадров Иноиздата, директор издательства т.Чувиков, утвержденный ЦК ВКП(б) на эту должность в июне текущего года, провел ряд мероприятий по укреплению штатного и внештатного состава издательства:

    1. Вместо начальника отдела кадров т.Мурзиной, не обеспечившей работу по подбору кадров, назначена т.Леонова, ранее работавшая инструктором по кадрам Коминтерновского РК ВКП(б) г.Москвы.

    2. В Главполиграфиздат представлена кандидатура т.Птушкина для утверждения начальником спецотдела.

    3. Отстранен от работы в издательстве Мильтер-Заславский. Ряд других работников в ближайшее время будут переведены из издательства на другую работу.

    4. Просмотрены списки внештатных работников, привлекаемых для переводов и рецензирования книг. В издательстве установлен строгий порядок, согласно которому внештатные переводчики и рецензенты могу привлекаться к работе только после утверждения директором издательства или его заместителем.

    Л.СЛЕПОВ  М.МОРОЗОВ

     

    источник- http://lj.rossia.org/users/amalgin/1024277.html

     

  •