Домой     Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Забытые имена

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 38  39  40  41 

 42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78 

 79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108   109  110  111 

112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139140

  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159

 

  Гостевая книга    Форум    Помощь сайту    Translate a Web Page

 

    Список страниц раздела

 


 

Лучи смерти. Гиперболоид инженера Филиппова.

 

 

 

Мы привыкли считать, что гениальные ученые-одиночки, делающие открытия, способные угрожать всему миру, — это персонажи из фантастических фильмов и романов. Как ни странно, нечто подобное порой происходит и в реальности.

СТРАННОЕ УБИЙСТВО
 

Ранним утром 12 июня 1903 года 45-летний петербургский ученый-химик Михаил Михайлович Филиппов был найден мертвым в своей лаборатории при квартире, в доме №37 по улице Жуковского. Ученый лежал без сюртука на полу ничком. Ссадины на лице свидетельствовали о том, что он упал как подкошенный, не успев даже выставить руки перед собой.

Полиция почему-то отнеслась к происшествию без особого интереса, как-то спустя рукава. Судмедэксперт наскоро осмотрел умершего и скоропалительно сделал вывод, что смерть наступила из-за нервного перенапряжения. «Апоплексический удар», — безапелляционно заявил эскулап и в момент подписал протокол осмотра, в котором, среди прочего, говорилось, что последнее время ученый много работал, случалось, просиживал в своей лаборатории и ночи напролет.

Следователь забрал все бумаги Филиппова, в том числе рукопись книги, которая должна была стать его 301-й публикацией, и позволил похоронить покойного. Он был погребен на «Литераторских мостках» Волкова кладбища — месте захоронения русских писателей, невдалеке от могил Добролюбова и Белинского. Не случайно, ведь Филиппов был не чужд и литературного творчества, и о произведениях его тепло отзывались Лев Толстой и Максим Горький.

Между тем смертью ученого заинтересовалась пресса. В том числе потому, что Михаил Михайлович был собратом по перу—основателем, издателем и редактором журнала «Научное обозрение», который начал выходить в 1894 году. С журналом охотно сотрудничали замечательные люди, крупнейшие ученые: химики Д. И. Менделеев и Н. H. Бекетов, психиатр и психолог В. М. Бехтерев, астроном С П. Глазенап. Не раз печатался в «Научном обозрении» и К. Э. Циолковский.

Лишь очень смелый и прозорливый редактор мог опубликовать работу, которую основоположник космонавтики прислал весной 1903 года: ставшую впоследствии знаменитой статью «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Она увидела свет в пятом, майском номере журнала. Публикация эта навечно закрепила за Циолковским славу первопроходца в области теоретической космонавтики.

А вскоре произошло таинственное убийство. Накануне смерти, 11 июня, Филиппов отправил в редакцию газеты «Санкт-Петербургские ведомости» письмо, в котором писал, что с юношеских лет раздумывал, как остановить войны, сделать их почти невозможными.

«Как это ни удивительно, — сообщал ученый, — но на днях мною сделано открытие, практическая разработка которого фактически упразднит войну. Речь идет об изобретенном мною способе электрической передачи на расстояние волны взрыва, причем, судя по примененному методу, передача эта возможна и на расстояние тысяч километров... Но при таком ведении войны на расстояниях, мною указанных, война фактически становится безумием и должна быть упразднена. Подробности я опубликую осенью в мемуарах Академии наук».

По сути, Филиппов хотел сохранить мир во всем мире за счет «равновесия страха», которое ныне нам хорошо известно по ядерному оружию.

СЛУХИ, ДОГАДКИ, ФАКТЫ

Слухи о неведомом изобретении не прекращались долго. Хороший друг Филиппова, профессор А. С Трачевский, рассказывал в интервью «Санкт-Петербургским ведомостям»: «Мне, как историку, Михаил Михайлович мог рассказать о своем замысле лишь в самых общих чертах. Когда я напомнил ему о разнице между теорией и практикой, он твердо сказал: «Проверено, были опыты, и еще сделаю».

Сущность секрета Филиппов изложил мне приблизительно, как и в письме в редакцию. Он не раз повторил, ударяя рукой по столу:



«Это так просто, притом дешево! Удивительно, как до сих пор не догадались». Помнится, Михаил Михайлович прибавил, что к этой проблеме подбирались в Америке, но совсем иным и неудачным способом».

Появились статьи, которые подвергали сомнению правдивость заявления ученого о своем необыкновенном изобретении. Тогда в защиту Филиппова выступил сам Д. И. Менделеев. «Идеи М. М. Филиппова, — заявил великий химик, — вполне могут выдержать научную критику». А в беседе с профессором Трачевским высказался еще более определенно:

«В основной идее Филиппова нет ничего фантастического: волна взрыва доступна передаче, как волна света или звука».

В 1913 году, когда после загадочного убийства минуло десять лет, разговоры об изобретении Филиппова возобновились. Всплывали новые подробности. Так, стало известно, что еще в 1900 году изобретатель несколько раз ездил в Ригу, где, если верить газете «Русское слово», «в присутствии некоторых специалистов производил опыты взрывания объектов на расстоянии».

Вернувшись в Петербург, он рассказывал, что остался чрезвычайно доволен результатами опытов. Эта же газета пыталась найти препараты и аппараты Филиппова, которые были при обыске изъяты Петербургским охранным отделением. Увы, все бесследно исчезло. Пропала и рукопись, содержавшая «математические выкладки и результаты опытов взрывания на расстоянии». Впрочем, газетчикам удалось выяснить, что в свое время исчезло все это при содействии членов царской семьи, включая самого императора Николая II.

Становились известны и другие любопытные подробности.

«Я могу воспроизвести пучком коротких волн всю силу взрыва, — писал Михаил Михайлович в одном из найденных писем. — Взрывная волна полностью передается вдоль несущей электромагнитной волны, и таким образом заряд динамита, взорванный в Москве, может передать свое воздействие в Константинополь. Проделанные мной эксперименты показывают, что этот феномен можно вызывать на расстоянии в несколько тысяч километров. Применение такого оружия в революции приведет к тому, что народы восстанут, и войны сделаются совершенно невозможными». Отметим и то, что изъятая Охранным отделением рукопись называлась «Революция посредством науки, или Конец войнам».


ОПАСНАЯ УБЕЖДЕННОСТЬ
 

Да, Филиппов был убежденным марксистом, и, несмотря на опасность, которой себя подвергал, говорил об этом открыто. Л. Н. Толстой в своем дневнике от 19 ноября 1900 года записал: «Я спорил о марксизме с Филипповым; он говорил очень убедительно». Существовала даже легенда, что в «Научном обозрении» публиковался и В. И. Ленин. Действительно, на его страницах изредка появлялись рецензии на книги, подписанные «В. Уль», что позволяло некоторым исследователям полагать, что подпись эта недвусмысленно указывает на Владимира Ульянова-Ленина.

Таким образом как бы устанавливалась прямая связь между гениальным ученым и вождем мирового пролетариата. Впрочем, современные исследования показали, что эти рецензии принадлежали перу некоего В. Д. Ульриха. Но тем не менее Владимир Ильич был знаком с трудами Михаила Михайловича, и они даже оказали на него некоторое влияние.

Знаменитый пассаж из ленинского «Материализма и эмпириокритицизма», где говорится о неисчерпаемой природе электрона, взят непосредственно из одной из работ Филиппова. Есть также основания полагать, что ему же принадлежит и знаменитая формула «Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны», подхваченная первым руководителем Советского государства.

Но что же именно изобрел ученый-марксист в далеком 1903 году? Некоторые исследователи предполагают, что в основе идеи Филиппова лежал могучий световой луч, то есть в голове его не только зародилась идея лазерного оружия, но он уже проводил в этом направлении какие-то эксперименты. Некоторые современные специалисты-лазерщики в принципе не отрицают такую версию.

 

Другие исследователи проблемы говорят, что профессор, конечно, не знал лазера, но он изучал ультракороткие волны длиной около миллиметра, которые получал с помощью искрового генератора.  Он опубликовал несколько работ на эту тему. Даже сегодня свойства таких волн до конца не изучены, и Филиппов вполне мог найти способ преобразования энергии взрыва в узкий пучок ультракоротких волн — первопроходцы всегда смотрят на изучаемые парадоксы шире, нежели их последователи.

Но могло ли стать благом для человечества изобретение профессора Филиппова? Являясь одновременно и ученым, и революционером, он, скорее всего, действительно обнародовал бы свое открытие, наивно полагая, будто народы, получив от него это оружие, сметут с лица земли королей и тиранов и благодаря марксизму повсюду установят мир на века.

Опасное заблуждение! Известный французский популяризатор науки Жак Бержье считал, что убийство Филиппова было осуществлено царской охранкой по прямому указанию инициатора Гаагской конвенции о законах и обычаях войны Николая II, который тем самым не только изничтожил опасного революционера, но и спас мир, находившийся на краю гибели:

«Если бы Филиппов успел обнародовать свой метод, его, несомненно, довели бы до совершенства и использовали в Первой мировой войне. И все крупные города Европы, а возможно, и Америки были бы разрушены. А войны 1939-1945 годов? Неужели Гитлер, вооруженный методом Филиппова, не уничтожил бы полностью Англию, а американцы — Японию? Боюсь, как бы нам не пришлось дать утвердительный ответ на все эти вопросы. И не исключено, что император Николай II, которого все дружно осудили, должен быть причислен к спасителям человечества».

 


 

Таинственные Лучи Смерти профессора Филиппова

 

Михаил Михайлович Филиппов (30 июня (12 июля) 1858, село Осокино, Звенигородский уезд, Киевская губерния — 12 июня 1903, Санкт-Петербург) — русский писатель, философ, журналист, физик, химик, экономист и математик, популяризатор науки и энциклопедист.

В его квартире была оборудована научная лаборатория, в которой Михаил Михайлович работал по многу часов и был так сильно увлечен своими опытами, что бывало проводил в лаборатории целый день.

Что это была за научная работа и какую цель ставил перед собой петербургский ученый, стало ясно из его открытого письма, посланного им в редакцию газеты «С.-Петербургские ведомости» 11 июня (по старому стилю) 1903 года. Документ очень интересный.Давайте посмотрим что было написано в письме.

Письмо.

«Я могу воссоздать с помощью связки коротких волн — силу взрыва. Его волна передастся вдоль электромагнитной волны, то есть, динамит, взорвавшийся в Москве, мог отразить свою силу взрыва в Константинополь. Этот эксперимент, показал, что такой феномен можно вызвать на дальности в тысячи км». Способ изумительно прост и дешев. Но при таком ведении войн на расстояниях, мною указанных, война фактически становится безумием и должна быть упразднена. Подробности я опубликую осенью в мемуарах Академии наук».Видно что ученый добился высоких результатов в Квантовой физике.

Как уже говорилось, письмо было послано 11 июня, а на следующий день Филиппов был обнаружен мертвым в своей домашней лаборатории.

Вдова ученого Любовь Ивановна Филиппова рассказывала, что накануне смерти Михаил Михайлович предупредил родных, что будет работать долго, и просил разбудить его не ранее 12 часов дня. Никакого шума или взрыва, в ту роковую ночь в лаборатории не слышали. Ровно в 12 пошли будить. Дверь в лабораторию оказалась запертой. Постучали и, не услышав ответа, взломали дверь.

В комнате.

Филиппов лежал без сюртука на полу, в луже крови. Ссадины на лице свидетельствовали, что он упал. Полиция провела обыск в лаборатории Филиппова и следствие. Но Следствие сделано было как-то наспех и непрофессионально. Даже медицинские эксперты сильно расходились во взглядах на причину трагедии.

Похороны Михаила Михайловича Филиппова состоялись утром 25 июня, причем весьма скромные и немноголюдные. Присутствовали лишь близкие покойного, члены редакции журнала, да немногие представители литературного мира. Тело ученого предали земле на «Литераторских мостках» Волкова кладбища — недалеко от могил Белинского и Добролюбова. Погиб Филиппов, и вместе с ним прекратил свое существование его журнал «Научное обозрение».

Между тем, толки о таинственном изобретении не прекращались.

Любопытное интервью «Петербургским ведомостям» дал друг погибшего профессор А.С. Трачевский. За три дня до трагической кончины ученого они виделись и беседовали. «Мне, как историку, — говорил Трачевский, — Филиппов мог сказать о своем замысле лишь в самых общих чертах. Когда я напомнил ему о разнице между теорией и практикой, он твердо сказал: «Проверено, были опыты и еще сделаю». Сущность секрета он изложил мне приблизительно, как в письме в редакцию. И не раз говорил, ударяя рукой по столу: «Это так просто, притом дешево! Удивительно, как до сих пор не додумались». Помнится, изобретатель прибавил, что к этому немного подходили в Америке, но совсем иным и неудачным путем».

Загадочный случай

Дебаты вокруг удивительного открытия М.М. Филиппова постепенно затихли. Прошло время, и вот в 1913 году в связи с десятилетием со дня гибели ученого газеты снова вернулись к старой теме. При этом выяснились и припомнились новые важные детали. Например, московская газета «Русское слово» писала, что Филиппов еще в 1900 году выезжал в Ригу, где проводил в присутствии некоторых специалистов опыты взрывов на расстоянии. Возвратившись в Петербург, «он рассказывал, что остался чрезвычайно доволен результатами опытов».Как видно ученый воплотил свои идеи в реальность.

Вспомнили и такой загадочный случай: в тот момент, когда в лаборатории полиция производила обыск, вдали от улицы Жуковского, на Охте, прогремел сильнейший взрыв! Многоэтажный каменный дом в одно мгновение без каких-либо видимых причин рухнул и превратился в развалины. Этот дом и филипповская лаборатория находились на одной прямой линии, не перекрытой зданиями! «Так не сработал ли аппарат Филиппова, когда к нему стали прикасаться чужие, неопытные руки?» — задавалась вопросом одна из столичных газет.

Но особенно много было разговоров о судьбе научной рукописи М.М. Филиппова, содержавшей «математические выкладки и результаты опытов взрывания на расстоянии». Как сообщила репортерам вдова ученого, на другой день после его гибели эту рукопись забрал сотрудник «Научного обозрения», известный тогда публицист А.Ю. Финн-Енотаевский. Он обещал снять с рукописи копию, а оригинал вернуть через несколько дней.

Интересный факт .Пропавшая рукопись.

Прошли, однако, месяцы, а важную рукопись Финн-Енотаевский и не думал возвращать. Когда же вдова Филиппова твердо потребовала возврата, заявил, что рукописи у него больше нет, что он сжег ее, опасаясь обыска. Дело было явно нечисто. Финн-Енотаевский дожил до сталинских времен и в 1931 году был репрессирован. А что, если среди его бумаг в каком-нибудь секретном архиве до сих пор лежит рукопись Филиппова?

Изобретатель никогда не отличался бахвальством. Он, конечно, писал чистую правду. Но уже в 1903 году, сразу же после трагедии, в газетах появились статьи, подвергавшие сомнению правоту Филиппова. Особенно старался журналист «Нового времени» В.К. Петерсен. В заметке «Мрачная загадка» он призывал Д.И. Менделеева выступить по этому поводу и, так сказать, поставить точку над «i».

И знаменитый химик выступил в газете «С.-Петербургские ведомости», однако не в поддержку псевдонаучной заметки, а в защиту покойного ученого-изобретателя. «Идеи М.М. Филиппова, заявил Менделеев, — вполне могут выдержать научную критику».

В беседе же с профессором Трачевским (она тоже была опубликована) выразился еще более определенно, сказав, что «в основной идее Филиппова нет ничего фантастического: волна взрыва доступна передаче, как волна света и звука».

Ну а каков же теперь взгляд на таинственное открытие М.М. Филиппова? Высказывалось предположение, что петербургский ученый додумался до лучевого оружия-лазера.Как бы то ни было теперь люди точно не узнают правды.Правда была в рукописях ученого ,которые были изъяты и скрыты от людских глаз.Я думаю что многие ученые сделали это открытие давно, только из за за страха давления правительством ученые боятся публичного опубликовать свои эксперименты.


ссылка  http://kak2z.ru/index.php?topic=278704.0

 

 


 

"Техника-молодежи" №11-1965


 


Доктор М. М. ФИЛИППОВ.


«В текущем году Маркони передал по воздуху электроток из Генуи в Австралию и зажег там электрические лампы на выставке в Сиднее. Это же было сделано 27 лет тому назад у нас литератором и ученым М. М. Филипповым, который несколько лет работал над передачей электротока по воздуху и в конце концов зажег из Петербурга люстру в Царском Селе. На этот факт не было обращено должного внимания. Филиппова через несколько дней нашли в его квартире мертвым, аппараты и бумаги его арестовала полиция». (А. М.

 

 Горький, «Беседы о ремесле», 1930 г.)

ЧТО ЖЕ ОТКРЫЛ ДОКТОР М. М. ФИЛИППОВ?

СМЕРТЬ ОТ НЕИЗВЕСТНОЙ ПРИЧИНЫ

 
„В 
ранней юности я прочел у Бокля, что изобретение пороха сделало войны менее кровопролитными. С тех пор меня преследовала мысль о возможности такого изобретения, которое сделало бы войны почти невозможными. Как это ни удивительно, но на днях мною сделано открытие, практическая разработка которого фактически упразднит войну.

Речь идет об изобретенном мною способе электрической передачи на расстояние волны взрыва, причем, судя по примененному методу, передача эта возможна и на расстоянии тысяч километров, так что, сделав взрыв в Петербурге, можно будет передать его действие в Константинополь. Способ изумительно прост и дешев. Но при таком ведении войны на расстояниях, мной указанных, война фактически становится безумием и должна быть упразднена. Подробности я опубликую осенью в мемуарах Академии наук. Опыты замедляются необычайной опасностью применяемых веществ, частью весьма взрывчатых, как NCl3 (треххлористый азот), частью крайне ядовитых».

Это письмо в газету «Русские ведомости» было написано известным русским ученым и литератором М. М. Филипповым 11 июня 1903 года. В тот же день вечером он предупредил родных о том, что будет работать допоздна, и просил разбудить его на следующий день не раньше полудня. Именно в этот день, 12 июня 1903 года, М. М. Филиппов был обнаружен мертвым на полу возле стола, уставленного приборами и ретортами. Попытки вернуть его к жизни оказались безуспешными. Вызванный врач Полянский так и не смог определить причину смерти и записал в медицинском свидетельстве: смерть от неизвестной причины.

На месте происшествия вскоре появилась полиция. После тщательного обыска переписка покойного, его документы, записи опытов и все приборы были изъяты...

Тайна последнего эксперимента, как и всего открытия, сделанного М. М. Филипповым, оказалась за семью замками охранки.

 

ОДИН В ДЕСЯТКАХ ЛИЦ...

 

М. М. Филиппов был человеком поистине энциклопедического склада. Он свободно пользовался иностранными первоисточниками, читая в подлинниках произведения древних авторов, новейшую литературу Германии, Франции, Италии, Англии и западных славян. Ему принадлежат более 500 печатных работ — по социологии, политической экономии, философии, естествознанию, математике, химии, литературоведению. Есть среди них и художественные произведения.

Это был человек прогрессивных мыслей и необыкновенной работоспособности. Вы только посмотрите, сколько самых разных работ вышло из-под его пера: «Социологические идеи Огюста Конта», «Прометей» рассказ из древнегреческой жизни, «Борьба за существование и кооперация в органическом мире», «Курс математики по Серэ, Фидлеру, Сальмону, Шлемильху, Дорежу, А. Мейеру», «Солнце» — популярная беседа, «Человеческие расы», «Посмертный труд Карла Маркса» — о втором томе «Капитала», «Упрощение основных алгебраических действий», «Результаты пастеровской прививки», «Остап» — историческая повесть из времен Хмельницкого, «Чешский народный театр», «Осажденный Севастополь» — исторический роман, биографические очерки из серии «Жизнь замечательных людей» о Яне Гусе, Ньютоне, Паскале, Лейбнице, Канте, Леонардо да Винчи, Лессинге и др., «Психологические исследования. Закон перцепции», «Пространство Лобачевского и многомерное пространство», «О природе рентгеновых лучей», «Наследственность по Вирхову», «Субъективизм и народничество», «Опыт программы по самообразованию», «Элементарная теория вероятностей» — для лиц незнакомых с началами высшей математики, «Энциклопедический словарь» в трех томах (почти все статьи написаны были М. М. Филипповым), «Индивидуализм в новейшей французской литературе», «Карл Маркс и его учение»...

Литературный талант М. Филиппова сказался и в его сугубо научных работах и особенно в научно-популярных статьях, адресованных к широкому кругу читателей.

В 1884 году он блестяще сдает экзамены в Петербургском университете за весь курс физико-математического факультета и получает звание кандидата наук, а в 1892 году в Германии, в Гейдельбергском университете, защищает докторскую диссертацию по теме «Инварианты линейных однородных дифференциальных уравнений». И наконец, в 1894 году становится редактором основанного им журнала «Научное обозрение». В журнале сотрудничали: В. И. Ленин, Г. В. Плеханов, В. И. Засулич, Д. И. Менделеев, К. Э. Циолковский, Н. Н. Бекетов, С. П. Глазенап, П. Ф. Лесгафт, В. М. Бехтерев, В. А. Вагнер, Ф. Ф. Эрисман; на страницах журнала печатались переводы работ К. Маркса, Ф. Энгельса, Ч. Дарвина, Г. Гельмгольца, В. Рентгена. Последний номер журнала «Научное обозрение» вышел в мае 1903 года - в год смерти М. Филиппова. В этом номере рядом с «Заветными мыслями» Менделеева была опубликована знаменитая статья Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами»...

 

НЕБРЕЖНОСТЬ, БЕЗГРАМОТНОСТЬ ИЛИ...?

 

Октябрьская революция открыла доступ к архивам департамента полиции, но изъятых при обыске у М. М. Филиппова документов, записей опытов разыскать не удалось. Не исключено, что все это погибло во время пожара в здании охранного отделения, подожженного самими охранниками в дни Февральской революции 1917 года.

Впрочем, кое-что все-таки было обнаружено. Прежде всего «совершенно секретная» записка Петербургского охранного отделения директору департамента полиции о скоропостижной смерти М. М. Филиппова, датированная 16 июня 1903 года. Из нее явствует, что сотрудники охранки стремились всячески скрыть истинные причины смерти ученого.

Заключения, сделанные в полиции, противоречат друг другу. Полицейский врач Решетников, освидетельствовавший тело покойного, установил, что смерть наступила от паралича сердца в результате органического сердечного порока. А через три дня после загадочной кончины ученого был приглашен делопроизводитель главного артиллерийского комитета полковник Гельфрейх. Ему поручили произвести экспертизу опытов, которые производил М. М. Филиппов. В ночь на 15 июня тело ученого по распоряжению судебных властей перевезли в Мариинскую больницу для вскрытия. Под нажимом охранного отделения и полицейский врач Решетников и полковник Гельфрейх дважды меняли свои заключения. С одной стороны, полковник заявил, что смерть ученого последовала по причине неосторожного добывания паров синильной кислоты. С другой стороны, в заключении есть такие слова: «В числе вещественных доказательств найден каменный котелок с какой-то (?!) солью и жидкостью. Если эта соль - желтая соль, а жидкость разведенная серная кислота, то не может быть сомнения в том, что эта операция велась М. Филипповым исключительно с целью самоотравления».

Что можно сказать по поводу столь противоречивых заключений? Первое мнение полковника не совпадает со вторым, и оба они расходятся с выводами врача. Во-вторых, из факта, что в котелке находилась «какая-то» соль, никак не может вытекать версия о «самоотравлении», то есть о самоубийстве. Ни одно из двух заключений «ученого» эксперта не сопровождалось химическим анализом тех веществ, на которые делались ссылки для обоснования той или иной версии...

Видимо, имелись серьезные причины скрыть записи опытов М. Филиппова, похоронить сделанное им открытие.

Печальную судьбу этого яркого человека подытожила заметка в Малой Советской Энциклопедии: «Филиппов Михаил Михайлович (1858—1903 гг.) — публицист и научный деятель, один из первых русских марксистов. Основатель и редактор журнала «Научное обозрение». Филиппов открыл возможность передачи на далекое расстояние волны взрыва. Погиб от отравления газами во время производства опытов. Опасаясь использования открытия Филиппова в революционных целях, охранка увезла после его смерти все его приборы, записки, которые пропали бесследно».

Может быть и так. Во всяком случае, это предположение вполне логично. Но в чем же все-таки заключалось само открытие? Могут ли современные специалисты, спустя шестьдесят с лишним лет расшифровать и хоть немного конкретизировать эту таинственную идею о передаче волны взрыва на далекие расстояния посредством электротока? Возможно ли это? Что имел в виду Филиппов, рассказывая коротко о своем открытии в последнем письме 11 июня 1903 года? Существует ли сейчас нечто подобное? Или открытие, сделанное в начале столетия, так и останется «белым пятном» в науке?

 

П. КОРОП


 

ОТКРЫТИЕ, БЫТЬ МОЖЕТ, НЕИЗВЕСТНОЕ СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ

 

 
«С
пособ электрической передачи волны взрыва» — эти слова М. М. Филиппова до сих пор остаются загадочными, несмотря на то, что они были написаны более 60 лет назад. Если ученый правильно с точки зрения современной терминологии сформулировал свою идею, то мы явно имеем дело с синтезом электроники и физики взрыва.

Правда, передача на расстояние «волны взрыва» возможна и без вмешательства радио и электротехники, ибо давно было замечено, что при взрыве одного склада взрывчатых веществ нередко взрывались и соседние, хотя и изолированные, но близко расположенные склады. В 1872 году французы Памар и Ковилль обнаружили явление детонации на расстоянии — детонацию через влияние. Через два года инженер-полковник А. Шуляченко (умерший, кстати говоря, за 13 дней до гибели Филиппова) и капитан Конюхов не только исследовали это явление, но и установили способность динамита детонировать через влияние как в воздухе, так и под землей и в воде. С тех пор трудами многих ученых, в том числе и советских, происходящие при детонации процессы изучены довольно обстоятельно.

Заряд, возбуждающий детонацию, называют активным, а заряд, в котором она возбуждается, пассивным, Волна, достигая поверхности пассивного заряда, производит местный разогрев, возбуждает собственную ударную волну в веществе пассивного заряда и вызывает взрыв.

При прочих равных условиях на дальность передачи детонации существенное влияние оказывает величина активного заряда. Навеска в 15 г гексогена способна вызвать детонацию в пассивном заряде, отстоящем от него в 3 см; 50 г — в 6 см; 400 г —24 см; 1,5 кг — в 45 см; 6,25 кг — в 80 см. Эти опытные данные хорошо описываются формулой , где К — дальность передачи детонации через влияние в метрах, К — коэффициент поправки и С — вес активного заряда в кг.

При этом не все равно, какую форму имеют заряды, как они взаимно расположены и где находится точка инициирования взрыва. Для сравнения возьмем два цилиндрических заряда, которые, будучи расположены взаимно-перпендикулярно, дают детонацию на расстоянии при удалении на 15 см. Простым поворотом одного из таких цилиндров до совпадения осей увеличивается дальность до 75 см. Если же теперь соединить заряды легкой трубкой, дальность достигнет 125 см. 

Небезразличен и вид среды, в которой находятся детонирующие заряды. Скажем, для некоторого частного случая дальность действия в воздухе — 26 см. Перегородка из дерева, установленная между зарядами, сокращает расстояние до 3 см, из глины — до 2 см, а из стали — до 1 см. Максимальная дальность в вакууме.

Расчеты показывают, что в условиях земной атмосферы даже при заряде взрывчатки в 10 т дальность не превышает нескольких десятков метров. А ведь Филиппов говорит о передаче «волны взрыва» на 1000 км!

Мы уже говорили, что легкая трубка значительно увеличивает дальность.

Может быть, в какой-то «трубке» и заключался секрет ученого? Нужен какой-то «мост», по которому пройдет ударная волна, не теряя своей энергии на преодоление сопротивления среды...

Веянья времени, обстановка и могли натолкнуть Филиппова на идею синтеза электроники и физики взрыва. Она не должна казаться слишком фантастичной, ибо в наше время установлено, что эпицентр крупных взрывов является источником электромагнитных волн...

Ответы на эти вопросы как раз и составляют еще не раскрытую тайну русского изобретателя.

Но так как он только начал свои опыты и собирался консультироваться у Бертло, то вероятнее всего, что эта идея возникла у него в общих очертаниях, может быть, еще далеких от возможности практического осуществления.

А может быть... наши догадки ничего общего не имеют с идеей Филиппова? Может быть, ее принцип был неожиданно новым? Может быть, ученый стоял на пороге великого открытия, гениального по своей простоте, действительно держал в руках нити, ведущие к открытию средства, способного сделать войны если не невозможными, то крайне затруднительными...

 

А. ИВОЛГИН, инженер http://testpilot.ru/espace/bibl/tm/1965/11/fil.html

 

 

 

От Брюса до Филиппова. Волновое оружие.