Домой   Фрагменты старой прессы  Открытки войны   Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Карикатура и плакат в Великой Отечественной войне     Ордена и медали России 

 

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45

  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59

 

Форум    Помощь сайту    Гостевая книга

 

Список страниц

 


 

Судьба инвалидов войны

 

...До сих пор не могу забыть Свердловск  начала 50-х годов. Пленных немцев, идущих под конвоем и, главное, наших солдат, вернувшихся с войны инвалидами. Часто видел их у "Американок", маленьких пивнушек, разбросанных по городу. Сколько мне тогда было? Лет 5-6, не больше... А перед глазами, как сегодня, тележка на подшипниках и человек на ней без ног, отталкивается от земли деревяшками, обмотанными тряпками... Потом они в одночасье пропали. Каких только слухов не ходило о их судьбе... Но все старались уверять себя и других, что о судьбе искалеченных фронтовиков государство позаботилось... Много позже, отслужив свое на Северном флоте и живя в Мурманске, услышал рассказы переживших войну об инвалидах города. Их собирали и переправляли на другой берег Кольского залива, подальше от города. Но через какое-то время, преодолев десятки километров они снова появлялись на улицах города. Потом в одночасье все они пропали. Кто знает, что с ними стало... Не удивлюсь, что их постигла та же судьба, что и проституток в гражданскую, когда англичане, борясь с распространением венерических заболеваний просто загнали их всех на баржу и затопили в заливе. Не буду здесь приводить рассказы об отдельных судьбах, страшно. Говорю только о том, чему сам был свидетелем и рассказам тех, кому безоговорочно доверяю. Пытаюсь сегодня найти хоть какие-то материалы о их судьбе, но почти ничего нет. Был бы крайне признателен тем, кто хоть что-то знает, сообщить мне (Haifa46@mail.ru)  А пока предлагаю Вашему вниманию малую толику того, что удалось найти..

 

В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда. Вот это было заведение!
Не праздный, вероятно, вопрос: почему же здесь, на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще и содержать дешевле. Формальное объяснение: тут много жилья, подсобных помещений, хозяйственных (одна ферма чего стоит), пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники, а неформальная, истинная причина: уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли еще где. Ну, посудите сами: грудь в орденах, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой - из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого "позора"! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях. Верней сказать, на развалинах монастырских, на сокрушенных советской властью столпах Православия. Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью. Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал: "Вот это все!" Дальше - тупик. "Дальше тишина" в безвестной могиле на заброшенном монастырском кладбище.

Читатель! Любезный мой читатель! понять ли нам с Вами сегодня меру беспредельного отчаяния горя неодолимого, которое охватывало этих людей в то мгновение, когда они ступали на землю сию. В тюрьме, в страшном гулаговском лагере всегда у заключенного теплится надежда выйти оттуда, обрести свободу, иную, менее горькую жизнь. Отсюда же исхода не было. Отсюда только в могилу, как приговоренному к смерти. Ну, и представьте себе, что за жизнь потекла в этих стенах. Видел я все это вблизи много лет подряд. А вот описать трудно. Особенно, когда перед мысленным тором моим возникают их лица, глаза, руки, их неописуемые улыбки, улыбки существ, как бы в чем-то навек провинившихся, как бы просящих за что-то прощения. Нет, это невозможно описать. Невозможно, наверно, еще и потому, что при воспоминании обо всем этом просто останавливается сердце, перехватывает дыхание и в мыслях возникает невозможная путаница, какой-то сгусток боли! Простите...
 

Скажу только, что обворовывали их все, кому не лень, и даже те, кому было лень. Дело доходило до того, что на обед в столовую многие ходили с пол-литровыми стеклянными байками (для супа). Мисок алюминиевых не хватало! Я видел это своими глазами. На вопрос кому-либо из них: “Что привезти из Питера?” - мы, как правило, слышали: “Помидорку бы и колбаски, кусочек колбаски”. А когда мы с ребятами, получив зарплату, приходили в поселок (так теперь стала называться бывшая центральная усадьба монастыря) и покупали бутылок десять водки и ящик пива, что тут начиналось! На колясках, “каталках” (доска с четырьмя шарикоподшипниковыми “колесами”), на костылях радостно спешили они на поляну у Знаменской часовни, там рядом была тогда танцплощадка. Для безногих инвалидов! Додуматься только! И был здесь же пивной ларек. И начинался пир. По стопарику водки и по стопарику же ленинградского пива. Да если это “прикрыть” половинкой помидорки да куском “отдельной” колбаски! Бог мой, вкушали ли изощреннейшие гурманы подобные яства! И как оттаивали глаза, начинались светиться лица, как исчезали с них эти страшные извинительно-виноватые улыбки.

А с каким упорством, с какой жаждой праздника (всё, что отвлекало от беспросветной повседневности, и было праздником) они “поспешали” к туристическому причалу за шесть километров от посёлка. Посмотреть на красивых, сытых, нарядных людей. Пообщаться иногда хоть одной фразой с ними. Увидеть жизнь. Пусть я повторюсь, но добирались-то, опять же, на костылях, “каталках”, колясках. Только “аристократия” (это те, у кого каким-то образом водились деньги) могла позволить себе приплыть на лодке. Конечно, на вёслах, а уж если под мотором (стареньким, чихающем на каждом такте двухцилиндровике), то это уже было подлинной роскошью. Что там сегодняшний “мерседес 600”! Никакого сравнения!

Показать же богадельню эту туристам во всей ее “красе” было тогда совершенно невозможно. Категорически воспрещалось не только водить туда группы, но даже и указывать дорогу. За это строжайше карали изгнанием с работы и даже разборками в КГБ. И все-таки кто-то прорывался и все равно ходил туда. Но. разумеется, поодииочке или группочками по три-четыре человека. Надо было видеть потом опрокинутые лица этих людей, их шок от увиденного. Особенно страшно встретить женщин в возрасте, потерявших мужей на фронте, да еще получивших не похоронку, а извещение “пропал без вести”. Ведь некоторые из них свершали самые настоящие паломничества по таким заведениям. Пытаясь отыскать своих мужей, сыновей, братьев. Моему поколению явление это памятно: многие инвалиды принимали мужественное решение и добровольно обрекали себя на этот кошмар, лишь бы не быть для семьи обузой.

И жил тогда Валаам двумя жизнями. Одной - домоинвалидской: скудной, печальной и отрешенной. И другой: туристической, развеселой, увлекательной и не просто сытной, но и с излишествами.

 

ЕВГЕНИЙ КУЗНЕЦОВ. ВАЛААМСКАЯ ТЕТРАДЬ Отрывки из книги

 


 

Документы Валаама

 


источники-   http://reibert.info/forum/showthread.php?t=57212  http://ihistorian.livejournal.com/287254.html

 


 

Бунт палачей
Длительность: 84 мин.
Год: 1998
Производство: Казахстан
Режиссёр: Геннадий Земель
Актёр: Константин Кот-Оглы, Игорь Горшков, Еркен Сулейманов, Дмитрий Савиных, Герман Горст, Владимир Епифанов, Арман Нугманов, Андрей Бузиков, Алексей Шемес, Александр Зубов, Эдуард Боярский, Сергей Уфимцев, Сергей Попов (IV), Сергей Лукянцев, Павел Сиротин, Олег Бирючев

Описание:
В 1949 году, перед празднованием 70-летнего юбилея Сталина, в бывшем СССР были расстреляны фронтовики инвалиды ВОВ. Государство не могло обеспечить им даже элементарного существования и просто уничтожило их. Часть их расстреляли, часть увезли на далекие острова Севера и в глухие углы Сибири. Фильм воспроизводит возможную историю подобного уничтожения солдат-калек в одном из сталинских лагерей. Боевой командир Алексей находит своего старого военного друга, которого тоже должны расстрелять. Начинается самый настоящий бунт...


 

 
Бунт палачей ( 1998)
 

 

 

P.S.- Ветераны Великой Отечественной войны, умершие на острове Валаам


1 Афанасьев Фёдор Терентьевич 1919 04.07.1978 Калевальский р-н пос. Ухта, пос. Кепы
2 Аксентьев Михаил Иванович 1923 Был в Д.И. «Ламберо»
3 Антонов Пётр Иванович 1919 17.04.1952 Есть данные о семье
4 Валкиайнен Адам Адамович 1919 29.03.1963 Кестеньгский р-н КФССР
5 Васильев Фёдор Абрамович 1903 02.01.1957 Петровский р-н КФССР
6 Гагарин Иван Лазаревич 1910 26.07.1963 Заонежский р-н Деригузовский с.с, дер. Юттева
7 Герасимов Иван Иосифович 1916 18.03.1955 Сортавала – там жила сестра
8 Горбенко Дмитрий Васильевич 1909 18.11.1970 родился Ростовская обл. Вешенский р-н брат в Москве, после войны адрес г. Пудож
9 Гордеев Иван Фёдорович 1894 Заонежский р-н
10 Горин Иван Матвеевич 1901 27.10.1951 Пудожский р-н пос. Бочилово
11 Гордеев Иван Фёдорович 1894 17.12.1966
12 Данилин Степан Иванович 1897 08.08.1950 жил Пряженский сс д. Киндосово жена (есть ФИО) ., КФССР Пудожский р-н Куганаволокский с.с (родители) служил рабочая рота команда 131 (?) а также 136 ОМСБ
13 Дубовенко Петр Лаврентьевич 1901 28.12.1954 Ойявойненский с.с к-з Ворошилова
14 Евсеев Петр Васильевич 1913 28.02.1963 родился Юргеница Пряжинский рн
16 Егоров Петр Иванович 1911 07.01.1973 г.Беломорск
17 Ешманов Николай Иванович 1919 04.02.1973
18 Жижов Павел Васильевич 1905 25.07.1961 Сегежский р-н
19 Захаров Степан Егорович 1919 23.07.1952 Петрозаводск
как рассказывается в фильме Зинаиды Курбатовой, повесился.
20 Карвонен Николай Иванович 1912 18.03.1968 Кестеньга
21 Калитаров Иван Васильевич 1924 25.02.1960 Петрозаводск
Качалов Виталий Николаевич 1924 05.01.1955 д. Пески Рыпушкальский сс, Олонецкий р-н переведён из Муромского ди
22 Кононов Александр Филиппович 1897 14.02.1969 родился Пудожский р-н Подсосенье, жил Пудож
23 Коренев Александр Пахомович 1910 10.07.1979 Пудож
24 Косачёв Петр Михайлович 1922 05.12.1948 Заонежский район Деригузовский сс дер. Никонова гора
25 Лаврентьев Яков Фёдорович 1916 29.11.1981 Беломорский р-н дер. Красная горка
26 Леонтьев Иван Фёдорович 1907 24.01.1952 Пряжинский р-н Сямозерский сс
27 Микульских Иван Михайлович 1904 29.04.1968
28 Михайлов Михаил Александрович 1893 09.05.1960
29 Москалев Василий Матеевич 1922 26.07.1977 род. Ярославская обл. Арефинский р-н дер. Крутец жена в Кеми
30 Носковец Петр Сергеевич 1895 02.03.1971
31 Никонов Яков Михайлович 1916 12.09.1975 Беломорский р-н пос.Тунгуда
32 Переведенцев Григорий Алексеевич 1909 03.02.1970
33 Попов Николай Филлипович 1910 19.03.1963 Беломорск
34 Пяттоев Никита Антонович 1924 02.07.1959
35 Ранганен Павел Матеевич 1892 14.нояб1958
36 Рядоев Василий Петрович 1895 25.10.1956
37 Седов Николай Фёдорович 1894 14.12.1967
38 Седов Николай Осипович 1900 14.12.1967
39 Сидоров Фёдор Иванович 1902 10.03.1970 Петрозаводск
40 Смирнов Николай Иванович 1905 24.06.1955 Чалнинский р-н Падозеро
41 Томашев Григорий Анисимович 1903 10.03.1954 Кемский р-н
42 Харлуков Василий Петрович 1902 20.10.1969 родственники в Петрозаводске
43 Холодный Михаил Петрович 1920 26.08.1960 контузия 1941, огнестрельное ранение в 24.02.1944
44 Шлыков Степан Кузьмич 1905 05.02.1947
45 Фалин Василий Егорович 1900 19.06.1972 родился Повенецкий р-н д. Тайгиницы, есть автобиография участвовал в составе 56-го учебно кадрового полка 56 стр. див. им. Московского пролетариата
46 Федотов Петр Степанович 29.06.1913 26.05.1960 жена и дети в Петрозаводске
47 Фёдоров Павел Фёдорович 1897 30.03.1954 Суоярви
48 Юплов Илья Филиппович 1914 18.01.1983
49 Яковлева Надежда Петровна 11.06.1955
Ветераны войны, дела которых хранятся в архиве Дом инвалидов о. Валаам и которые, сответственно, находились в этом доме инвалидов или доме инвалидов, которые предшествовали Валаамскому («Ламберо», «Бараний берег» и другие).
1 Аганин Капитон Григорьевич 1925 из Ладва Прионежского р-на прибыл в д.и. «Ламберо»
2 Алексеев Евгений Фёдорович 1918 20.05.1956 Петрозаводск
3 Амбаров Александр Васильевич 1907 04.12.1959 Пряжинский р-н
4 Ананьин Пётр Степанович 1924 Заонежский р-н дер. Т..панцы прибыл в д.и. в 1946
5 Андреев Яков Иванович 1915 1 августа 1953 Олонецкий р-н Всеволжский сс дер. Воронова Сельга
6 Андуков Виктор Иванович 1917 22.11.1983
7 Артемьев Антон Фёдорович 1927 24.06.1969
8 Артемьев Иван Афанасьевич 1917 переписка 1947 с д.и. «Косолма»,
предположительно отправлен туда
10 Артунькин Василий Николаевич 1915 06.12.1966 семья
Зинаида Курбатова в своём фильме сообщает, что он был инвалидом войны.
11 Басов Сергей Иванович 1909 Сортавальский р-н в 1956 на В.
12 Басков Василий Севастьянович 1924 Вологодская обл. Кадуйский р-н дер. Учита
последние данные на 1946 г.
13 Батраков Иван Михайлович Ладва -ветка с 1947 в «Ламберо»
14 Белов Владимир Иванович 1926 03.12.1960 Олонец
15 Басков Василий Севастьянович 1924 2.25 «Томицы» м.ж. Олонецкий р-н
16 Белугин Борис Николаевич 1925 04.07.1952 Сортавала
17 Беляев Александр Филиппович 1926 29.10.1955 Сортавальский р-н, отпр. д.и. «Лахта»
18 Берман Анатолий Моисеевич 1927 в 1947 прибыл в «Ламберо»
19 Богданов Павел Иванович 1920 с 1947 на Валааме
20 Богданов Василий Иосифович 1923 прибыл с Заозерского с.с Прионежского р-на
21 Бойко Валерий Павлович 1924 м.р Одесса, временно проживал в Сортавала
22 Варфоломеев Александр Николаевич 1911 прибыл 23.04.1955 из «Рюттю»
23 Веселов Георгий Васильевич 1923 02.09.1982 прибыл 1982 из г.Кемь на Валаам
на фронте с 09.1941по 06.1945
ранение в шею в феврале 1942 данных о смерти нет
24 Вижуев Иван Ефимович 1926 04.11.1955
25 Волынцев Олег Андреевич 1919 14.08.1964 уволен к матери в Беломорск
26 Гавриленко Карп Семёнович 1925 29.08.1957 уволен адрес Томицы Приозерского р-на
27 Гагарин Иван Лазаревич 1920 01.11.1958 Заонежский р-н
28 Галашкин Фёдор Сергеевич 1925 26.06.1957 г. Кондопога,
29 Гарусов Михаил Николаевич упоминается как закончивший сапожную мастерскую в «Ламберо» в 1947
30 Голиков Иван Степанович 1911 Сортавальский р-н
31 Гончаров Герасим Петрович 1905 22.11.1949 «Ламберо»
32 Григорьев Иван Васильевич 1920 дер. Улялега Пряжинского р-на находился в «Косолме», потом в «Ламберо», дальнейшая судьба неизвестна
33 Гусев Николай Иванович 1915 Петрозаводск, изначально в «Ламберо»
34 Денежкин Александр Иванович 1912 д.Семеново Пудожского р-на, велась переписка в 1958 г. неясно, поступил он или нет
35 Дёмин Иван Григорьевич 1914 1956 выбыл Медвежьегорский р-н Лумбуши
36 Дмитриев Николай Дмитриевич 1925 упоминается как закончивший сапожную мастерскую в «Ламберо» 1947 место жительства Мегрега Олонецкого р-на, собирались исключать в 1950 году
37 Егоров Петр Ефимович 1925 25.02.1946 Медвежьегорский р-н Урус-озеро
38 Егоров Иван Иванович 1899 место рождения Бологоевский р-н Калининской обл, изначально находился в Новоторжском д.и затем отправлен в «Томицы».
39 Егоров Владимир Григорьевич 1904 29.05.1955 дом.инв. «Лахта» инвалид ГРАЖДАНСКОЙ войны
40 Емельянов Иван Семёнович 1899 1956 дом . адрес Кондопожский р-н
41 Еремин Александр Ильич 1914 5.47
42 Ермолин Борис Иванович 1923 30.05.1955 Уволен по собств.желанию
43 Ершов Георгий Николаевич 1926 Сортавальский р-н, отправлен в «Ламберо»
44 Жилинский Иван Иванович 1900 1962 Сегозерский р-н
45 Закиров Латип 1903 Не раньше 1965
46 Злобин Алексей Александрович 1916 26.11.1957 Беломорский р-н
47 Иванов Владимир Иванович 1925
48 Иванов Дмитрий Иванович 1912 прибыл в 1948 в «Томицы»
49 Иванов Константин Иванович 1916 08.07.1952 уволен как инв. 3 группы Вологодская обл. Белозерский р-н Зарецкий с.с дер. Кяругино
50 Иванов Андрей Васильевич 1910 02.06.1946 выбыл по собственному желанию
51 Иванов Виктор Михайлович 1921 17.02.1954 выбыл по собственному Петрозаводск
52 Иванов Иван Фомич 1925 1954 исключен
53 Иванов Новид Гордеевич 1908 26.06.1952 выбыл «Рюттю»
54 Изотов Василий Семёнович 1918 13.06.1975
55 Исаков Петр Иванович 1925 Петрозаводск должен был быть уволен в связи с 3 группой инв. из «Ламберо»
56 Ислентьев Николай Владимирович 1926 уроженец Молотовская обл (ныне Пермский край), Губахинский р-н, Усьва, проживал Сегежа, уехал в мае 1946 из «Томицы» Прионежского района и больше не возвращался
57 Ильин Николай Алексеевич 1926 29.06.1951 уволен Петровский р-н Мунозерский с.с
58 Карпов Александр Семенович 1908 закончено 1952 Петрозаводск
59 Карху Иван Фёдорович 1916 прибыл 1982 пос. Калевала
60 Карху Василий Николаевич 1914 Ладвозеро Калевальского р-на последние сведения за 1962 г.
61 Койчеров Григорий Васильевич 1928 8.65 Лоухи
62 Колесников Василий Васильевич 1924 01.07.1964 выбыл по приказу
63 Колобаев Василий Григорьевич 1926 28.06.1973
64 Колодин Александр Иванович 1923 1956 по собств.желанию
65 Кондратьев Иван Семенович 1926 Олонецкий р-н Ульванский с.с прибыл из «Ламберо»
поступил 1947
66 Корсаков Иван Васильевич 1912 прибыл в 1955
67 Коротких Василий Иванович 1919 1957 уволен
68 Кошелев Эдуард Александрович 1923 28.10.1955 выбыл «Лахта» сам из Сортавальского р-на
69 Кошкин Николай Николаевич 1922 в 1947 в «Ламберо» из Таржипольского сс Прионежского р-на
70 Ксенофонтов Василий Петрович 1913 08.08.1966
71 Кулаков Владимир Яковлевич 1925 д. Семёново Палтогорского сс Вытегорского р-на Вологодской обл. прибыл в 1948 г.
72 Курмаев Константин Михайлович 1917
73 Кузьмин Василий Петрович 1926 09.06.1947 отбыл учиться в школе киномехаников в 1947
75 Ларкин Григорий Васильевич упоминается как закончивший сапожную мастерскую в «Ламберо» в 1947
76 Ланев Фёдор Васильевич 1927 Кондопога прибыл 1954 год
77 Лебедев Фёдор Александрович 1926 29.06.1965
78 Леонтьев Иван Васильевич 1926 Куркиоки прибыл в «Ландеро» в 1947
79 Логинов Николай Николаевич 1914 17.05.1960 Сегежа п. Линдозерский
80 Лубаков Николай Николаевич 1920 26.05.1947 Медвежьегорск
81 Лугниев Яков Ермолаевич 1913 прибыл в «Рюттю» прибыл 1953
82 Люрин Степан Романович 1928 1951
84 Макаревич Моисей Матвеевич 1897 1950
85 Максимов Иван Ильич 1907 1949 Сортавала
86 Малышев Иван Михайлович 1909 прибыл в 1949 в «Ламберо»
87 Матюшин Иосиф Иванович 1923 1 июня 1955
88 Медведев Иван Петрович с 1954 г.
89 Медников Григорий Филиппович 1922 из Беломорского р-на в Ламберо с 1947
90 Митин Дмитрий Ильич 1910 1 июля 1953 г. выбыл Беломорский р-н
91 Минин Александр Ефимович 1906 упоминается как закончивший сапожную мастерскую в «Ламберо» Петрозаводск
92 Михеев Вениамин Павлович 1923 10.58 м.р.. Петрозаводск
93 Молодцов Дмитрий Петрович 1918 Далее 1953 неизвестно
94 Мухин Михаил Никитович 1911 19.03.1953
95 Никитин Василий Фёдорович 1911 1946 в «Ламберо», уроженец Медвежьегорский р-н д. Верховье, жил в Петрозаводске
96 Николаев Александр Карлович 1903 1947 урожен Каменец-Подольской области, прибыл из Локшинского д.и. (Омская обл)
97 Никонов Яков Михайлович 1926 освид.1958 Рабочеостровск 1-ой Пятилетки д.18
98 Нючагин Егор Иванович 1904 09.11.1956
99 Одинцов Михаил Николаевич 1913 должен был прибыть 1 сентября 1947 в «Томицы» из Беломорского р-на
100 Павловский Степан Степанович 1900 из Каменец-Подольской обл, прибыл в «Ламберо» в ноябре 1946 из Мурманской области
101 Палтусов Иван Макарович 1905 10.05.1947 «Томицы» Кондопога
102 Панфилов Иван Николаевич 1913 15.11.1961 , жил в Петрозаводске
103 Пекшуев Иван Петрович 1925 1946 последние сведения Калевальский р-н Ухтинский сс
104 Петров Карп Георгиевич 1923 документы 1945 года из «Томиц», затем в «Ламберо»
105 Плюстин Николай Иванович 1926 «Ламберо»
106 Полевайкин Иван Николаевич 01.08.1917 03.03.1970
107 Полянин Александр Иванович 1926 уроженец д. Остречина Вознесенского р-на, проживал ст. Шуя находился в д.о.»Косолма»
108 Поляков Михаил Алексеевич 1922 1948 признан трудоспособным Петрозаводск, переписка с «Ламберо»
109 Попов Константин Григорьевич 1914 прибыл из БССР, в 1947 году был в «Ламберо»
110 Попков Виктор Степанович 1926 13.10.1952 убыл ранен в 1945, адрес пос. Рабочеостровск
111 Прокопьев Фёдор Андреевич 1903 08.06.1953 выбыл
112 Прохоров Николай Егорович 1926 12.47 выбыл адрес Олонецкий р-н
113 Ретсе Павел Степанович 1896 1947 умер жена Ретсе Амалия Германовна Ставропольский край, Архангельский р-н село Нины умер в «Ламберо»
114 Рогатых Зосим Иванович 1925 Архангельская обл. Красноборский район Литуновский сс д. Паньково
115 Рогожин Михаил Николаевич 1908 в 1948 г. был в «Томицах»
116 Рудный Алексей Фёдорович 1923 Пудожский р-н Шальский с-с дер. Первомайская, прибыл в «Ламберо» в 1947
117 Савельев Михаил Матвеевич 1919 1959
118 Савинский Василий Алексеевич 1924 25.06.1955 выбыл в «Рюттю» жил в Ярославской обл. Гаврило-Ямский р-н Ананьевский сс д. Волково
119 Саволайнен Вейно Адамович 1918 17.12.1980
120 Седов Иван Степанович 1914 Петрозаводск, прибыл в 1946 в «Томицы»
121 Секушин Николай Иванович 1927 только справка с предложением принять за 1946 год
122 Сидоров Дмитрий Гаврилович 1922 Пудож с 1947 в «Ламберо»
123 Сидоров Михаил Иванович 1925 выбыл как 3-ю группу документы на ДИ «Рюттю» ст. Деревянка Прионежского р-на
124 Силаков Иван Филиппович 1906 1967 родился Вологодская обл. Вытегорский р-н, с. Фоминское, пост
убыл в 1966 г. Донецк
125 Силин Николай Васильевич 1920 Олонецкий р-н Куйтежский сс с 1947 в «Ламберо»
126 Скобелев Павел Георгиевич 02.07.1955
127 Слезин Алексей Васильевич 1924 в «Ламберо» из Остапенского Тотемского р-на Вологодской обл.
128 Слоев Иван Григорьевич 1924 в «Ламберо» по кр.мере до 1949 из «Мегреги» Олонецкого р-на в т.ч. участвовал в Финской войне
129 Смирнов Виктор Александрович 1922 прибыл в «Ламберо» из Кировобада
130 Степанов Виктор Петрович 1925 03.11.1961
131 Талалаев Михаил Трофимович 1927 Татарская ССР Куйбышевский р-н д. Екатериновка, временно проживал Питкярантский р-н Перушаевский сс с 1947 г в «Ламберо»
132 Таныгин Иван Дормидонтович 1914 Медвежьегорский р-н, учился Бернгардовская школа – интернат
133 Тихонович Александр Александрович 1923 1946 «Ламберо»
134 Тихонов Андрей Иванович 1896 Пряжинский р-н «Лахти», направлен в интернат «Святозеро», оттуда в 1948 в «Талицы»
135 Тищенко Андрей Семёнович 1918 01.12.1974 семья погибла в войну, второй брак в Смоленске
136 Тропин Леонид Семёнович 1913 1965 К семье в Сортавала
137 Ткачев Алексей Васильевич 1910 Череповец, после войны Лахденпохья, с 1947 г в «Ламберо»
138 Трофимов Константин Григорьевич 1903 Убыл после 1965 года
139 Чуркин Василий Фёдорович 1923 Шелтоозеро, прибыл в 1947 в «Ламберо»
140 Хатов Алексей Алексеевич 1918 выбыл из «Ламберо» в 1947 г. для сопр. жены в г. Рубцовск
141 Удалов Павел Илларионович 1895 01.07.1968 семья
142 Федоров Владимир Александрович 1907 06.03.1953 исключен
143 Федоров Михаил Михайлович 1923 выбыл в 1964 место рождения Старая Русса Новгородской области
144 Федьков Матвей Иванович 1906 29.07.1955 Сортавала
145 Фокин Александр Андреевич 1926 1951 Сегежа,
146 Фомин Александр Васильевич 1926 1 июля 1953 родился Рыпушкальский сс
147 Фотин Михаил Фёдорович 1925 1947 Вологодская обл. Вытегорский р-н умер в больницы в Петрозаводске
148 Шестаков Николай Иванович 1912 02.03.1952
149 Шпагин Иван Яковлевич 1923 1974
150 Ющиев Дмитрий Александрович 1923 14.11.1962 семья пос. Ухта
151 Яковлева Надежда Петровна 1911 1958
152 Япаров Яков Япарович 1901 13.09.1973
153 Яргин Андрей Павлович 1899 08.08.1952

 

 

 Валаам — лагерь для ветеранов фронтовиков.

 

 

 

 


 

“Самовары” товарища Сталина

Инвалидов войны, лишившихся всех конечностей, по приказу “вождя народов” сгноили на островах

 

 

2 сентября — дата окончания Второй мировой войны. 66 лет назад человечество окончательно отпраздновало победу над фашизмом и... забыло своих победителей. Не всех, конечно, и далеко не везде. А именно в стране-победительнице и именно тех, кто отдал все, что имел, за Родину, за Победу, за Сталина. Все, включая руки и ноги.

Тысячи тех, кто вышел с полей сражений полными или почти полными инвалидами, цинично прозвали “самоварами” за отсутствие конечностей и сослали в многочисленные монастыри, дабы не портили своим убожеством светлый праздник миллионов. До сих пор неизвестно, сколько живых человеческих обрубков погибло в таких ссылках, их имена не рассекречены до сих пор.

Репортер “МК” провел собственное расследование одной из самых страшных и постыдных тайн ХХ века.

 

“Инвалид” — понятно. “Самовар” — тоже понятно. Однако сочетание этих двух слов кажется какой-то бессмыслицей. А между тем речь идет об одной из самых страшных, самых потаенных трагедий минувшей большой войны. О трагедии, растянувшейся для сотен несчастных на долгие годы.

“Самоварами” цинично, но очень точно называли в послевоенной стране тяжело изувеченных взрывами и осколками людей — инвалидов, у которых не было ни рук, ни ног. Судьба этих “обрубков войны” до сих пор остается “за кадром”, а многие из них так и числятся без вести пропавшими.

..Я их видел на Валааме лишь издали, вскользь. В убогом поселковом магазинчике продавщица буркнула заезжим туристам: «Закрываю, — надо на „большую землю“ ехать за товаром. А то для этих уже ничего не осталось», — и кивнула в сторону каких-то непонятных «укороченных» людей, копошившихся в тени под деревом на другой стороне проулка. Безногие? Нет сомнений. Но у некоторых, кажется, даже вместо рук — культяшки. Подойти поближе, поговорить помешало чувство ложного стыда (или вины?), и все-таки неожиданная встреча эта подтолкнула к «изучению вопроса».

Вот тут и выяснилось, что остров на Ладоге, знаменитый своим монастырским комплексом, имеет еще одну, отнюдь не рекламируемую «достопримечательность»: здесь много лет расположен интернат для инвалидов. Кое-какие подробности существования этого спецзаведения нам рассказал мужичок, у которого мы покупали картошку и лук. От него-то и довелось впервые услышать страшное определение: «люди-самовары».

— А как же по-другому назвать, — ведь при туловище-то один «крантик» остался! Еще когда Сталин был, их начали сюда привозить — из Ленинграда, других крупных городов. Большинство калек — бывшие военные, увечья на фронте получили, у многих ордена, медали... В общем, заслуженные люди, но в таком виде стали никому не нужные. Выживали, побираясь на улицах, на рынках, у кинотеатров. Но, как говорят, сам Иосиф Виссарионович приказал эту публику ущербную увезти с глаз долой, спрятать подальше, чтобы городского вида не портили. Для такого дела Валаам — лучше не придумаешь.

Сколько тут их перебывало, не знаю. В поселке нашем живут бабки, которые почти все эти годы в интернате обслугой проработали, от них слышал, что порой под тысячу человек числилось. Безрукие, на костылях... Но самое страшное — «самовары»... Абсолютно беспомощные. Надо кормить с ложечки, одевать-раздевать, на ведерко, которое взамен горшка приспособлено, сажать регулярно. А если их тут не один десяток, за всеми-то разве уследишь? Само собой, кто-то, на ведерке этом не удержавшись, на пол свалится, а кто-то и вовсе по нужде докричаться до няньки не успеет... Вот и получается: «самовары», в собственном дерьме перепачканные, запах по комнатам — соответствующий...

Расписание дня даже для инвалидов-ампутантов предусматривало прогулку на свежем воздухе. По словам рассказчика-аборигена, сперва медперсонал грузил валаамских «самоваров» на обычные дощатые носилки, тащил на лужайку перед домом и там перекладывал «гулять» на расстеленный брезент или сено. А потом подоспело чье-то изобретение: интернат обзавелся большими плетеными корзинами, в них санитарки сажали калек (порой даже по двое) и несли во двор. В этих корзинах люди-обрубки и сидели часами (иногда их подвешивали к толстым нижним ветвям деревьев, на манер этаких огромных гнезд), дышали свежим воздухом. Но порою воздух на северном острове под вечер становился уж слишком свеж, а няньки, занятые другими делами, никак не реагировали на призывы своих подопечных о помощи. Случалось, и вовсе забывали на ночь снять какое-нибудь из «гнезд» и вернуть их обитателей в жилые помещения, тогда дело вполне могло кончиться даже смертью от переохлаждения.

— Многим из калек по 20, по 25 лет было, когда война их «пообтесала», однако сейчас тут всего десятка полтора безруких-безногих осталось. Встретиться с ними в интернате вряд ли удастся: туда посторонних не пускают, но некоторые инвалиды сами выбираются за ворота. Чаще других встречаю «на воле» Санька. Он бывший танкист, горел в своей «коробочке», от рук все-таки часть уцелела — почти до локтей. При помощи этих культяпок приспособился кое-как переползать. Вы можете его увидеть возле сельмага, хотя... Сейчас там водка кончилась, так что, пока нового запаса не привезут, танкисту эта лавочка ни к чему...

 

...Об уведенном и услышанном на Валааме напомнила неожиданно попавшая в руки книжка — «Валаамская тетрадь» Евгения Кузнецова, поработавшего когда-то экскурсоводом на острове. На страницах «Тетради» обнаружились новые «штрихи к портрету» валаамского специнтерната:

«...Обворовывали их все кому не лень. Дело доходило до того, что на обед в столовую многие ходили с пол-литровыми стеклянными банками (для супа). Мисок алюминиевых не хватало! Я видел это своими глазами... А когда мы с ребятами, получив зарплату, приходили в поселок и покупали бутылок десять водки и ящик пива, что тут начиналось! На колясках, „каталках“ (доска с четырьмя шарикоподшипниковыми „колесами“, порой такими досками служили даже старые иконы! — Ред.), на костылях радостно спешили они на поляну у Знаменской часовни... И начинался пир... А с каким упорством, с какой жаждой праздника (все, что отвлекало от беспросветной повседневности, и было праздником) они „поспешали“ к туристическому причалу за шесть километров от поселка. Посмотреть на красивых, сытых, нарядных людей...

...Показать богадельню эту туристам во всей ее „красе“ было тогда совершенно невозможно. Категорически воспрещалось не только водить туда группы, но даже и указывать дорогу. За это строжайше карали изгнанием с работы и даже разборками в КГБ...»

 

Всесоюзная зачистка

 

«...Неотъемлемой частью картины повседневной жизни советских городов были инвалиды, просящие милостыню на вокзалах, рынках, перед кинотеатрами и в других общественных местах или агрессивно попрошайничающие и пытающиеся при помощи разных мелких нелегальных махинаций свести концы с концами...» — отметил один из тех, кто много поездил по послевоенному Союзу.

Объяснение такому «половодью маргиналов» дать легко: кто-то из инвалидов занимался попрошайничеством для поддержания семейного бюджета, а многие вовсе не захотели возвращаться в свои семьи, чтобы не стать обузой для близких, и предпочитали оставаться без вести пропавшими, влача жалкое существование уличных нищих.

Однако это оказалось чревато «социальными осложнениями» на государственном уровне. Руководители страны, которая одолела фашизм, стыдилась своих воинов-победителей, потерявших парадный вид, и готовы были ради соблюдения внешней благопристойности упечь обездоленных людей в настоящие резервации.

 

Первые массовые акции, когда искалеченных ветеранов забирали в интернаты чуть ли не с городских улиц, прошли в конце 1940-х. Современник писал: «...Однажды я, как всегда, пришел на Бессарабку и еще не доходя услышал странную тревожную тишину.... Я сначала не понял, в чем дело, и только потом заметил — на Бессарабке не было ни одного инвалида! Шепотом мне сказали, что ночью органы провели облаву, собрали всех киевских инвалидов и эшелонами отправили их на Соловки. Без вины, без суда и следствия. Чтобы они своим видом не „смущали“ граждан...»

Хрущев в кардинальном решении «инвалидного вопроса» даже превзошел своего предшественника. Именно в начале его «царствования» появился этот документ:

«Доклад МВД СССР в Президиум ЦК КПСС о мерах по предупреждению и ликвидации нищенства. 20.02.1954 Секретно.

МВД СССР докладывает, что, несмотря на принимаемые меры, в крупных городах и промышленных центрах страны все еще продолжает иметь место такое нетерпимое явление, как нищенство. За время действия Указа Президиума ВС СССР от 23 июля 1951 г. „О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами“ органами милиции... было задержано нищих: во 2-м полугодии 1951 г. — 107 766 человек, в 1952 г. — 156 817 человек, в 1953 г. — 182 342 человека... Среди задержанных нищих инвалиды войны и труда составляют 70%...

Борьба с нищенством затрудняется... тем, что многие нищенствующие отказываются от направления их в дома инвалидов... самовольно оставляют их и продолжают нищенствовать... В связи с этим было бы целесообразно принять дополнительные меры по предупреждению и ликвидации нищенства. МВД СССР считает необходимым предусмотреть следующие мероприятия:

...3. Для предотвращения самовольных уходов из домов инвалидов и престарелых лиц, не желающих проживать там, и лишения их возможности заниматься попрошайничеством, часть существующих домов инвалидов и престарелых преобразовать в дома закрытого типа с особым режимом...

Министр МВД С. Круглов.»

Сколько их, «самоваров»? Согласно данным статистического сборника «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил», во время Великой Отечественной демобилизовано 2 576 000 инвалидов, в том числе 450 000 одноруких или одноногих. Не будет преувеличением предположить, что значительная часть из их числа лишились обеих рук, обоих ног, а то и всех конечностей. Значит, речь идет о 100–200 тысячах советских солдат, которых фактически обрекли на жизнь в суровых условиях неволи — как зэков! — лишь за то, что в бою с врагом их не убило, а «всего лишь» искалечило!

Упомянутый уже валаамский специнтернат (часто его называли «дом инвалидов войны и труда») был образован в постройках бывшего монастыря в 1948 г. Формально — по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР, хотя в действительности наверняка по распоряжению «из Москвы». Поначалу беспомощным валаамовским «новоселам» приходилось несладко. Даже электричество появилось в интернате лишь несколько лет спустя. Что уж говорить о нормальном отоплении не приспособленных под больничные нужды старых монастырских построек! Понадобилось время, чтобы обеспечить инвалидам мало-мальски комфортное житье. Из сотен привезенных на остров калек некоторые умерли в первые же месяцы пребывания в интернатовском «раю».

 

«...Недавно боевые мужики —

кому печаль поведают обрубки?

И что сказать сумеют языки,

когда ни ноги не в строю, ни руки?

...Да, Валаам — вторые Соловки.

Они страданий столько повидали! — 

Здесь мигом вымирали старики,

которым тридцать стукнуло едва ли...»

 

(Протоиерей Андрей Логвинов)

 

В тот период появились и другие подобные «заведения». Все они располагались в отдаленных, скрытых от глаз людских местах, чаще всего в заброшенных монастырях — Кирилло-Белозерском, Александро-Свирском, Горицком...

 

Не так давно вышла книга известного театрального художника Эдуарда Кочергина, которому довелось в послевоенные годы, еще будучи мальчишкой, поколесить по стране в поисках матери. Автор рассказывает в том числе и о «самоварах», привезенных в Горицкий специнтернат.

«...Василий Петроградский был устроен в особый дом инвалидов в бывшем женском Вознесенском монастыре в Горицах, что на реке Шексне... В бывший женский монастырь со всего Северо-Запада свезены были полные обрубки войны, то есть люди, лишенные абсолютно рук и ног, называемые в народе „самоварами“. Так вот, он со своей певческой страстью и способностями из этих остатков людей создал хор — хор „самоваров“ — и в этом обрел свой смысл жизни... Летом дважды в день здоровые вологодские бабы выносили на зелено-бурых одеялах своих подопечных на „прогулку“ за стены монастыря, раскладывая их на заросшей травою и кустами грудине круто спускавшегося к Шексне берега... Самым верхним клали запевалу — Пузырька, затем — высокие голоса, ниже — баритоны, а ближе к реке — басы... Вечером, когда у пристани внизу пришвартовывались и отчаливали московские, питерские и другие трехпалубные пароходы с пассажирами на борту, „самовары“ под руководством Василия Петроградского давали концерт... Очень скоро молва о чудесном хоре „самоваров“ из Гориц облетела всю Мариинскую систему...»

А ведь кого-то из покалеченных войной солдат искали — их матери, жены, сестры. Немало женщин в послевоенную пору писали запросы в дома инвалидов, а то и сами приезжали: «Нет ли у вас моего?» Но удачи были редкими. Некоторые калеки сознательно отказывались объявляться перед родственниками, даже скрывали настоящее имя: так сильно не хотелось показывать близким людям свое уродство, беспомощность, которыми наградила война.

В итоге эти люди оказались «вне исторической памяти». И до сих пор узнать правду о тех, кто коротал век в специнтернатах для ветеранов войны, пытаются в основном лишь отдельные энтузиасты. Один из них — московский историк-генеалог Виталий Семенов.

 

Забвение по закону

 

— В 2003 г. удалось организовать экспедицию на Валаам. Записали воспоминания старушек, которые когда-то работали в специнтернате, — рассказывает Виталий Викторович. — Позднее мне довелось поработать с архивами валаамского дома инвалидов, вывезенными после его перевода в 1984-м оттуда в карельский поселок Вырица. В результате документально подтвердилась смерть на Валааме около 50 ветеранов Великой Отечественной, но это далеко не полный список. (Хотя надо сказать, что рассказы о якобы очень высокой смертности среди обитателей интерната не подтверждаются.) Нашлись данные о количестве «контингента» на острове. Скажем, в январе 1952-го здесь находился 901 инвалид, в декабре того же года — 876 инвалидов, в 1955-м их количество возросло до 975 человек, а потом начало постепенно снижаться — 812, 670, 624... К декабрю 1971 г. по документам значится 574 инвалида...

Сейчас внимание Виталия Семенова переключилось на историю другого специнтерната — того, что располагался в старинном Горицком монастыре на Шексне.

— Туда массово отправляли ветеранов Великой Отечественной в основном из Ленинграда и Ленинградской области. В 1948 г. их насчитывалось по документам 747 человек. Как и в случае с Валаамом, я решил найти списки Горицкого монастыря. Выяснилось, что этот дом инвалидов в 1972 г. переехал в Череповец. Бумаги Горицкого интерната частично хранятся там, а частично — в архиве департамента социального обеспечения Вологодской области.

Поначалу сотрудники этого учреждения вроде бы пошли мне навстречу и даже помогли установить полтора десятка имен воинов, прошедших через Горицкий интернат, а также подсказали, что такое же спецзаведение существовало в другом месте на Вологодчине — в Андоге. Однако потом начальником департамента был наложен запрет на дальнейшие исследования: мол, согласно закону о персональных данных, без согласия наследников умерших выдавать сведения о них запрещено, так как это нарушает гражданские права этих людей. То есть нужно каким-то невероятным путем (может, с помощью экстрасенса?!) сначала найти наследников неизвестного мне человека, а потом уже выяснять его имя-фамилию! Логики тут нет, и в реальности получается, что восстанавливать память о тех, кто пропал, закопан в безымянных могилах, усилиями частного лица нельзя. Конечно, такими проблемами, по идее, должны заниматься местные власти, но они до поры до времени никакой активности не проявляли. Лишь после нескольких моих резких писем на имя главы области ситуация, похоже, изменилась к лучшему. В конце июля я получил официальное письмо, в котором сообщается, что по распоряжению вологодского губернатора «создана рабочая группа... по увековечению памяти военнослужащих, получивших увечья на фронтах Великой Отечественной войны, которые проживали, умерли и похоронены на территории Вологодской области».

 

Можно назвать это победой. Хотя очень маленькой, местной. Ведь в послевоенные годы интернаты для содержания солдат-инвалидов существовали едва ли не в каждой области России. Но из них известны лишь несколько.

 

Вернувшийся из небытия

 

На могилах инвалидов, умерших в «домах скорби» для ветеранов войны, ставили деревянные столбы с пятиконечными звездами, однако со временем эти «монументы» истлели. А вместе с безымянными холмиками растворились на заброшенных погостах всякие следы, которые могли бы рассказать о судьбах сотен советских солдат, которые так и остались до сей поры в разряде безвестно сгинувших.

— На мой запрос в Вологодский областной департамент соцразвития пришел ответ, что захоронение умерших инвалидов Горицкого интерната «производилось на старом монастырском кладбище», — рассказывает Виталий Семенов. — Мне прислали воспоминания одной из местных жительниц, когда-то работавших в специнтернате. Она упоминает, что покойников было очень много, их даже стали хоронить за пределами общего кладбища.

«Я навсегда запомнил валаамское кладбище. Без надгробий, без имен, только три гнилых, упавших столбика — страшный памятник беспамятства, бессмысленности жизни, отсутствия какой-либо справедливости и платы за подвиг». Это свидетельство человека, побывавшего на Валааме в прежние времена. Однако среди полустертых могил в 1990-е годы появилась одна ухоженная. На обелиске из нержавеющей стали можно прочитать, что здесь похоронен Герой Советского Союза Григорий Волошин. Память о человеке, который умер дважды, а много лет спустя после этого вернулся из небытия.

«Волошин Григорий Андреевич 05.02.1922–16.01.1945. Летчик-истребитель, младший лейтенант. Участник Великой Отечественной войны с 1944 г. Воевал в составе 813 истребительного авиаполка. 16 января 1945 г. в воздушном бою, спасая своего командира, таранил Фокке-Вульф-190 и сам погиб». (Из справочника «Военные летчики».) Однако в действительности похоронка, отправленная семье героя, оказалась обманом — обманом «во благо». В той воздушной «мясорубке» Волошин остался жив, хотя и страшно изуродован. Молодой летчик лишился не только обеих рук и ног, но еще слуха, речи. После долгого лечения в госпиталях беспомощный калека предпочел остаться для близких геройски погибшим в бою. Многие годы он прожил на Валааме практически человеком без имени, а незадолго до смерти оказался «натурой» для художника Геннадия Доброва, сумевшего не только добраться до режимного островного специнтерната, но и сделать серию портретов его обитателей. Картина под названием «Неизвестный» позднее демонстрировалась на одной из выставок, и якобы именно благодаря этому Волошин был волею случая опознан своими близкими.

— Все-таки не могу подтвердить такого факта, — уточнил в разговоре с «МК» нынешний директор природного парка «Валаамский архипелаг» Владимир Высоцкий. — Знаю лишь, что, оставшись без рук и ног, Григорий Андреевич прожил среди других таких же калек на Валааме более четверти века и скончался в 1974 г. Лишь спустя почти 20 лет о судьбе героя узнал его сын — по архивным данным или благодаря увиденной случайно картине Доброва... В 1994-м он приехал на остров, отыскал здесь отцовскую могилу с едва читаемой уже надписью на табличке и поставил новый памятник.

По словам Высоцкого, сейчас выявлены имена уже 54 ветеранов, умерших в валаамском специнтернате. Все они высечены на стеле, установленной недавно на старом Игуменском кладбище.