Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера   Люди, годы, судьбы...    

       Евреи. Христианство. Россия     Русские народные игры  Географические карты Российской Империи

Игральные карты времён Российской империи, начало 19 века

Translate a Web Page      Форум       Гостевая книга

Страницы истории России  

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41 42  43  44

Список страниц


Голод, золото и индустриализация. Как Торгсин помогал советскому" большому скачку" 

Сегодня в России мало кто знает, что такое Торгсин и какую роль он сыграл в истории нашей страны. Для тех же, кто в сознательном возрасте пережил 1930 годы, Торгсин явление не менее знаковое, чем "Березка" для поколения 1970-1980-х. В представлении обывателя магазины системы Торгсин - это возможность обменять серебряные ложки на отрез ткани или кулёк сахара. Но с исторической точки зрения Торгсин сыграл куда более важную роль, чем просто удовлетворение минимальных потребностей населения в трудные для страны годы. Об этой стороне деятельности Торгсина корреспондент журнала "Эхо планеты" Варвара Васильева поговорила с известным экспертом по Торгсину, доктором исторических наук, автором книги "Золото для индустриализации: Торгсин" Еленой Осокиной.

- В вашем фундаментальном исследовании Торгсин предстаёт глобальной, сложной, хорошо организованной политической операцией большевистского руководства СССР, целью которой было путём шантажа полностью реквизировать все накопления народа, собранные за предыдущие 300 лет истории страны. Методом шантажа в вашей книге предстаёт голод, а конечной задачей - получение средств для оплаты невероятной по срокам и масштабам индустриализации страны. Как вы оцениваете суть такого явления, как Торгсин?
- Прежде всего не понятно, почему создалось такое впечатление от книги. На самом деле я не думаю, что создание Торгсина было спланированной, организованной и продуманной операцией. Если читать исследования по 1930 годам по любой теме - по коллективизации, индустриализации - то в каждом из них авторы подчёркивают, что организация и планирование шли на ходу. Никаких заранее продуманных калек, чертежей, проектов не было.
Такая же ситуация была и с Торгсином. Он во многом был государственной импровизацией на тему голода. Это время ведь было не только периодом выживания людей, но и периодом выживания советского государства, которому надо было проводить индустриализацию с пустым карманом.
Я не хотела в книге показать, что Торгсин был подготовленной спецоперацией, что некий злой гений заранее продумал методы шантажа населения. Такие выводы скорее - домыслы читателей. Когда занимаешься Торгсином, становится очевидно, что в его работе было много пробелов, ошибок, ляпсусов, упущенных возможностей для государства. Книга показывает, что Торгсин всё время запаздывал, не опережал, а шёл вслед за развитием событий.
Поэтому ещё раз повторю: эта операция не была организована, не была продумана. Сама идея, витавшая в воздухе, о том, что можно допустить советских людей в Торгсин - до 1931 года это учреждение торговало только с иностранцами - была высказана директором одного из московских магазинов. Он не был изобретателем Торгсина, но первым предложил обменивать товары на бытовое золото, лом, драгоценности. Но даже после того, как он высказал эту идею, её осуществление полгода буксовало в бюрократических инстанциях.
И как окончательный продукт, Торгсин был результатом участия двух сторон: не только государства, которое хотело получить ценности для финансирования индустриализации, но и людей, которые приспосабливали Торгсин под себя, подсказывали советской власти, что ещё у них можно забрать. Ведь сначала правительство разрешило приносить в Торгсин только золотой чекан - царские монеты, а с декабря 1931 года - бытовое золото. Но ни серебро, ни бриллианты, ни платину, ни произведения искусства Торгсин вначале не принимал. Решения о приёме в Торгсине этих ценностей запоздали. Если бы торгсиновская идея действительно изначально была продумана, то, наверное, сразу бы разрешили приносить всё.
- То есть Торгсин - это импровизированная чрезвычайная мера в условиях разразившегося в стране финансового кризиса?
- Да. Это действительно была чрезвычайная мера, во многом даже компромисс: идеологический и экономический. Торгсин ведь на деле был предпринимательством, и в качестве главного предпринимателя здесь выступало пролетарское государство. Это была грандиозная спекуляция, проводимая в то время, когда спекуляция по закону считалась преступлением. Торгсин был компромиссом, "поступлением принципами": отказ от принципа государственной валютной монополии, отступление от классового принципа - всё это было нехарактерно для того времени.
В этой импровизации были и упущенные возможности, и много ошибок. Например, можно было бы открыть скупку золота раньше. Ведь 1932 год был таким же голодным, как и 1933-й. Однако, если сравнить тоннаж золота, которое принесли в Торгсин люди в эти годы, разница будет огромной: в 1932 году - 20,8 тонны, а в 1933 году в два с лишним раза больше - 45 тонн чистого золота. 1932 год был с точки зрения правительства упущен: Торгсин опаздывал, он начал разворачивать золотую скупку только на второй год голода.
- И всё-таки можно ли на основании проведённого вами исследования утверждать, что голод начала 1930 годов - не только результат коммунистических преобразований в деревне, но и сознательная акция Советской власти, вынуждавшая людей отдать последние сбережения в обмен на продовольствие, источником которого был Торгсин?
- Я не поддерживаю идею о том, что голод явился целенаправленным, заранее спланированным деянием государства. Голод, на мой взгляд, был неизбежным результатом того типа индустриализации, который был выбран - индустриализация за счёт обирания деревни, выкачивания оттуда сырья и продовольствия для продажи на мировом рынке за валюту. Как я не считаю, что голод был заранее спланирован, так и не считаю, что Торгсин был заранее продуман и специально организован. И одно из доказательств тому упущенный голодный 1932 год. Если бы власти планировали этот голод, заранее его организовывали, то, наверное, уж позаботились бы развернуть торгсиновскую торговую сеть до 1932 года.
Ещё одно доказательство - запоздалое начало скупки серебра. Одна из возможных гипотез, высказанная в книге: с серебром не торопились, чтобы собрать "золотые сливки". Иначе люди сначала пытались бы решить свои проблемы за счёт сдачи серебра и придерживали бы золото. Но тем не менее, на мой взгляд, советская власть "не добрала" серебра: открой они Торгсин для населения хотя бы на год пораньше, могли бы выручить гораздо больше.
Регулировщик движения у московского магазина "Торгсин" ("Торговый синдикат"), предшественника легендарных "Берёзок" На самом деле голод только создал условия, в которых государство импровизировало, стремясь использовать ситуацию. Повторюсь, я не согласна, что голод был заранее спланирован и подготовлен.
- Позвольте вернуться к тому, что вы назвали "экономическим компромиссом". По сути советское государство через Торгсин выкачало все ликвидные ценности у населения - золото, серебро, платину. Эффективность работы Торгсина напрямую зависела от экономического положения населения: невозможно выкачивать деньги там, где их изначально нет, как и там, где население не вынуждается к "сдаче" накоплений.
Одним из ключевых источников средств для индустриализации стало изрядно обнищавшее в результате тотальных коммунистических реформ конца 1920 годов население. В этой связи вопрос - что такое индустриализация в вашем представлении? Могла ли Советская власть провести индустриализацию более рационально, в течение более длительного периода, без тяжёлых потерь и надрыва сил населения СССР?
- Конечно, государство могло провести индустриализацию другим способом, но это был вопрос времени. Можно было это сделать на основе НЭПа, смешанной экономики, но такой тип индустриализации потребовал бы гораздо больше времени. Пришлось бы учитывать интересы крестьян, как покупателей, и производить товары для них: сельскохозяйственные машины, сапоги, ситец - чтобы стимулировать сдачу сельскохозяйственной продукции. Тогда бы процесс аккумулирования средств для индустриализации значительно затянулся бы.
Но - и в этом мнении сходятся все исследователи - советское руководство считало, что времени у него не было. Вожди большевиков, правда, не могли с точностью сказать, с кем они будут воевать: с Англией или, может быть, с Польшей. И только после прихода в 1933 году к власти Гитлера стало понятно - с Германией. Но главное - они были уверены, что война вот-вот начнётся.
- В этой связи как вы относитесь к существующему среди специалистов мнению, что индустриализация 1930 годов осуществлялась с одной целью создать самый мощный ВПК в мире для последующего вооружённого экспорта коммунистической революции сначала в Западную Европу, а потом - по всему миру? В соответствии с этой точкой зрения невиданные темпы и жёсткость проведения индустриализации вполне объяснимы. Очевидно, что финансировать такие цели и средства их реализации нормальными методами было невозможно. Тогда Торгсин вписывается в перечень циничных чрезвычайных мер, направленных на извлечение из населения всех возможных ресурсов.
- Я вообще не сторонник таких спекуляций, я человек фактов. В моей книге всё основано на цифрах, данных и анализе конкретного материала.
С моей точки зрения, идея мировой революции к середине 1930 годов для сталинского руководства не была первостепенной. Идея "мирового пожара" была одной из ведущих после революции, в начале 1920 годов тогда на её реализацию было потрачено много денег. В 1930 годы Сталин уже сформулировал тезис о возможности победы социализма в одной стране.
Конечно, идея мировой революции окончательно не пропала, она, несомненно, существовала, но, с моей точки зрения, она ушла на второй, а то и на третий план. Внешняя политика Советского Союза в 1930-е и последующие годы основывалась в большей степени уже на других принципах: его руководители скорее искали союзников на Западе, чем пытались насильственно экспортировать революцию в другие страны.
Высказанная вами гипотеза, конечно, имеет право на жизнь. Действительно торопились индустриализовывать страну, стать сильными и подготовленными с военной точки зрения. Но, на мой взгляд, советское руководство стремилось к этому не для того, чтобы экспортировать мировую революцию. Скорее, целью было получить возможность в предстоящей войне, по меньшей мере, себя защитить, а по большому счёту - может, что-то ещё и прихватить у других.
Мне кажется, было бы слишком прямолинейно утверждать, что индустриализацию делали в интересах мировой революции. Моя точка зрения, с которой многие могут не согласиться, индустриализацию делали для того, чтобы Советский Союз мог не только выжить в капиталистическом окружении, но и усилиться, и необязательно за счёт мировой революции. Каждое государство имеет свои геополитические интересы, и было бы неверно представлять СССР в качестве единственного агрессора.
В этой связи я бы не стала вписывать Торгсин в идею мировой революции. В книге я вписала Торгсин в реализацию идеи форсированной индустриализации и моё понимание сталинизма. Сталинизм не только коммунистическая идея, идеология и тоталитарный режим, но и система социально-экономических и даже рыночных институтов, как Торгсин. Сталинизм определялся приоритетами индустриализации, целью которой было построение современного технологического общества, способного защитить себя и решить свои внутренние и внешнеполитические задачи.
Думаю, этот путь изначально предполагал необходимость идейных и экономических компромиссов. Советское руководство считало, что в критических ситуациях можно поступиться некоторыми идеологическими и социально-экономическими принципами. Торгсин возник как импровизация в определённых условиях, но как конечный продукт он является частью сталинизма. В нём видны и политические идеи сталинизма, и его методы, а больше всего социально-экономическая составляющая сталинизма - индустриальные приоритеты, подчинение, иногда даже идеологии, интересам промышленного рывка. Торгсин на Петровке. 1931 год
- Вы утверждаете, что Торгсин был идеологическим компромиссом для советской власти. Но двойник Торгсина
- магазины "Березка" - дожили до самого краха СССР. Собственно, с закрытием "Березок" этот крах и совпал. Нет ли здесь противоречия?
- Что касается сходства Торгсина с "Березками", оно очень поверхностное, а то и вовсе лишь кажущееся.
Во-первых, в Торгсин допускались абсолютно все советские граждане, у которых были ценности, а "Березки" были элитными магазинами, открытыми официально только для небольшой группы советских граждан, работавших за границей и получавших зарплату в валюте, перечислявшейся на их счета во Внешторгбанке.
Во-вторых, целью торгсинов было выкачать у населения ценности, до которых другим путём государство добраться не могло - бытовое золото и серебро, украшения, наличную валюту, которые были по всей стране разбросаны по комодам, буфетам, припрятаны под матрасами и в вентиляционных трубах. Деньги же, "отовариваемые" в "Березке", уже лежали на счету в государственном банке. И сложись ситуация как при Сталине, когда прави-
тельству срочно понадобилась бы валюта, оно могло бы в одну минуту объявить валютные счета во Внешторгбанке арестованными, национализированными и просто забрать эти деньги.
В-третьих, в Торгсин сдавали всё ценное: золото, серебро, платину, бриллианты, наличную валюту, тогда как в "Березках" государство получало лишь валюту со счетов во Внешторгбанке. В "Березке" не было грандиозного размаха операций Торгсина. Не было в "Березке" и трагизма Торгсина, в годы существования которого решался вопрос жизни и смерти. Как для советских людей, так и для советского государства.
В-четвёртых, отличались государственные задачи Торгсина и "Березки". Главной целью Торгсина было аккумулировать валюту, ликвидные Торгсин. 1930 годценности для реализации первостепенных задач государства. Поэтому советская власть старалась собрать валюту, но не тратить её на покупателей: процент продававшихся в Торгсине импортных товаров иначе как мизерным не назовёшь.
В "Березке" же все товары были заграничными - мы это отлично помним: австрийские ботинки, финские пальто. Сама идея аккумулирования валютных средств, таким образом, является подорванной. В "Березке" государство тратило валюту на покупку импортных товаров, которые потом продавало небольшой группе населения. Конечно, определенный экономический эффект от торговли "Березок" был, но речь не идёт о масштабной выкачке валютных средств у населения и их концентрации в руках государства.
Главной целью "Березки" было удовлетворение интересов небольшой, элитной группы потребителей в советском обществе, имевших валюту, которую надо было на что-то тратить. Даже то, что чеки "Березки" были на практике общедоступны - их можно было купить на чёрном рынке - не роднит это учреждение с Торгсином. Всеобщий допуск советских людей в Торгсин был официально разрешён, тогда как вседоступность "Березки" стала результатом работы чёрного рынка, официальный же доступ в "Березку" был, согласно постановлениям, ограничен узкой группой лиц.
Существует мнение, что исторические события свершаются дважды - сначала как трагедия, а затем повторно как фарс. Так вот, Торгсин был голодной трагедией 1930 годов, "Березка" же была фарсом брежневского "застоя".
- Что вы думаете о вышедшем 29 сентября 2009 года на канале РТР фильме по истории Торгсина: "Империя Торгсин. Экспроприация по-советски"?
- Являясь известным и единственным в мире специалистом по Торгсину, об этом совместном творчестве канала Россия и студии Арт-экспресс я узнала совершенно случайно, от посторонних людей. В связи с этим фильмом есть две проблемы: морально-этическая и научно-историческая.
Сначала о морально-этической. Почти 20 лет я занимаюсь Торгсином и постоянно публикуюсь - по этой теме мной опубликованы в разных изданиях 14 статей, две главы в предыдущих книгах и специальная монография, которая полностью посвящена Торгсину. "Немного" странно, что авторы этого фильма не пригласили единственного в мире специалиста. Люди, которые были приглашены - все уважаемые историки, директора и замдиректора музеев, архивов, но у каждого из них есть свой "сюжет". Никто из приглашённых экспертов не занимался Торгсином, ничего не публиковал по этой теме. Поэтому они либо могли высказать лишь общее впечатление о Торгсине, либо изложить выводы моих исследований.
Фильм вышел на экраны с очень грубыми нарушениями моих авторских прав: он сделан на основе моих публикаций - никаких других публикаций о Торгсине нет. "Без меня меня женили": сделали фильм по моей книге и статьям, вплоть до прямого дословного цитирования моих работ, при этом ни разу не упомянули автора.
Название этому - плагиат. Своих студентов я за это наказываю - если в работе не указана ссылка на источник - то они получают за неё двойку и отправляются в административную комиссию. В общем-то в России неуважительное отношение к авторским правам - явление повсеместное, и фильм о Торгсине представляет лишь один из многих примеров.
Что касается научно-исторической проблемы, то, на мой взгляд, фильм не раскрыл тему Торгсина. Более того, в силу отсутствия хорошо знакомого с темой консультанта многое было напутано. Например, говорится, что интерклубы в портах были рассадниками проституции, а на самом деле "публичными домами" были портовые торгсины. Интерклубы, которые должны были читать иностранным матросам лекции о научном коммунизме и прелестях социализма, боролись против торгсинов, которые "оттягивали" аудиторию.
Конечно, то, что фильм о Торгсине вообще появился, прекрасно. По этой теме можно сделать целый цикл интереснейших передач: проституция, Торгсин и ОГПУ, истории директоров Торгсина, среди которых были и разведчики, и дипломаты. Но в этом фильме, длиной в 40 минут, половина времени отведена на сюжетную линию, не имеющую к Торгсину никакого отношения: некая француженка контрабандой вывозит из СССР ценности для белых эмигрантов, её ловит ОГПУ. И вся эта история с контрабандой, на которую уходит добрая половина фильма, нужна лишь для того, чтобы в конце сделать гипотетическое предположением, что идея Торгсина зародилась в недрах ОГПУ с подачи француженки-контрабандистки.
Эта гипотеза не выдерживает критики. Архивные документы, ссылки на которые есть в книге, свидетельствуют о том, что, когда в советских и партийных верхах шло обсуждение идеи Торгсина, ОГПУ выступало против, считая допущение советских людей в Торгсин нецелесообразным. Для ОГПУ такое допущение означало дополнительную "головную боль": допуск в Торгсин советского человека означал расширение валютных операций в стране, расширение и чёрного валютного рынка, ответственность за борьбу с которым лежала на ОГПУ. Только после того, как Политбюро решило допустить советских покупателей в Торгсин, ОГПУ пришлось участвовать в этой операции. Со временем ОГПУ стало приспосабливать Торгсин под себя - следило за покупателями, выявляя "держателей ценностей", а затем проводило аресты, обыски их квартир и конфискации. В конце концов сотрудничать с Торгсином оказалось выгоднее, чем конфликтовать. 

источник - Варвара Васильева, журнал "Эхо планеты" № 41 http://www.ekhoplanet.ru/buisnesothers_1148_2252


"Империя Торгсин". Экспроприация по-советски