Домой        Журналы    Открытки    Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...   "Актерская курилка" Бориса Львовича

 

 

   Форум    Помощь сайту      Гостевая книга     Translate a Web Page

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

 

список страниц

 


 

Семья Юровских

 

"И тогда соблазнятся многие,
и друг друга будут предавать,
и возненавидят друг друга;
и многие лжепророки восстанут,
и прельстят многих; и, по причине
умножения беззакония, во многих
охладеет любовь; претерпевший же
до конца спасется".
 
 (Матфей 24:10-13)
 

Юровский Яков Михайлович (19/7/июня 1878 - июнь 1938 г.), родился в Томске семье стекольщика. С 1904 г. принимал участие в революционном движении в Екатеринодаре: хранил и распространял нелегальную литературу, вел пропагандистскую работу среди ремесленников-рабочих. В 1912 г. был арестован и выслан в г.Екатеринбург. В 1915--1917 гг. - на военной службе. С первых дней марта 1917 г. вел партийную агитационно-организационную работу в Екатеринбурге.

 

После Великой Октябрьской социалистической революции являлся членом Военного отдела, председателем следственной комиссии Уральского областного ревтрибунала, товарищем комиссара юстиции Уральской области, членом коллегии областного ЧК. Комендант дома особого назначения (г.Екатеринбург), где содержался Николай П с семьей. С конца 1918 г. работал в Москве, был членом коллегии МЧК, позднее заместителем заведующего административного, отдела Моссовета.

 

1919г.-председатель Уральской Губернской ЧК; В 1917-1919гг. - член городского и губернского Советов, член бюро горкома ВКП(б). С 1920г. - управляющий оргинструкторским отделом НК РКИ; С 1921г.- руководитель Государственного Хранилища ценностей (Гохрана Наркомфина). С 1924г.- заместитель директрора завода " Богатырь", затем до 1926 г.-заведующий отделом по улучшению госаапарата и заместитель заведующего экономсекцией МКК-РКИ. В 1926-27г. г -член правления механики.

 


 

В тридцатых годах в лагеря и на смерть отправлялись один за другим виднейшие партийцы. В 1935 году пришла очередь и его семьи. Красавица Римма, любимица комсомола, была арестована и отправлена в лагерь. Он было бросился за помощью к Голощекину, но и тот ему помочь не смог.
Теперь он должен был доказать: партия - его семья.
И если партии нужна его дочь...
По-прежнему они встречались на квартире Медведева и вспоминали. Все о том же, о расстреле. Больше в их жизни уже ничего не было. Прозаично вспоминали об Апокалипсисе за чашкой чая. И обсуждали, кто все-таки выстрелил первым.
Сын чекиста Медведева: "Однажды Юровский пришел торжествующий - ему привезли вышедшую на Западе книгу, где было черным по белому написано, что это он - Юровский - убил Николая. Он был счастлив..."
 

В 1938-м, в том же году двадцатилетнего юбилея убийства Царской Семьи и в том же самом июле умирал от мучительной язвы Яков Юровский.
Сын чекиста Медведева: "Отец говорил, что в последнее время у Юровского было плохо с сердцем, сильно переживал за дочь. И не мог ничего сделать. Никак помочь ей не мог".
Да, теория оказалась куда легче практики. А на практике отдать дочь... вот и платил железный комендант и сердцем и язвой. Смертельная язва пожирала его внутренности. И уже зная, что умрет, в тот душный июльский день написал он письмо своим детям.
Окруженный бесконечными мертвецами, с отправленной на муки любимой дочерью, в ожидании гибели ближайших друзей - в страшном 1938 году он пишет своим детям... о прекрасном прошлом, настоящем и будущем.


"Дорогие Женя и Шура! 3 июля по новому стилю мне минет шестьдесят лет. Так сложилось, что я вам почти ничего не рассказывал о себе, особенно о моем детстве и молодости... Сожалею об этом. Римма может вспомнить отдельные эпизоды революции 1905 года: арест, тюрьму, работу в Екатеринбурге. ( Жутковатая фраза! Где тогда могла несчастная Римма вспоминать о годах отца в царской тюрьме? В тюрьме советской, перед которой царская тюрьма ее отца была идиллией, санаторием. - Авт.)
В грозе Октября судьба повернулась ко мне самой светлой стороной... много раз видел я и слышал Ленина, он принял меня, беседовал со мной и как никто другой поддерживал меня в годы моей работы в Гохране. Мне посчастливилось близко знать вернейших учеников и соратников Ильича - Свердлова, Дзержинского, Орджоникидзе. Работать под их руководством, соприкасаться с ними по-семейному...
Судьба меня не обидела: если человек прошел три бури с Лениным и ленинцами, он может считать себя счастливейшим из смертных...
Хотя я смертельно устал от моих болезней, мне все еще кажется, что вместе с вами буду участвовать в будущих грядущих событиях, обнимаю вас, целую Римму, жен ваших и внуков моих. Отец
".


И, читая это предсмертное письмо, я все время вспоминал другое последнее письмо убитого им и его товарищами доктора Боткина. Эти письма - автопортреты двух миров.

Юровский умирал, достигнув цели: в Музее Революции лежала его "Записка", где было рассказано, что это он застрелил последнего царя. В многочисленных книгах, вышедших на Западе, это подтверждалось. Он мог назвать себя "счастливейшим из смертных".

 

 

Эдвард Радзинский "Эпилог"  (судьбы участников расстрела)

 

 


 

Отец Александра Яковлевича - Яков Михайлович Юровский, бывший членом Екатеринбургского губчека и комендантом дома Романовых, привел в исполнение приговор Уральского Совета - расстрелял царскую семью и тех, кто верой и правдой служил ей. Значительно позже я узнал, что Уральский Совет лишь выполнил волю Ленина, Свердлова и Дзержинского, не пожелавших засветиться в этом чудовищном злодеянии. Узнал я, что, когда адмирал Колчак занял город, его контрразведка арестовала отца и мать цареубийцы, ушедшего в подполье. Но, убедившись в том, что они совершенно не причастны к делам сына, выпустила стариков на свободу. В этом свете распространявшиеся большевиками слухи о злодеяниях колчаковских банд выглядят, по меньшей мере, не убедительно.

Рассказал мне Алюшинский и о том, как сестру Александра Яковлевича Римму Яковлевну и ее мужа, занимавших крупные партийные посты, репрессировали в 1937 году, а их двоих сыновей взял на воспитание Александр Яковлевич - в то время капитан первого ранга, командир военного корабля. Хотя поступок по тем временам более чем рискованный, он не помешал ему дослужиться до звания инженера контр-адмирала, занять должность заместителя начальника артиллерийского управления Военно-морского флота СССР. В этой должности он прослужил всю войну и первые послевоенные годы. В начале 1952 года Юровского арестовали и бросили на растерзание «тройке». Адмирал держался мужественно. На обвинение в том, что у него в управлении слишком много лиц «некоренной национальности», ответил, что кадры надо подбирать по деловым и политическим соображениям, а не по их национальной принадлежности. Юровского бросили в тюрьму, но ему повезло: только год просидел он в камере-одиночке и вышел на свободу сразу после смерти кремлевского диктатора. Юровского восстановили в звании, вернули все ордена и предложили должность, соответствующую адмиральскому званию. Но он отказался, вышел в отставку и переехал в родной его сердцу Ленинград.

 

 

http://www.informprostranstvo.ru/N6_2006/vehi_6_2006.html  

 


 

 

Воспоминания Юровского о событиях в Екатеринбурге

 

К вопросу о версиях и исторической истинности Екатеринбургской трагедии

 

Краткий анализ источниковой базы по проблеме "Екатеринбургских останков"

 

На шатких основаниях велось дело об убийстве Романовых

 

Кто писал записку Юровского -  интервью "Литературной газете"

 

Н.Росс- "Записка Юровского или записка Покровского"

 

 

 


    

 

   P.S.  - Хроника

 

   17 июля 1918       - Убийство царской семьи.

   Конец июля 1918 - вызов Юровского и Голощекина в Москву.

   30 августа 1918, утро - убийство Урицкого в Питере

   30 августа 1918, вечер  - покушение на Ленина.

   Март 1919 г. - скоропостижная смерть Якова Свердлова

 

   По вновь открытым данным в Ленина стреляли - Григорий Протопопов и Лидия Коноплева, сотрудники ЧК.

   Расстреляны в 1939 г.

 

 


 

Римма Юровская

 

 

Родилась я в 1898 году 27 сентября в г. Феодосии, Крымской области в семье

 ремесленника-часового мастера. В ту пору и мать и отец были часовыми мастерами. С 1904 года мы уже жили в Сибири в г. Томске. Отец старый большевик с 1905 г, был арестован, и после освобождения в 1912 г выслан в административную ссылку в г. Свердловск по старому Екатеринбург. Так мы оказались в Екатеринбурге. В Томске я училась в 4-х классной городской школе, а в Екатеринбурге, из-за политической неблагонадежности отца - Якова Михайловича Юровского, меня не принимали учиться и только в 1914-15 г.г. во время войны, когда отца взяли в солдаты, приняли и меня в гимназию, где я проучилась до 1917года. Во время войны я училась и работала в фотографии, помогая матери. Революция застала меня учащейся Екатеринбургской 2-й женской гимназии. Там я начала свою первую революционную работу по борьбе с реакционной частью учащихся и преподавателей, будучи в так называемом «революционном меньшинстве».

4 апреля 197 г. я вступила в РСДРП (б), где уже были активными работниками отец и моя мать- Мария Яковлевна Юровская, член партии с 1917 г. В эти же дни создается юношеская организация при РСДРП (б) Екатеринбургском комитете и меня избирают председателем.

В августе 1917г. при создании «Социалистического Союза Рабочей Молодежи 3-й Интернационал» я избираюсь председателем Союза, а затем на 1-м Областном Съезде Совета в декабре 1917 г. зам. председателя, и потом председателем Уралобкома ССРМ. В марте 1918 г. с «Сотней Молодежи» ухожу на Дутовский фронт в качестве «сестры милосердия» в дружину Ивана Михайловича Малышева участвуя в боях на всем пути Дутовского похода.

Поработав пару месяцев в Областном отделе управления (тогда еще не было платных работников в комсомоле, работали не отрываясь от непосредственной работы), снова ухожу на Чехословацкий фронт. Участвовала в боевых действиях сестрой. Сначала на Златоустовском фронте, а после сдачи Златоуста, на Екатеринбургском, до падения Екатеринбурга. После создания 3-й армии на Колчаковском фронте (?) я работала до января 1919 г. в политотделе 3-й армии в бюро печати (г. Пермь). В 1918г., будучи избранной на 2-м Уральском Областном Съезде РКСМ делегатом на 1-й Всероссийский съезд РКСМ я избираюсь членом ЦК РКСМ. Возвратившись со съезда снова в армию, я по

 постановлению Уралобкома РКП (б) снова начинаю работать по организации молодежи. Уралобком комсомола переезжает в г. Киров (быв. Вятка) и временно прекращает свою деятельность. Я избираюсь председателем Вятского губкома РКСМ. Красная Армия освобождает Урал, я возвращаюсь в Екатеринбург, где снова избираюсь председателем Уралобкома, еду делегатом на 2-Всеросийский Съезд РКСМ. На 2-м Съезде меня избирают секретарем ЦК ВЛКСМ (?) в 1919г.

Секретарем ЦК я работала до 3-го Съезда ВЛКСМ (?) конец 1920г. С 1920-1921, работаю в Ростове на Дону секретарем Юго-Восточного Бюро ЦК ВЛКСМ. В 1922г. ЦК ВКП (б) посылает меня на учебу в Комвуз им. Свердлова (Москва).

В 1924 г. досрочно была выпущена из Комвуза. И работала в Пропгруппе ЦК партии по работе среди Ленинского призыва в заводах Мотовилихе и Надеждинском на Урале до 1926 г. Начиная с 1926 г. я работаю на руководящей работе в партийных органах: зав. Агитпроп 1-го райкома партии г. Свердловска, инструктор, а затем зав. Орготделом Свердловского окружкома партии до 1930 г. С 1930-1932 г. работала зав.отделом Пермского Горкома партии, с !932-1934 г , зав. отделом 4 –го Райкома партии г. Свердловска.

С 1934-1937г в г. Воронеже сначала секретарем парткома завода им. Ленина, потом секретарем Ворошиловского райкома партии г. Воронежа, будучи членом бюро Воронежского горкома и членом Обкома партии.

 

 

 

 

 

 

В 1937 г. постановлением оргбюро ЦК партии была направлена в Ростов на Дону где работала зав. промышленно-транспортным отделом Ростовского Горкома партии. В марте 1938 г. была репрессирована по ложно-клеветническим показаниям. Была в заключении в 1946г. (?), после чего работала с начала до 1950 г. начальником участка совхоза лагеря. С1950г. в Южном Казахстане экономистом МТС и до 1957 года в совхозе Пахта-Арал. В феврале-марте 1956г полностью реабилитирована и ЦК КПСС восстановлена в партии с прежним стажем.

 

 

 

В настоящее время не работаю - персональный пенсионер союзного значения.

 


 

"Мы - молодая гвардия". Н.Островский, А.Безыменнский, Н.Хлебников, А.Жаров, Р.Юровская

 

 

 

 

 

Ленинград. 25 марта 1957г.