Домой     Старое кино        Журналы    Открытки    Музыка    Сестры Берри   Грампластинки   Сборник эстрады 60-х

Модные 60-е     История мировой моды Braun & Schneider     История детской одежды

Форум       Помощь сайту     Гостевая книга 

1900-1930  1930-1950


Русская мода ХХ века: 1900-1930 годы

Каждое время обладает для истории своей ценностью, своими приметами и своим наследием. Начало прошлого века воплощало воздушность

Фотография В. Чеховского. Одесса. 19 июля 1906 г. Дама средних лет в прогулочном демисезонном туалете из легкой светлой шерсти. Платье отделано рюшем, шелковыми бейками и вставками из сурового кружева. Кружевные митенки и эффектная шляпа из итальянской соломки, украшенная бархатом и английскими розами, шелковый зонтик с фигурной ручкой в виде цапли.

 и эфемерность женского образа, который создавался утягивающим корсетом и особым покроем юбки. Это было время расцвета домов моды, ателье, ювелирных и шляпных мастерских. 1900-е годы запомнились миру именами Надежды Петровны Ламановой и ювелира Карла Фаберже...

С эпохи Петра I русская мода развивается в стиле европейских тенденций. В 1900-х гг. русская женская мода ориентировалась на два модных европейских города - Вену и Париж; а мужская - на Лондон. Представители высших сословий, как основные потребители моды, стремились вполне соответствовать европейскому стилю и черпали модные идеи именно в этих модных столицах.

Женская мода этого периода являлась воплощением стиля "прекрасной эпохи" и стиля модерн. Основу женского силуэта составил идеальный образ женщины той эпохи - женщины, которой чужды земные тревоги, каждодневность, заботы быта и вообще физическая работа. Женщина той эпохи, когда она еще не была эмансипирована, т.е. не работала и не имела такой необходимости, больше была похожа на прекрасный цветок, экзотическое насекомое, например, бабочку, птицу… Художники той эпохи изображали женщину в образе русалки или ундины, живущей в воде; нимфы в облаках; дриады, живущей в лесах; но ни в коем случае не в образе живого человека, который ходит по улице. Женщины в тот период не ходят по земле, они парят! Поэтому основная идея женского образа той поры - невесомость, воздушность и эфемерность. Модный силуэт, создающий такой образ, состоял из непомерно утянутой корсетом "осиной" талии; широких бедер; расклешенной колоколообразной, похожей на цветок юбки, которая заканчивалась треном (шлейфом), создававшим иллюзию "пены волн", из которых выходит это прекрасное неземное создание.

По сохранившимся платьям этого периода мы знаем, что талия утягивалась до нечеловеческих объемов в 42 - 45 см, таким образом, чтобы женщины могли сравнивать объемы своих талий с объемами шей своих поклонников.

Эпоха 1900-х гг. была эпохой небольших женщин. В моде были женщины ростом 1,55 - 1,60 м, но очень пышногрудые. Поэтому в эти годы одежда стремилась к созданию иллюзии пышного бюста. Грудь поддерживалась корсетом и культивировалась. Россия 1900-х гг. была заполонена всевозможными рецептами увеличения бюста с помощью массажей, микстур, компрессов и т.п. В одежде бюст располагался единым пышным фронтом (разделение грудей появилось только с приходом лифчиков) и драпировали его, используя всевозможные рюши и подкладные ватные подушечки, добиваясь, чтобы грудь выглядела пышно и вызывающе красиво.

Женщина этой эпохи должна была быть "манкой", т.е. приманивать мужчину своими объемами, иметь узкие покатые плечи, но не должна была быть худой. Основным предназначением женщины в ту пору было материнство. В крестьянской среде было нормально иметь по 10 - 12 детей, а в городской - по 6 - 8. Поэтому народонаселение России было высоким и составляло к 1917 г. 150 млн. человек, т.е. больше чем сегодня, к 2007-му году.
Русские женщины той поры никогда не загорали, загар считался признаком простолюдинок, крестьянок, работающих в поле. В соответствии с французскими модными канонами женщины пудрились светлой рисовой пудрой, стремясь к эффекту болезненно-бледного вида, но сохраняли при этом пикантные формы. Это была эпоха длинных волос. В моде были рыжеватые шатенки с длинными блестящими волосами, которые укладывались в сложные японообразные прически.

И крой платья благодаря форме рукавов и корсажей, и форма шляп этой поры говорили всегда о природе, а не о геометрии. Мода этого периода не любила прямых линий, углов, прямых окончаний. Актуальны были формы, напоминающие цветок или крылья насекомых - они прослеживаются и в форме рукава, и в формах головных уборов, и т.д. Женский силуэт удлинялся треном, поэтому женщина, несмотря на свой небольшой рост, выглядела выше, чем она была на самом деле, особенно сзади; а подчеркнуто узкая талия создавала элегантный, невесомый силуэт, подчеркивавший грудь, бедра и воздушное сложение женщины в целом.

Санкт-Петербург, около 1903 г. Знаменитая певица Анастасия Вяльцева в роскошном концертном платье Дома Бризак из шелка. Платье отделано шитьем, по которому апплицированы черные ласточки; на плечах - боа из страусовых перьев.

Россия этих лет могла похвастаться обилием модных домов, ателье и мастерских. Только в Петербурге в 1900-е гг. действовало более 120-ти модных домов и ателье. В постреволюционные годы в Петербурге работало 2 дома моды - №1 и №2. Именно петербургские модные дома были главными в России, поскольку Петербург был столицей, и вся культурная и светская жизнь России была сосредоточена там. Москва была второй столицей и таким количеством модных домов похвастаться не могла. Самым знаменитым модным домом в Петербурге был Дом Бризак, в котором работало 60 портних. Хозяева этого дома, будучи по происхождению французами, сделали Россию своей второй родиной и открыли этот дом в 1855 г., на два года раньше, чем Ворт открыл свой дом в Париже. Дом Бризак был закрыт декретом Ленина 1918 г., а его "меховой резерв" был национализирован.

На сегодня в России сохранилось не более пяти изделий Дома Бризак. Одно из платьев Дома Бризак находится в собрании Музея истории и реконструкции Москвы. В России нет музея моды. Отдельные коллекции костюмов имеются в Эрмитаже, Историческом музее, Музеях Царского села, Музее истории и реконструкции Москвы и некоторых других собраниях. В большинстве случаев эти коллекции не имеют постоянной экспозиции и недоступны для изучения. Ни один из вышеназванных музеев не ведет закупок, коллекции костюма пополняются только за счет даров.

Дома от кутюр в России отличала их элитарность. Например, петербургский Дом Бризак являлся Поставщиком Двора и работал исключительно для придворных нужд, т.е. клиентками этого дома были императрица, ее дочери - великие княжны, великие княгини - сестры и жены великих князей и фрейлины Двора. По высочайшему повелению императрицы Дом Бризак мог обслуживать двух клиенток, не принадлежащих ко двору - любимых публикой артисток Анну Павлову и Анастасию Вяльцеву.

Еще одним большим петербургским модным домом 1900-х гг. был Дом Гиндус, который в эпоху революции разделил судьбу Дома Бризак и канул в Лету. Третьи крупным домом моды был Дом Ольги Бульденковой, которая тоже была Поставщицей Двора, т.е. делала придворные платья. Это были особые форменные платья, которые не подвергались модным течениям, а были регламентированы Уставом Двора, утвержденным специальным императорским указом еще в 1830-е гг.

Кроме крупных домов моды работало более сотни мелких домов моды и ателье, которые как выполняли индивидуальные заказы, так и выпускали серийные коллекции. Таким образом, русская мода 1900-х гг. имела как индивидуального, так и массового потребителя, хотя показов ни один из русских домов не проводил.

Первый показ мод состоялся в Петербурге в 1916 г. Однако, в 1911 г. в Петербург привозил свою коллекцию Поль Пуаре. Разница между этими событиями в том, что в 1916 г. показывались русские модели на русских манекенщицах, а в 1911 г. Пуаре показывал на французских манекенщицах французские модели. Следующий показ моды в советское время произошел только в 1959 г., когда в СССР приехал Дом Кристиана Диора.

Фирма Карла Фаберже. Пасхальные подарочные яйца.

Самой знаменитой московской создательницей моды была Надежда Петровна Ламанова. Она происходила из дворянского рода Нижегородской губернии, портновскому мастерству обучалась в Париже, а уже в 1880 г. открыла свое производство в Москве. Ее творчество быстро завоевало признание, и она получила звание Поставщицы Двора Ее Императорского Величества. Императрица, таким образом, одевалась у Ворта в Париже, у Бризака в Петербурге и у Ламановой в Москве.

Ламанова знаменита, в частности, своими костюмами, выполненными в 1903 г. для "Русского бала" в Зимнем дворце. Также она много работала с Художественным театром по приглашению Станиславского, ею создавались костюмы для Книппер-Чеховой, Германовой, Андреевой и ко многим спектаклям Художественного театра. Работать Ламанова предпочитала в технике наколки, или муляжным способом, когда ткань накалывается на манекен булавками, без использования плоской выкройки. Метод наколки считается вершиной портновского мастерства, и все модели от кутюр и сейчас выполняются в этой технике.

Судьба Ламановой после революции была печальна. Она была единственной из российских модельеров, не эмигрировавшей за границу - не только потому, что ко времени революции ей было уже 60 лет. Ее муж, крупнейший русский бизнесмен и благотворитель Каютов, был арестован большевиками в числе первых, и Ламанова надеялась, что ей удастся добиться его освобождения. Этим надеждам не суждено было сбыться, Каютов был уничтожен, и сама Ламанова была в 1918 г. арестована и посажена в Бутырскую тюрьму за то, что шила наряды для самой императрицы. Через несколько месяцев она была освобождена по ходатайствам Горького и Станиславского, и приказом Луначарского назначена руководить ателье по пошиву "новой советской одежды".

Работа Н.Ламановой. Строгое визитное платье бежевого цвета - наиболее ранняя работа Ламановой из хранящихся в Эрмитаже.

В 1925 г. модели Ламановой в народном стиле из полотенец и рушников (поскольку настоящих тканей в этот период в России не было) получили Гран-при Советского павильона на Всемирной выставке. Умерла Надежда Петровна Ламанова в 1941 г. от разрыва сердца на лавочке перед Большим театром.
Ламанова является основоположницей советского дизайна и конструирования, как единственный профессиональный модельер, оставшийся в стране после революции.

Русская мода 1900-х гг. тяготела к использованию отечественных материалов. В первую очередь, это касалось кружева. 1900-е гг. - эпоха большого интереса к псевдо-русскому стилю в архитектуре, мебели, живописи и, конечно, в одежде. Поэтому вологодское, елецкое, михайловское и другие льняные кружева народной работы были очень популярны и востребованы.

Кружево, изобретенное на рубеже XV - XVI вв. итальянцами, в Россию пришло из Западной Европы на рубеже XVII - XVIII вв. Тем не менее, те формы кружева, которые сохранились у нас, считаются национальными.

Яркой отличительной чертой отечественного вкуса является любовь к декору. Именно поэтому все вещи русской работы более многословны и многодельны, чем вещи, которые делались на Западе. Большинство вещей русской работы 1900-х гг. богато отделаны вышивкой (как крестиком, так и гладью), лентами, аппликациями и т.п.

Кроме отечественного, Россия была крупным потребителем европейского, в частности, брюссельского и фламандского кружева, которое закупалось в Европе. Благодаря сохранившимся таможенным ежегодникам, в которых содержалась информация обо всех ввезенных и вывезенных через границу товарах, нам известно, например, что в период 1900-х гг. в Россию было ввезено около 500 тонн страусового пера для отделки туалетов. Этот факт служит наглядной демонстрацией того, что русскому вкусу всегда было свойственно тяготение к богатству декора. Детали, аксессуары и отделка всегда играли для русской женщины огромную роль.

Русские женщины всегда были любительницами и большими потребителями украшений - как настоящих жемчугов, бриллиантов и ювелирных камней, так и бижутерии, их имитирующей. В России той поры работало огромное количество ювелиров, кроме того, пользовались спросом и привозные заграничные ювелирные изделия. Очень большое количество вещей ввозилось через западные рубежи империи - Варшаву, Ригу, Гельсингфорс.

Ювелирное искусство в России той поры было очень развито. Выпускались как относительно недорогие серийные вещи массового производства, так и очень дорогие украшения индивидуальной работы из золота, платины, а для более скромных потребителей - из серебра. Серебряные украшения считались совсем непритязательными, золото было нескольких отличающихся по составу сортов, наиболее

Брошь в виде пчелы. Серебро, золото, алмазы, бриллианты, рубины, жемчуг, эмаль. Фирма Болина. Россия, Москва, 1908-1917.

 популярным из которых было червонное золото розоватого оттенка. Украшения этого периода фигуративны, т.е. представляют собой конкретную ветку, цветок, бабочку, жука, паучка, и т.п.

Излюбленным мотивом украшений была летучая мышь, тема которой была, вообще, очень популярна в эту эпоху в России. Так, например, в 1910-е гг. в Москве работало знаменитое кабаре Никиты Балеева "Летучая мышь". Именно в ювелирных изделиях очень полно воплотился господствовавший в тот период стиль модерн. Ярким представителем стиля модерн был литовский художник и композитор Чюрленис. Цветовая гамма живописи стиля модерн тяготела к зеленовато-голубовато-серым тонам, что оказало влияние и на ювелирные украшения.

В России традиционно любили и цветные камни - например, уральские самоцветы пользовались популярностью и в эту эпоху.

К 1910-му г. формы украшений постепенно становились более геометричными, появились бессюжетные брошки с аквамаринами, аметистами, александритами и т.д.

Именно Россия дала миру знаменитого ювелира Карла Фаберже. Расцвет стиля Фаберже приходится как раз на эпоху 1900-х гг. Основана фирма Фаберже была в Петербурге в середине XIX в., но пользоваться успехом и популярностью их изделия стали несколько позже, после того, как фирма стала изготавливать подарочные пасхальные яйца для императорской семьи.

Творчество Фаберже уникально тем, что они разрабатывали русскую тему, используя для этого как отечественные самоцветы, так и привозные камни. Тема яйца была впервые использована в ювелирном искусстве именно Фаберже.

Фото 1910 год. Девушка в корсетном платье с декором в виде вышивки.

В отличие от Европы, предпочитавшей блеклые, приглушенные тона в одежде, в России были популярны насыщенные, глубокие тона малинового, лилового, всех оттенков красного… Эта особенность русского вкуса продиктована, прежде всего, климатом и географией нашей страны. На фоне долгой мрачной зимы и неброской русской природы, мы всегда будем любить яркие цвета и богатый декор, восполняя таким образом недостаток солнца и яркости красок окружающего мира. Именно поэтому на отечественной почве плохо приживаются идеи минимализма - не только в одежде, но и в архитектуре и других видах визуальных искусств.

Одевались "богато" в России как в столицах, так и в провинциальных городах. Центрами провинциальной моды становились крупные промышленные центры - славились модницы Киева, Харькова, Одессы, Риги, Вильно, Казани, Самары… В этих городах было не только множество модных ателье, но и шляпниц, обувных производств, ювелиров…

Россия в эти годы была крупнейшим поставщиком текстиля в азиатские страны - русские ситцы продавались в Оттоманскую империю (Турцию), Иран и Китай. На весь мир славились ткани Трехгорной мануфактуры, Прохоровских мануфактур, фабрики Цинделя и многих других. Набивные ткани этих производителей шли как на экспорт, так и на внутренний рынок. В период 1900-х гг. в набойках тканей использовались мотивы господствовавшего тогда стиля модерн - ирисы, маки, анютины глазки, шиповник.

Русские изделия той поры отличает многодельность и большое количество ручной работы. Швейные машинки были завезены в Россию в 1855-м г. фирмой Зингер и широко использовались даже в деревнях, но ручной декор непременно сопутствовал созданию всякого предмета одежды.

Конец 1900-х гг. Девушка в зимнем туалете, с собольей муфтой и в широкой фетровой шляпе, отделанной шелком и крыльями птицы, на плечах - горжетка из гагачьего пера.

В ту эпоху женщине выйти на улицу без головного убора было совершенно невозможно. Шляпа была главным аксессуаром русской модницы той поры, как, впрочем, и европейской. Любимым декором шляп были перья - поэтому они импортировались в таком огромном количестве, о чем было сказано выше. Главным требованием к шляпке той поры было то, чтобы она едва касалась прически, и было совершенно незаметно, как она прикреплена. Декор также стремился к достижению эффекта невесомости - птичка на шляпке должна была выглядеть так, будто она сию минуту готова вспорхнуть и улететь.

Наиболее высоко ценились перья страуса, цапли и райской птицы. Шляпа с декором из таких перьев стоила очень дорого, что далеко не все могли себе позволить, поэтому в ход шли и перья отечественных птиц - чайка, орел, куропатка, лесные и даже домашние птицы.

Еще одним способом обзавестись шляпкой подешевле была ее покупка с рук на блошином рынке. Купленные там вещи - не только шляпки, но и платья - перешивались, перекрашивались и отделывались так, чтобы соответствовать своей новой хозяйке. Одним из популярнейших блошиных рынков в Москве был Сухаревский, куда свозились бывшие в употреблении вещи из богатых домов. Размер шляпы имел в 1900-е гг. очень сильную тенденцию к увеличению, а силуэт представлял собой шляпу с очень широкими асимметрично изогнутыми полями. Для удержания этой формы в шляпу помещался проволочный каркас. К концу 1900-х гг. шляпы стали настолько огромными, что превратились в мишень для карикатуристов; они напоминали огромные бельевые корзины, наполненные перьями.

Шляпные мастерские того времени работали по принципу ремесленной школы - владелица такой мастерской брала в обучение с проживанием девочек из малообеспеченных городских и

Открытка начала XX века. Сухаревский рынок. Вид на Сухареву башню.

 деревенских семей. Постепенно они осваивали все технологические операции и секреты этого ремесла, начиная, конечно, с самых простых. В результате знаменитыми шляпницами становились самые талантливые и одаренные из мастериц, а все остальные, не блиставшие особыми способностями, были, тем не менее, грамотными специалистами, профессионально владевшими своим ремеслом.

Количество шляпных ателье в столичных и провинциальных городах просто не поддается учету - их было великое множество. Некоторые из них были особо именитыми и славились по всей России, например, шляпное ателье "Вандраг", которое находилось в Москве, на Петровке.

Другим характерным аксессуаром дамы того времени был лорнет - очки тогда считались принадлежностью "синих чулок" и им подобных эмансипе. Зонтик от солнца - также непременный дамский аксессуар того времени, предохранявший его владелицу от загара, ибо, как уже говорилось выше, непременным требованием к внешности тогда была "аристократическая бледность". Наиболее выдающиеся экземпляры таких зонтиков представляли собой настоящее произведение декоративно-прикладного искусства, отделывались вышивкой и кружевом, имели драгоценные ручки. Лучшие магазины зонтиков были на Невском проспекте в Петербурге и на Кузнецком мосту в Москве.

Конец XIX - начало XX века. Лорнет. Серебро с нечеткими клеймами, бирюза. Западная Европа.

Все дамы в 1900-е гг. пользовались веерами. Это было обусловлено вполне прозаическими причинами - освещение было свечным или масляным, соответственно, чем ярче было освещено помещение, тем в нем было жарче. С массовым переходом на электрическое освещение необходимость в веере отпала, и он навсегда ушел из модного обихода в 1910-е гг. Декор вееров выполнялся в стилистике модерна, характерными их чертами были неровный край и излюбленные цветочные мотивы модерна - маки, ирисы и т.п. После Русско-японской войны 1905 г. в большую моду в России вошло все японское, соответственно, и веера стали часто декорироваться в японском стиле.

Очень популярны были перьевые веера - от самых недорогих, из петуха, которые носили горничные, до роскошных, из страуса. Страусиные веера изготавливались на драгоценном черепаховом каркасе и отделывались бриллиантовым шифром с монограммой владелицы. Все дворянские семьи в России имели свой герб и корону, которые охотно использовался в декоре различных аксессуаров - дамских сумочек, портмоне, вееров, печаток и перстней.

Лина Кавальери

Русская обувь этого времени была, в основном, отечественной. Крупными обувными центрами были Москва, Петербург и Казань. Для дизайна обуви этого периода был характерен французский каблук, или каблук-рюмочка и заостренный нос. Как и у всех остальных составляющих модного туалета, особым характерным признаком русской обуви была богатая отделка бисером, вышивкой, жемчугом и т.п. Вышивка золотом по коже была очень трудоемкой, требовала значительных физических усилий, поэтому ее выполняли мужчины.

В 1900-е гг. в России была широко распространена торговля по почте, чем с удовольствием пользовались жительницы удаленных от столиц городов. Высылая денежный перевод и описание параметров покупки, они заказывали и получали по почте корсеты, зонтики, шляпки, туфли и многие другие необходимые модные предметы. Таким образом столичные моды практически немедленно достигали самых дальних окраин империи - Дальнего Востока, Сибири, Средней Азии и т.п.
Скорейшему распространению модных тенденций и новинок способствовало и то, что в России 1900-х гг. издавалось более десяти отечественных журналов мод - "Дамский мир", "Парижские моды для русских читателей", "Современная женщина" и др. В этих журналах содержались не только последние модели одежды, но и советы по приобретению модных аксессуаров, выкройки, рисунки вышивок и т.п. В 1910-х гг. появились первые цветные журналы, а в 1900-х они все были черно-белыми. Помимо отечественных, в России продавались и все иностранные модные журналы.

Клеопатра (Клео) Диана де Mерод

Модница 1900-х гг. могла переодеваться до шести раз за день - начинался день с пеньюара, затем наступал черед домашнего платья, после чего прогулочного, затем визитного, чайного, обеденного, и, наконец, бального или театрального - в зависимости от планов на вечер. Фактически все время светской женщины было посвящено смене туалетов и украшению себя. Разумеется, это предполагало не только пользование услугами модисток, шляпниц и т.п., но и наличие штата прислуги, в т.ч. домашних прачек и гладильщиц.

В каждом доме не только богатом, но даже и среднего достатка, обязательно была хотя бы одна прачка, которая стирала и крахмалила все - от белья до дневных платьев, а также детское и мужское; и другая, которая все это гладила. Для кухонных забот существовала кухарка, для остальных домашних работ - горничная. Воспитание детей было поручено сначала няне, а затем гувернантке и домашним учителям.

В 1900-е гг. в России было принято подолгу носить траур. По смерти близкого родственника - супруга, родителя, брата - траур носился в течение года. Поэтому существовала определенная мода на черные, траурные детали, аксессуары, платья. Траур подразделялся на полный, глубокий траур, который носился год; полутраур, соблюдавшийся полгода; и четвертичный траур, во время которого допускалось вместо черного носить серое и лиловое. Четвертичный траур соблюдался по родственнику не очень близкому, например, кузену или племяннику. Но вдова, в соответствии с правилами приличия, должна была относить черное в течение года без малейших послаблений.
Ювелирные украшения тоже делились на обыденные и траурные. Бриллианты во время траура носить не

Каролина Августа Отеро

 полагалось, траурными считались черные украшения из каменного угля и весьма популярные в то время плетеные украшения из волос.

Находившаяся на экономическом подъеме, богатая Россия 1900-х была очень привлекательна для всевозможных западных звезд, которые охотно приезжали сюда на гастроли. Блестящие европейские красавицы, актрисы и певицы, привозили с собой европейские модные тенденции, западные представления о красоте и образе жизни.
Одной из таких блистательных дам, востребованных в 1900-е гг., была итальянская певица, сопрано Лина Кавальери. Она часто и охотно приезжала с гастролями в Петербург, где пользовалась большим успехом и получала богатые подарки. Ее роскошные туалеты и драгоценности всегда служили темой для обсуждения в прессе.

Другой знаменитой красавицей того времени, которая охотно посещала Россию с выступлениями, была бельгийская балерина Клео де Мерод. Она оставила книгу воспоминаний в которой, в частности, отмечает, что объездив с гастролями весь мир, она нигде не видела такой роскошной публики, как в Петербурге. Зрительный зал блистал бриллиантами, мехами и золотыми эполетами, и ни в одной стране мира ей не оказывался прием богаче, чем в России.

Еще одной всегда желанной и очень популярной в России заграничной красавицей была испанская танцовщица Каролина Отеро. В 2006 вышла ее биография на русском языке - книга Кармен Посадас "Прекрасная Отеро".
В те времена очень распространенной формой концертов были бенефисы - т.е. такие выступления, когда весь сбор от зала получала бенефициантка, а зрители подносили ей подарки. Такие подарки могли делаться как частными лицами, так и от имени тех или иных объединений или организаций, например, Купеческого собрания, Организации промышленников и т.п. Под подарками тогда понимались только и исключительно драгоценности, т.е. бриллианты.

Анастасия Вяльцева

Знаменитой русской звездой того времени была исполнительница романсов Анастасия Вяльцева. Она считалась одной из самых богатых женщин в России, например, у нее был собственный железнодорожный вагон, оборудованный со всем возможным комфортом и роскошью, в котором она ездила по стране с выступлениями. Общества городов, которые она посещала с выступлениями, соревновались друг с другом в богатстве и роскоши преподносимых ей подарков. Так, во время гастролей в Харбине, местным Купеческим собранием Вяльцевой был преподнесен страусовый веер, к каждому перу которого была приколота бриллиантовая брошь.
Модной красавицей была и балерина Матильда Кшесинская, любовница будущего императора Николая II. Эта дама отличалась большим умом и сильным характером, благодаря чему имела заметное влияние не только на модные тенденции, но и на ход политических событий своего времени.

Модным в России и в Европе того времени украшением был эсклаваж - украшение, которое носилось на бархатной ленте на шее. Для тех, кто не мог себе позволить настоящих драгоценностей, выпускались их имитации. Искусственный жемчуг, который делался из воска, покрытого эмалью, пользовался широкой популярностью, как и стразы, т.е. имитация бриллиантов.

Вызывающая и выставляемая напоказ роскошь этих дам полусвета служила предметом обсуждения в прессе и в обществе. Их туалеты и драгоценности стоили целые состояния, и основная масса населения, даже и принадлежащая к зажиточным слоям, конечно же, не могла себе этого позволить. На многочисленных фото того времени, сохранившихся в архивах и частных собраниях, перед нами предстают обыватели, одетые гораздо проще, чем эти шикарные женщины - очень добротно, но не слишком модно. Немалую роль в этом играло и православие - господствующая в России религия. В соответствии с православными представлениями о морали женщинам не пристало носить вещи слишком открытые, например, очень декольтированные платья, и вообще выставлять напоказ свою фигуру.
Обыватели вели скромный и экономный образ жизни. Обывательница, в отличие от светской дамы, переодевалась в течение дня не шесть раз, а только два. Платья часто обновлялись, перешивались и перекралшивались из старых; но в общих чертах следовали основным тенденциям моды того времени.

Очень большое влияние на мировую и отечественную моду оказал транспорт. В частности, бурное развитие железных дорог, появление и развитие автомобилей и первых самолетов заставило женщин по-новому взглянуть на свой гардероб и выявило непрактичность одежды 1900-х гг. - длину и ширину платьев, узость корсета, излишний декор.
Первые автомобили, как и первые самолеты, не имели крыш, они были открытыми, поэтому огромные широкополые шляпы стремились улететь, как только автомобиль набирал скорость. Это обусловило появление тенденции к переходу на более компактные головные уборы, прочнее державшиеся на голове. В моду стали входить шарфы, которыми можно было привязать головной убор. Появляются коллекции дорожных костюмов, костюмы для путешествий и первые английские костюмы. Такие костюмы состояли из юбки с жакетом и блузки, что было более практично и давало женщинам большую свободу движения и удобство. Появляются коллекции пальто и пыльников, которые назывались словом сак, что значит мешок. Таким образом, к 1910-му г становится очевидной тенденция к большему практицизму в одежде.

Влияли на пути развития моды и достижения науки того времени. Так, в конце 1890-х гг. немецкий доктор Рентген изобрел хорошо знакомый нам сегодня аппарат, названный его именем, который позволял просветить человеческий организм. И одним из первых рентгеновских снимков стал снимок женщины в корсете, который позволил врачам с ужасом констатировать, как сильно сжимает и деформирует внутренние органы жесткий и очень узкий корсет 1900-х гг. Именно врачи первыми подняли свой голос, выступив с протестом против жесткого утягивающего корсета. Под влиянием этих данных стали появляться предложения о реформе женского туалета, в частности, об изменении форм белья в направлении более широкого корсета с завышенной талией, который не стягивал бы внутренние органы настолько сильно.

Французский модельер Поль Пуаре уже в 1905 г. предлагал модели без корсета. Эти модели не имели большого успеха, но тем не менее, к 1910-му г. отчетливо проявилась тенденция к поднятию талии, освобождавшая от принятого ранее максимально сильного утягивания.

Матильда Феликсовна Кшесинская

Одной из главных модных тенденций конца 1900-х гг. был покрой блузок с напуском на талии, который назывался "голубиная грудка". Эта форма позволяла женщинам шнуроваться немного меньше и слегка маскировала талию.

Революция 1905 г. в России стала началом женской эмансипации. Женщина начинает критически оценивать отведенное ей в обществе место. На волне этих настроений хорошо воспринимается идущая из Европы тенденция к упрощению кроя и отделок, и в моду начинает вторгаться прямая линия. Подкреплялась эта тенденция и повсеместным распространением швейных машинок, которые в ту пору были только прямострочными. Мода становится как более практичной, так и более демократичной.
Однако ручная работа не утрачивает своей популярности и в этот период. Мастерские при многих монастырях специализируются на уникальной отделке белья и верхней одежды.

В этот период в России были крупные производители белья, имевшие хорошие продажи. В частности, в Москве одной из самых знаменитых фирм по производству белья была фирма "Братья Альшванг", чье белье высоко ценилось и отличалось отменным качеством. Белье разделялось по ассортименту изделий, их цене и качеству. Были отдельные мастерицы-корсетницы; те, которые шили только панталоны или лифчики под корсет, ночные рубашки или нижние юбки. Женское белье в России, как и во всем мире, было в 1900-е гг. очень объемным, а его отделка варьировалась в зависимости от покупательной способности клиентки.

Цветное белье носили только публичные женщины, приличные женщины носили белье исключительно белое и чулки белые, черные или розовые. Женщины-ученые носили синие чулки, благодаря чему и появилось известное идиоматическое выражение. Телесного цвета в белье не существовало до начала 1920-х гг. Все чулки были длиной до колена, как современные гольфы, и носились на подвязках, крепивших их под коленом. Сверху носились закрывающие колено панталоны, пышные и отделанные шитьем. Панталоны делились на закрытые и открытые, т.е. не сшитые по центральному шву, что позволяло отправлять естественные потребности, не снимая весь костюм.

Поверх панталонов носились нижние юбки - хлопчатобумажная и шелковая, из тафты специального сорта, которая придавала туалету шуршание. Считалось, что по-настоящему шикарное платье должно шуршать, издавая характерный звук "фру-фру" - упоминание об этом можно встретить, например, у Толстого в "Анне Карениной". Хлопчатобумажные нижние юбки были белыми, а шелковая должна была быть в тон ткани платья, потому что ее было видно из-под подола.

Корсеты делились на повседневные и праздничные. Зашнуровать корсет самостоятельно было невозможно, для этого необходима была помощь горничной. Или мужчины…

Поскольку образ женщины постоянно сравнивался с неким неземным воздушным существом, в этот период женщины носили только длинные волосы - никакие стрижки категорически не допускались. Первые короткие стрижки появились в 1914 г., с началом первой мировой войны. В моде были шатенки с рыжеватым отливом. Волосы всегда причесывали, распущенные волосы допускались только на сцене или в постели. Прическа этой поры представляла собой очень объемный валик, который поддерживался специальной бананообразной конструкцией из конского волоса - эта конструкция крепилась под собственные волосы, а поверх нее делался начес. Эта прическа напоминала прическу гейши, она появилась под влиянием пришедшего в 1890-е гг. японизма и продержалась в моде довольно долго. Активно использовались всевозможные заколки и гребни из черепахи или роговые, часто украшенные камнями или стразами. Волосы не принято было мыть слишком часто, в воспоминаниях современников можно встретить упоминания о перхоти на плечах дам той поры.

Домашние ванны были большой редкостью - в основном все ходили мыться в бани. Большого разнообразия моющих средств не было. Шампуни, которые тогда называли шампонями, были яичные, хвойные и крапивные и продавались в аптеках.

В макияже допускались только очень светлая пудра, блеск для губ и румяна - помада и тени не применялись, как и подводка глаз, которой пользовались только артистки. Женщина в гриме выглядела подозрительно. Ногти полировали, добиваясь, чтобы они блестели и имели естественный бледно-розовый цвет, цветные лаки для ногтей не применялись.

Генрих Брокар

В России было несколько знаменитых парфюмерных фирм, таких как фабрика Брокар (теперь она называется Новая Заря), поставщик двора; фабрика Остроумова; фабрика Ралле и др. Исторически

Императрица Александра Федоровна и цесаревич Алексей в матросском костюме, 1910-е гг.

 сложилось так, что находились они не в Петербурге, а в Москве. Многие из них были открыты еще 1850-60-е гг. и зачастую были основаны выходцами из Франции после наполеоновского нашествия. Они выпускали мыло, одеколоны, пудры, шампони, духи, кремы, помады и румяна. Все эти фирмы участвовали во Всемирной выставке в Париже в 1900-м г. и были отмечены дипломами, а духи фабрики Брокар и фабрики Рале получили золотые медали. О высоком уровне парфюмерного дела в России того времени говорит, в частности, такой факт - автор всемирно известных духов "Шанель №5" Эрнст Бо был до революции парфюмером на фабрике Рале в Москве.

В 1900-е гг. в моде были цветочные духи, наиболее популярными были ароматы Сирень, Ландыш, Роза, Жасмин. Знаменитые "советские" духи "Красная Москва" были созданы в 1913 г. и назывались "Букет Императрицы". Вся косметика в России была отечественного производства.

Мужская мода рассматриваемого периода не отличалась разнообразием и подчинялась строгому регламенту как в России, так и в Англии или во Франции. Например, вечерний мужской костюм всегда состоял из черного фрака, белого крахмального жилета, белой крахмальной сорочки и белой бабочки. Для менее торжественных случаев жилетка могла быть и черной, но бабочка всегда бывала белой.
В 1910-е гг. в России входят в обиход пришедшие из Англии смокинги, носить которые полагалось с черной бабочкой.

Самой же распространенной мужской одеждой этого времени была визитка - черный жакет со скошенными

 полами и брюки серые в черную полоску. Кроме того, носили костюмы-тройки - шерстяные, летом - льняные, а в очень жаркую погоду - из шелка-чесучи. Шерстяные костюмы могли быть коричневыми, черными или серыми, а летние - бежевыми, белыми или светло-серыми.
Все рубашки в Росси и в Европе имели крахмальные воротник и манжеты, которые были отдельными от собственно рубашки, пристегивались к ней и отдельно стирались и крахмалились.

Отличительной чертой русского мужского стиля была мода на косоворотки, которые носили свободомысляще настроенные мещане и разночинцы. Косоворотки были льняными, ситцевыми и шелковыми. Летним головным убором была шляпа-канотье, зимой носили "боярские" шапки и т.н. "пирожки" из каракуля или бобра. Мужчины носили меховые шубы крытые сукном, с бобровым или каракулевым воротником.

Детский костюм разделялся на европейский и русский. Русский костюм состоял из сарафана, косоворотки, вышитых и стилизованных. Но самой популярной одеждой мальчиков и девочек в эти годы были матросские костюмчики . Платья девочек были очень короткими, открывающими колени, линия талии у них располагалась низко на бедрах, предвосхищая моду 1920-х гг. на заниженную талию.
Мальчиков принято было коротко стричь; а девочкам завивать локоны , которые носились распущенными и украшались большими бантами - косичек в то время не заплетали.
Детские шубки шились, как правило, из светлых мехов, в отличие от взрослых, темных.

В искусстве 1910-х гг. в России происходит настоящий прорыв. Русские художники-футуристы и абстракционисты покорили мир новыми формами. Такие творцы новых форм и нового видения цвета, как Кандинский, Малевич, Ларионов, Гончарова очень сильно повлияли на всю мировую живопись и на моду.

После революции 1917 г. и по окончании Гражданской войны были предприняты многочисленные попытки создания советского стиля в моде. В частности, в 1919 г. в Москве, новой столице Советской России, были созданы мастерские так называемой прозодежды, т.е. одежды для производства и повседневной носки. Что такое советский стиль и как именно должна выглядеть одежда нового советского человека, никто толком не знал.

Фото. Реклама Ленинградского Торгсина, 1933 г.

Основной проект сводился к идее переодевания всего населения страны в униформу, состоящую из жакета и прямой юбки для женщин и брюк и жакета для мужчин. Этот вариант серьезно обсуждался, и в 1921 г. даже была попытка его осуществления, но воплощению его в жизнь помешало то обстоятельство, что на складах не обнаружилось необходимого для переодевания всей страны количества темно-синей ткани.

После 1949 г. в дружественном Китае подобный проект все-таки был воплощен в жизнь, поскольку ничто не могло наглядней продемонстрировать идею всеобщего равенства всех людей - равенства имущественного, социального, интеллектуального и любого другого.

Фотография С.Кузнецова, Москва, 1927 г. Модница эпохи нэпа Галина Ростовцева в коротком летнем платье нового прямого силуэта.

С какими бы то ни было проявлениями индивидуализма советское правительство вело беспощадную борьбу. Однако во все времена оставались люди, стремившиеся выглядеть и одеваться красиво, и в качестве ориентира этим людям служил Запад. Поэтому кардинальных перемен в азиатскую сторону в этот период все же не произошло. Люди стремились следовать общемировым модным тенденциям, используя для этого доступные им подручные средства.

В послереволюционные годы в России женщины практически не носили длинных волос - короткая стрижка стала символом новой России. Во-первых, это было обусловлено бытовыми трудностями времени, а, во-вторых, соответствовало общей модной тенденции - после окончания Первой мировой войны короткая стрижка навсегда утвердилась как полноправный элемент женского образа.

Поскольку средства для осветления волос стали широко доступны только после 1929 г., а природных блондинок было не слишком много, в моде были брюнетки. Даже натуральные блондинки красились в более темные цвета, используя хну и басму.

Фото М.Сахарова, Москва, 1916 г. Балерина Большого театра и киноактриса Вера Каралли в пальто, стилизованном под военную форму.

Серьезное влияние в послереволюционные годы имел новый взгляд на сексуальность и вопросы взаимоотношений полов. Советским правительством декларировался классовый подход к сексу, считалось, что секс должен иметь пролетарскую направленность. Характерной для этого времени является "Теория стакана воды", которую проповедовала Александра Коллонтай. Суть этой теории сводилась к тому, что любовь признавалась буржуазным пережитком, а сексуальный контакт между людьми объявлялся простой физиологической потребностью, для осуществления которой требуется не больше оснований, чем для того, чтобы выпить стакан воды.

Другим уникальным явлением, не имевшим аналогов в мире, было общество "Долой стыд", организованное в 1925 г. при содействии Наркома здравоохранения под эгидой доктора Семашко. Целью этого общества была борьба со стыдом, как с буржуазным предрассудком. Члены общества должны были ходить по улице голыми и участвовать в манифестациях под лозунгами "Долой стыд!" и "Стыд - это буржуазный предрассудок". До нас дошли свидетельства иностранцев, оказавшихся в этот период в России и шокированных подобным зрелищем, а также многочисленные кадры фото и кинохроники. Деятельность общества прекратилась естественным путем в связи с наступлением заморозков.

Фото, 1924 г. Сестры Нина и Лена Кроль в домашних платьях, перешитых из рясы священника.

Главным признаком моды послереволюционных лет и отличием ее от моды царского времени является ее "самодельность". Если дореволюционная мода изготавливалась из хороших материалов, профессиональными портными, с использованием дорогой отделки; то "новая мода" вынуждена была обходиться подручными, порой самыми невероятными, материалами и непрофессиональным изготовлением.

Например, в воспоминаниях известной писательницы того времени Надежды Тэффи можно прочесть о том, из чего женщины шили себе одежду - в ход шли портьеры и занавески, простыни и другое постельное и столовое белье, скатерти и покрывала. Очень популярен был полосатый матрасный тик, как впрочем, и любые другие ткани, использовавшиеся в домашнем обиходе.

Текстиль стал продаваться в свободной продаже только после 1936 г., к тому моменту, когда весь подручный материал был уже переработан населением, и не по одному разу. До этого момента текстиль нельзя было купить, его, как и многие другие необходимые вещи, можно было только обменять.

С целью изымания у населения последних припрятанных ценностей были открыты так называемые "Торгсины" (Торговые синдикаты), где в обмен исключительно на драгоценные камни, золото, серебро и платину можно было получить различные товары повседневного спроса, такие как текстиль, детскую обувь, женское нижнее белье и т.п.

Фотография Кадысона, 1916 г. Молодая дама в темном шерстяном пальто с матросским воротником из шитья. Шляпа-каска из соломки и шелка украшена аппликацией и вышивкой.

Чуть ли не единственной отдушиной для модниц того времени являлись шляпки. Поначалу они были подвергнуты остракизму, как явный признак буржуазности, и полностью вытеснены "пролетарскими" косынками; но после 1924 г., с приходом НЭПа, они вернулись, вновь обрели популярность и продержались в моде до 1928 г. Их изготовлением занимались шляпницы-профессионалки и полупрофессионалки, часто перешивая сохранившиеся головные уборы, покупая подручный фетр и используя всевозможные подручные материалы. Многие изготавливали вязаные или вышитые головные уборы, подражая западным модам.

Главной тенденцией головных уборов того времени была высокая тулья, облегающая голову; маленькие поля или их отсутствие. Шляпы напоминают каску или колокол, они так и назывались - шляпа-клош, что значит колокол по-французски. В элементах декора головных уборов находили отклик темы индустриализации и конструктивистские мотивы - например, шляпка могла быть украшена крылом, намекающим на авиацию, и т.п. Такие конструктивистские мотивы были характерны и для западной моды этого периода.

Большую проблему в это тяжелое время представляли и меха, отказаться от которых полностью не позволял суровый российский климат. Помимо упоминавшихся уже кошек, стали использоваться дешевые меха - кролик, цигейка, битые молью меха "из прошлой жизни". Крашеный кролик - самый распространенный мех этого времени.

Фото, Стамбул, середина 30-х годов. Реклама русского шляпного ателье "Мод Ольга" из турецкого журнала "Мода".

Парадокс времени заключается в том, что, пока в России мода целенаправленно искоренялась и была лишена всяких возможностей развития, весь мир в 1920-е гг. переживал бум русского стиля. Русский стиль бурно развивался, но шел не из России, а, наоборот, с Запада. В первую очередь это связано с массовой русской эмиграцией, которая принесла на Запад свои традиции, элементы костюма и мастерство их изготовления.

Уже после 1920-го г., на первой остановке русского беженства, в Константинополе, стали открываться профессиональные и полупрофессиональные ателье русской моды. Сохранились объявления того времени об

Фото. Вена, 1924 г. Русские танцовщики-эмигранты в "Русской пляске" в костюмах работы Г. Пожедоева.

открытии меховых ателье московских и петербургских меховщиков, шляпные мастерские и др. Открывались также т.н. "магазины взаимопомощи", т.е. комиссионные магазины.

Появление русских женщин на Востоке произвело фурор, поскольку мусульманский Восток того времени прятал женщину под паранджой и чадрой. Русские женщины подарили Оттоманской империи моду на платья, короткие стрижки и открытое лицо. В эту же пору впервые распространилась мода на загар.

Загар как таковой, разумеется, не был русским изобретением. Однако именно благодаря нему появилась такая популярнейшая до сих пор во всем мире косметическая процедура, как пилинг. Московский косметолог Анна Пегова, прибыв в Константинополь, обгорела на солнце настолько сильно, что кожа сходила с ее лица пластами. Увидев, что это дает заметный омолаживающий эффект, она запатентовала способ пилинга и до сих пор пилинг является патентом Анны Пеговой.

Эмигранты первой волны, для того чтобы заинтересовать общество своими изделиями, стали проводить выставки кустарного творчества. Женщины-эмигрантки делали всевозможные изделия - вышитые скатерти, рубахи, деревянные бусы, портсигары и многое другое, и продавали на таких выставках. Поскольку это были изделия высокого качества и отмеченные тонким вкусом, люди в Европе стали интересоваться русским стилем и изделиями русской работы.

Русские дамы, поселившиеся за границей, выбрали для себя сарафан, душегрею и кокошник в качестве парадной одежды для праздников и выходов, что, несомненно, также способствовало популяризации русского стиля.

Фото. Париж, 1922 г. Зимние пальто в русском стиле домов "Уорт", "Шанель", "Женни". Рисунок из французского журнала "Искусство и мода".

Русский стиль в одежде выражался, в первую очередь, в косой застежке, а также в вышивках и отделках, имитировавших русский народный орнамент. Вообще русский костюм и, в особенности, головной убор в виде кокошника, вызывал большой интерес. 1920-е гг. стали триумфом головных уборов на основе кокошника. После 1920-го г. в моду входят головной убор ярко-красного цвета, напоминающий по форме кокошник; трикотаж с вышивкой или вывязанным жаккардом в стиле русского орнамента. Еще одной новинкой 1920-х гг. стали платья, расписанные анилиновыми красителями по шелку в стиле русского лубка. Вошедший в большую моду воротник-стойка так и назывался - "боярский воротник". В верхней одежде русский стиль проявился в популярности длинных объемных пальто, обильно декорированных мехом, вышивкой и т.п.

На волне успеха русской темы в Европе стали открываться ателье и мастерские, работавшие исключительно в русском стиле, которые назывались увруарами (артелями) русских женщин. А после успеха этих ателье стали открываться и первые дома моды, работавшие только в русском фольклорном стиле. Например, дом русской моды "Поль Каре" открыла в Лондоне, а затем и в Париже княгиня Лобанова-Ростовская.

Фото. Париж, 1925 г. "Прелестные вышивки Китмира". Рисунок из журнала "Жардан де мод".

Русской прерогативой на Западе стала очень модная в тот период вышивка бисером. Крупнейшим домом русской моды, открывшимся в Париже, был дом "Итеб" - сегодня в том помещении, где располагался этот дом, находится известная косметическая фирма Л'Ореаль. Ирина и Феликс Юсуповы открыли в Париже модный дом "Ирфе". Дом русской вышивки "Китмир", славившийся высочайшим качеством работы, был основан княгиней Романовой, племянницей последнего российского императора. Например, все вещи Шанель в 1920-е гг. вышивались именно в доме "Китмир". Сейчас трудно подсчитать точно, сколько всего русских домов моды было открыто на Западе, но, например, только в Париже их было более 20-ти.

Говоря о русских дизайнерах, оказавших заметное влияние на эстетику этого времени, нельзя не упомянуть имени Сони Делоне. Будучи по происхождению еврейкой из Полтавы, она вышла замуж за французского художника Делоне, принадлежавшего к авангардному направлению. Во Франции Соня Делоне стала исключительно популярным иллюстратором моды и создателем дизайнов текстиля. Ей принадлежит заслуга разработки в текстиле абстрактно-конструктивистской темы, инспирированной творчеством Малевича и Кандинского.

США. 1925 г. Обложка журнала “Вог” с рекламой “оптического платья” от Сони Делоне.

Первым западным модельером после Поля Пуаре, ставшим использовать русскую тему в своем творчестве, была француженка Жанна Ланвен. В сезоне 1922 - 1923 гг. она создала коллекцию рубашек и блузок на русскую тему. Сам Поль Пуаре также продолжал разрабатывать русскую тему и в 1920-е гг. Влияния русского стиля не избежал и дом Ворта, основоположника высокой моды - в коллекциях этих лет, например, присутствуют головные уборы, совершенно явственно навеянные формой русского кокошника. Кокошники стали распространенным аксессуаром вечерних костюмов.

Стилизванный русский костюм часто выбирали себе эстрадные актрисы для выступлений. Успех русского стиля был настолько грандиозен, что даже английская королева Мэри выходила замуж в кокошнике и платье прямого покроя, т.к. эта тема "Царевна-лебедь" была очень актуальной.

В 1920-е г. происходит очень существенное для всего женского силуэта событие - в обиход входит лифчик. После того, как корсеты ушли в небытие вместе с Первой мировой войной, был непродолжительный период, когда грудь ничем не поддерживалась, который и окончился в 1920-е гг. распространением лифчиков.

Фото, 1926 г. Модели дома "Итеб". Рисунки из журнала "Пари-элегант".

Впервые лифчик был запатентован в 1903 г. под названием "бюстодержатель", но в тот момент не получил признания и распространения, поскольку тогда носили корсеты, и он попросту не был нужен. Впервые лифчики реально используются в 1910 г. в костюмах Бакста к постановке "Шехерезады".

Таким образом, лифчик является еще одним русским изобретением, которое стало неотъемлемой частью жизни во всех странах мира. Лифчики той поры были мягкими, они никогда не поднимали грудь, а только поддерживали ее. Тогда в моде была женская фигура без особо женственных форм. Пышная грудь не была актуальной, идеалом красоты того времени считалась женская

Фото 1934 г. Нина Твердая, манекенщица дома "Арданс" и одна из финалисток конкурса "Мисс Россия" в 1930 г. в Париже, в черном платье из джерси.

фигура "ле гарсон", т.е. мальчикоподобная.

1920-е гг. были периодом очень большого успеха русских актрис в Голливуде - пока кино было немым, определяющими были внешние данные и актерский талант, а акцент не имел никакого значения.
Благодаря представительницам русской эмиграции в мире радикально изменилось представление о манекенщицах и та роль, которую они играют в мире моды и в обществе в целом. До этого момента быть манекенщицей считалось занятием сомнительным, едва ли не неприличным.

Русские эмигрантки, блестящие светские красавицы и представительницы аристократических семей, которые вынуждены были зарабатывать на жизнь, стали первыми топ-моделями домов Ланвен, Шанель, Пуаре и др. Публика была поражена их элегантностью, рафинированностью, знанием языков и аристократизмом. Они подняли представление о манекенщицах на совершенно новую высоту и сделали роль модели очень значительной, каковой она и продолжает оставаться по сей день.

Именно с 1920-х гг. быть моделью стало престижно и модно, и именно русские подарили миру эту профессию в ее современном качестве. Русские красавицы имели грандиозный успех в мире. Начиная с 1928-го года, в Париже был организован конкурс "Мисс Россия". В том же 1928 г. титул "Мисс Нью-Йорк" получила русская красавица Валентина Кашубо, бывшая дягилевская балерина. На конкурсах красоты, проходивших в эти годы в Берлине, Гамбурге, Лондоне и других городах, очень часто победительницами становились русские красавицы.

Фото. Москва, 1928 г. Студенты Художественного училища 1905 года вместе с педагогом Е.Н.Якубом в повседневной одежде.

Фото слева. Ростов-на-Дону, 1921г. Молодой человек в пиджаке английского образца и в галифе.

Предыдущую статью цикла о русской моде мы закончили рассказом о конкурсе "Мисс Россия", который был организован в Париже с 1928-го года. Стоит ли говорить, что в Советской России ни о каких подобных конкурсах не могло быть и речи? Идея женской красоты в этот период в России не только никак не культивировалась, но, напротив, всячески искоренялась.

В соответствии с господствовавшей тогда идеологией, женщина должна была восприниматься как боевой товарищ, коллега, соратник в борьбе за построение социализма.

Однако, определенные параллели между развитием русского стиля на Западе и в России все-таки можно провести. Они связаны с работой двух талантливых российских художниц Степановой и Поповой. Не имея, по понятным причинам, своего Дома моды, они реализовывали свой творческий потенциал в театральных костюмах и в эскизах для журналов. Хотя эти идеи не получили воплощения в материале, в их эскизах разрабатывается актуальная тогда для всего мира русская народная тема.

Одной из важных новинок в русской моде 1920-х гг. был спортивный конструктивизм. В этом направлении явно ощущалось влияние архитектуры конструктивизма, представленной в России творчеством Ле Корбюзье, Родченко, Татлина и др. Модным элементом костюма, выдержанном в этом направлении, был, например, купальный костюм.

В эпоху НЭПа в СССР очень активизировалось немое кино, и появились первые отечественные кинозвезды,

Фото. Москва, 1926 г. Советские актрисы в ролях нэпманш в нарядных костюмах.

 ставшие всеобщими эталонами красоты - Ольга Жизнева, Вера Малиновская, Анель Судакевич, Анна Стен и др. Успех этих актрис был локален и не выходил за границы Советской России. В своем имидже и гриме они подражали западным, голливудским образцам.

Под влиянием НЭПа стали вновь открываться модные ателье. Наиболее распространенным видом их изделий были платья в стиле "чарльстон" с заниженной талией, отделанные вышивкой или аппликацией; возродилось множество шляпных мастерских.

Основной потребительницей моды того времени была нэпманша - обеспеченная женщина, не отягощенная излишним культурным багажом, но зачастую отягощенная лишним весом. И соответствующие черты не замедлили проявиться в самой моде - из нее исчезла грация. Все модели 1920-х гг. выглядят бесформенно и мешковато; низкая талия подчеркивает живот. Обращает на себя внимание простота обуви и причесок, отсутствие или минимальное количество аксессуаров.

Мужская мода в СССР имела еще меньше развития, чем женская. Мужчины, пришедшие к управлению страной после революции, в массе своей не были людьми культурными, не имели развитого эстетического чувства, не интересовались искусством и были начисто лишены вкуса к одежде. Что и было определяющим фактором, не позволявшим развиваться мужской моде. Достаточно вспомнить, что на всех многочисленных портретах Ленин, например, изображался в одном галстуке - синем в белую крапинку.

В целом, одежда Ленина на фото и портретах представляет собой классическую мужскую одежду 1910-х гг. с одной только разницей - "буржуазный" котелок сменила "пролетарская" кепка. Интересно, что кепка сама по себе не была "пролетарским" изобретением - она пришла из американского городского костюма.

Редким примером небезразличия к одежде был поэт Маяковский, который одевался в заграничные, часто американские, костюмы и был секс-символом своего времени. Долгое время Маяковский был кумиром Ив Сен-Лорана - хотя они не были знакомы лично, но в доме Ив Сен-Лорана висел его портрет.

Фото. Москва, 1924 г. Актриса и манекенщица Александра Хохлова в вечернем платье с поясом из бус работы Надежды Ламановой.

Культовым предметом нового советского времени стала кожаная куртка, неразрывно связанная, в частности, с образом чекиста и комиссара. Возникает вопрос - откуда в скудные первые годы советской власти могло взяться столько отменной кожи и кто так качественно отшил такое большое количество одинаковых курток? Разумеется, этого быть не могло.

Знаменитые кожаные куртки были отшиты еще до революции, во время Первой мировой войны для вновь организуемого авиационного батальона. В то время они так и не были востребованы, а потом случайно были обнаружены на складе и выданы чекистам и комиссарам в качестве униформы.

Фото. 1924 г. Группа служащих в повседневных темных костюмах из шерсти и хлопчатобумажного полотна. У некоторых на ногах валенки.

Похожа и история буденовки, которая тоже считается символом революции. Буденовка, имитировавшая шлем древнерусского воина, была нарисована художником Васнецовым в годы первой мировой войны как новая модель шлема для царской армии, тогда же они были отшиты и лежали на складах. Новым хозяевам страны оставалось только нашить на них красные (а иногда синие) звезды из подручных материалов.

На Западе мужская мода 1920-х гг. отличается от предыдущего десятилетия, главным образом, мягкостью материалов и линий, отказом от жестких подкладок. Мягкий воротник рубашки, часто вязаный галстук, обилие трикотажа - во всех этих деталях сказывалось влияние спортивного стиля. В моду вошли маленькие усики, от которых впоследствии все отказались, когда они стали ассоциироваться с образом Гитлера.
 

В 1929 г. в Нью-Йорке произошел крах биржи. Наступили времена Великой Депрессии. Мода 1930-х гг. стала гораздо более консервативной, чем в 1920-е гг., как на Западе, так и в СССР. Модный силуэт вернулся к более женственной линии - т.е. талия вернулась на свое естественное место, грудь и бедра стали подчеркиваться. Пестрые ткани в одежде сменились темными. В моду вошли блондинки.

В Москве на Сретенке в 1934 г. открылся первый советский Дом моды, который назывался "Трест Мосбелье". Руководительницей этого треста стала Н.П.Ламанова, которой в то время было уже за 70 лет, и которая представляла старую школу моделирования.

Фото. 1924 г. Группа служащих в повседневных темных костюмах из шерсти и хлопчатобумажного полотна. У некоторых на ногах валенки.

Сталинская эпоха опустила над СССР непроницаемый железный занавес. Все контакты с Западом были окончательно прерваны, в страну перестали поступать модные журналы и какая бы то ни было информация о модных тенденциях и новинках.

Определяющим в образе советской женщины стал стандарт - главное было ничем не выделяться, быть как все и выглядеть почти униформенно. Ни о какой индивидуальности не могло быть и речи. Шляпы в очередной раз были подвергнуты остракизму, их место в женском гардеробе занял берет - черный, синий, или считавшийся особо шикарным белый. Толпа стала совершенно однородной и безликой.

Мех в очередной раз стал признаком буржуазности и большим дефицитом, поэтому основной зимней одеждой стали стеганые на вате пальто. С обувью стало совсем плохо, ее донашивали до полного рассыпания, зимой очень выручали валенки.

Безусловно буржуазным и преследуемым элементом были объявлены все украшения и бижутерия. Духи и косметика также практически были исключены из обихода. Самым популярным цветом становится белый, символизирующий радость, счастье и душевный подъем, которые якобы постоянно испытывают советские граждане. В русле той же символики лежала и популярность спортивной темы как в жизни, так и в одежде.

Фото. 1920-1925 г. : справа девочка в коротком платье из набивного ситца и полотняной обуви; в центре: Маргарита и Анатолий Бахваловы в дорогих нарядных костюмах; : Слева 4-х летний мальчик в вязаном полосатом трико.

Очень большой проблемой было нижнее белье. Первая советская фабрика по производству белья называлась "КИМ" (Коммунистический Интернационал Молодежи) и открылась в Витебске в 1932 г. На этой фабрике выпускались мужские кальсоны, семейные трусы и зимние женские панталоны с начесом.

Мужская мода 1930-х гг. в СССР выглядела не менее убого. Сталин, подражая своему заклятому врагу и конкуренту Троцкому, носил хорошо знакомый всем по фотографиям военизированный френч. С галстуком велась борьба, как с признаком буржуазности. Летняя одежда стала белой, типичный летний мужской костюм состоял из белых полотняных штанов и косоворотки навыпуск. Зимний костюм состоял из того же самого набора предметов, но темного цвета. Все это, как правило, имело вид слегка несвежий и явно помятый.

Все виды головных уборов окончательно вытеснила кепка. Исключением и особым шиком была разве что тюбетейка, символизировавшая братскую дружбу с народами Средней Азии. Трикотаж широко использовался в мужском гардеробе - свитера, шарфы и т.п. В то время невозможно было представить даже сам разговор о мужской моде - это было полное табу.

Детская мода этого времени была практически полностью самодельной. Самой популярной детской одеждой был самовязаный трикотаж из остатков.

Единственным модным событием, связанным с Западом, был показ моделей Эльзы Скиапарелли, который прошел в 1935 г. Излишне пояснять, что мероприятие было абсолютно закрытым и посетить его могли только жены кремлевских начальников. В 1938 г. в качестве туриста СССР посетил Кристиан Диор, в то время еще не открывший свой Дом моды. Серьезные изменения в ситуации произошли только перед самой Второй мировой войной, когда к СССР были присоединены западные территории, откуда стали поступать новые модные веянья и собственно товары, произведенные на Западе.


"Источник: Журнал о моде и шитье "Осинка.ру"  Примечание. При подготовке материала использованы лекции по истории моды Александра Васильева с его любезного разрешения