Домой   Старое кино   История моды   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Оперетта   Балет   Театр   Цирк

 

Оперетта

 

1  2  3  4  5  6

 

Список спектаклей

 

  Гостевая книга    Форум    Помощь сайту    Translate a Web Page

 


  Простое увеличение картинки  
И.Дунаевский «Белая акация»
оперетта в трёх действиях
в постановке Московского театра оперетты.
1959 г
Текст В. Масса и М. Червинского

Чумаков — А. ТКАЧЕНКО
Ольга Ивановна — Е. САВИЦКАЯ
Тоня Чумакова - Т. ШМЫГА
Кораблева — А. СТЕПАНОВА
Кораблев — М. КАЧАЛОВ
Куприянов — В. ЧЕКАЛОВ
Лариса — И. МУШТАКОВА
Наконечников — В. АЛЧЕВСКИЙ
Леша — Б. ВИТЮХОВ
Саша — А. ПИНЕВИЧ
Катя — Л. ФРУКТИНА
Кинорежиссер — А. МАЛОКИЕНКО
Пом. режиссера — П. СЕМЕНОВ
Ведущий — М. ПОТЕМКИН

Хор и оркестр Московского театра оперетты
Дирижер: Г. СТОЛЯРОВ
Постановка: В. КАНДЕЛАКИ

«Мишель Collection» & «ABBSound Collection»:

Запись из личного архива Ольги Кузнецовой
Оцифровка с винилового диска: Михаил Першин
Редактирование и реставрация записи: Андрей Бархатов. Август, 2007 год.

Технические параметры создания релиза:
LP Panasonic SG-HM22 => Audigi 2 => SoundForge 7.0 => Cool Edit Pro 2.0 => SoundForge 7.0 => Easy CD-DA Extractor 9.0.2 => flac112a
Релиз содержит тэги и методанные.

Ссылки для ознакомления:
MP3 320 kbps (zip-архив) (Депозит)
MP3 320 kbps (zip-архив) (Яндекс)
Lossless FLAC (zip-архив) (Депозит)
Lossless FLAC (zip-архив) (Яндекс)       или   http://pavelbers.mylivepage.ru/file/index

 

источник- http://nnm.ru/blogs/barhatovru/idunaevskiiy_belaya_akaciya/

 

 

 

Трио из оперетты "Белая акация" (Т.Шмыга, А.Пиневич, Б.Витюхов)

 

 

 

 


 

В мире тревожных новостей, накопленного тысячелетиями раздражения, оглушающих ритмов, многим сегодня не хватает некой розовости идеалов и веры в хэппи-энд. Оттого наша душа и стремится к чистой и легкой мелодии, добрым чувствам, человечности. Оттого мы и любим эти сказки о любви и разлуке. В «Белой акации» как раз рассказана одна из подобных историй: «люди встречаются, люди влюбляются, женятся...».

Китобойная флотилия уходит в далёкое плавание на промысел, а дома моряков всегда ждут родные, любимые, друзья. Вот и теперь они провожают китобоев. Капитан флотилии, красавец Костя Куприянов, оставляет на берегу невесту Ларису, девицу довольно эффектную внешне, но пустую, хитрую и пошлую по существу. У неё есть другой вздыхатель – Яшка-Буксир, Яшка-доставала, агент по снабжению дефицитным барахлом, обаятельный одесский жулик. А по Косте тайно вздыхает совсем молоденькая девчонка, которую до сих пор и взрослой то не считали, «морская дочка» Тоня Чумакова. Вот она по-настоящему любит героя-моряка, любит настолько бескорыстно и глубоко, что решается на святой обман – посылает Косте на флагманский корабль, в беснующийся от шторма океан радиограмму от имени Ларисы и все свои чувства вкладывает в слова любви, подписывая их чужим именем.
Ну а Костя, узнав, кто был истинным автором радиограммы, которая так взволновала его, конечно, сумел сделать правильный выбор, ко всеобщему удовольствию.

 

 

Песенка Тони об Одессе

 

 

 

 

 

Песенка Тони об акации Т. И. Шмыга
Песенка Тони об Одессе Т. И. Шмыга
Песенка супругов Кораблёвых и Чумаковых Чумаков – А. П. Ткаченко, Ольга Ивановна, его жена – Е. Ф. Савицкая, Кораблева – А. Ф. Степанова, Кораблев - М. А. Качалов
"Только ты", дуэт Кости и Ларисы И. В. Муштакова - В. И. Чекалов
Дуэт Тони и Яшки Наконечника Т. В. Константинова - А. Менахин
Частушки Яшки Наконечника В. И. Алчевский
Песенка Тони ("Я помню, как в детстве...") Т. И. Шмыга
"Ты помнишь, как хотели 4 апреля...", - Трио Тони, Саши и Лёши Т. И. Шмыга, Леша – Б. К. Витюхов
Саша – А. В. Пиневич
Трио Лёши, Саши и Тони В. Батейко, Д. Твердохлебов, Г. Черноба

источники- http://operetta-story.narod.ru/    music.omskcity.ru/operetta.html

 

 

 

Белая акация.М.Водяной. Муза Крепкогорская. 1957г.

 

 

 

 

 

mp3 (602 kb)

«Дуэт Яшки и Ларисы»

Ария из оперетты И. Дунаевского «Белая акация».
Лариса – И. Трусова, Яшка-буксир – И. Балалаев.
Омский государственный музыкальный театр, 1997г.

wmv (4,90 Мb)
wmv (5,68 Мb)

«Дуэт Яшки и Ларисы» (видео)

Видеофрагменты арии из оперетты И. Дунаевского
«Белая акация».

http://www.balalaev.ru/deep/Samples.htm

 

 

 

 

 


 

И.Дунаевский «Белая акация»

 

 


 


 

Борис Нодельман:

О новых сюжетах, трудном жанре и острой кухне

Мы встретились с главным дирижером Свердловской оперетты Борисом НОДЕЛЬМАНОМ в фойе театра, вышли на улицу. В первый день старого нового года стояла еще по-европейски теплая зима и мы решили пройтись пешком. «Почему именно я?» – искренне удивлялся Борис Григорьевич. А у меня перед глазами стояла сценка, выхваченная во время одной из репетиций «Графини Марицы»: артисты, под присмотром режиссера будапештского театра Андраша Ацела, проходят очередной эпизод, а наш дирижер, возле рояля, захваченный чардашем, одной рукой отмечает синкопы, а другой демонстрирует аккомпаниатору нехитрые фокусы, воспользовавшись колодой карт из реквизита. И это было настоящим воплощением жанра, воплощением венгерского стиля! Неудивительно, что наш разговор о жизни оперетты мы продолжили за обеденным столом в ресторане «Веселый мадьяр», на маленьком островке жаркой родины Имре Кальмана среди уральских снегов.

Чем же, по­вашему, можно объяснить, что оперетту как жанр мы связываем прежде всего с Австрией, Венгрией, с такими именами, как Кальман, Штраус?

Ну, все­таки сначала был Офенбах во Франции, родоначальник жанра, затем Легар, а он уже передал эстафету Кальману. Видимо, у венгров есть национальная потребность в оперетте. В Европе как­то все затихло со временем, а Венгрия запела. Может потому, что страна теплая, крестьянская, люди там ближе к земле. Появление Кальмана было подготовлено богатой фольклорной традицией – цыганщиной, скрипками, цимбалами. Кроме того, в Европе тогда было множество течений – политических, общественных, музыкальных. Ведь самые первые опереты содержали и политические мотивы, критику Наполеона, например. А позже возникла индустрия развлечений, Мулен Руж во Франции, все эти канканы... Джаз потом появился – туда же его. У Кальмана последняя оперетта, написанная в Америке, вообще целиком джазовая. А Париж, Будапешт в те времена просто были центрами мировой культуры. Санкт­Петербург, Москва уже тогда отставали. Может быть, нам этого и тогда не хватало – насыщенности, веселости, куража.

У нас большие пространства, размеренная жизнь...

Возможно. Советская оперетта возникла только в двадцатые годы прошлого века, когда стала востребована новой эпохой.

Идеологический заказ? А как же тогда «Сильва», первый фильм Свердловской киностудии – материал­то взяли классический, Кальмана?

В военные годы «Сильва» уже шла в нашем театре. Многих артистов для фильма пригласили из театра. И Кальман об этом фильме знал, хотя и не видел его. А идеологический заказ конечно же был. Не только у нас в России, но и там, в Европе. Если не идеологический, то уж социальный – точно. Смотрите сами: в «Сильве» богатое общество отвергает женщину из низших слоев. В «Баядере» герой принц, а героиня – танцовщица. Пожалуй, только «Марица» никуда не выпадает – все персонажи из одной среды, только национальности разные – там и венгры, и хорваты, и румыны – но это Австро­Венгрия, национальный котел. Там и сейчас принято ставить такие многонациональные спектакли – цыгане со скрипками, мадьяры. В «Летучей мыши» выходит Розалинда на сцену, ее окружают музыканты с цимбалами – у них такой мягкий звук, обволакивающий... У нас просто их не купить, очень дорого стоят. И вот на сцене сто цыган, со скрипками, а внизу сидят эти цимбалы. Аромат, колорит!.. И в городе музыка звучит во всех ресторанах, сухое вино льется рекой, цыгане вокруг ходят и играют. Мы ведь не слышим нигде эту музыку, кроме оперетты – а у них она живая, народная.

А нас как в Венгрии воспринимают? Через призму общего советского прошлого? Или – «загадочная русская душа»?..

Они... смеются немножечко: дикари, медведи. И, конечно, помнят все те прелести, которые мы им... подарили. Ирония сохранилась. Но увидев нас сейчас, они были в восторге, были поражены нашими голосами. Удивлялись, как вообще можно петь Кальмана вокальным голосом, а не напеваючи, как принято у них. Там ведь в полный голос никто не поет – не требуется. Хор танцующий, балет поющий... А мы все привыкли петь. И трюков таких акробатических никогда не делали. А вот эмоциональности венгерской нам не хватало – и венгры это нам дали. И партитуру они читают по­другому. Рваный ритм, синкопированность типично венгерская, которой мы раньше просто не знали. Постоянный чардаш, в любом номере. Вот солист начинает петь, оставливается, потом продолжает, его подхватывают музыканты... Вольность необыкновенная – и в этом есть своя прелесть. Конечно, у нас им в чем­то пришлось идти на компромиссы, сделать какие­то вещи чуть поспокойнее, сдержаннее, может быть даже холоднее.

Жанр оперетты, как таковой, в Европе культивируется?

Да, но несколько своеобразно. В Европе есть музыкальный театр, варьете. А в опере могут идти «Летучая мышь», «Цыганский барон». Часто ставят «Веселую вдову» Легара – поскольку она предполагает хороший вокал, ансамблевое пение. Оперетта в чистом виде там не привилась. А Кальмана мир практически не знает. В основном ставят его в России, Венгрии. Может быть что­то еще идет в Америке. А в Европе не знают этого композитора. Они ставят Штрауса, немножко Легара... Я пока не слышал, чтобы Кальмана еще кто­то пел кроме нас и венгров, просто – не с кем сравнивать. Причем в Европе нет вообще театров оперетты как таковых. Единственный театр этого жанра – Будапештская оперетта, которая «отоваривает» всю Европу. Они так и играют: в Венгрии – на родном языке, в Германии – по­немецки, в Штатах – на английском. Будапештская оперетта – как Бродвей, торговая марка, бренд, известный во всем мире. Люди знают, на что идут: неизменная яркость костюма и танца. Западной публике больше ничего и не надо – красивая музыка и блеск. И, конечно первоклассные актеры, которые поют на хорошем европейском уровне. Конечно, это школа, да и композиторы оперетты такие вокальные штуки написали, что и оперные певцы охотно берут отдельные номера в свой репертуар. Пласидо Доминго поет арии из Легара и Штрауса. Многие оперные певцы приходят к тому, что начинают петь оперетту. Ведь она кроме вокала требует большего артистизма и большей внутренней свободы. Я считаю, что работать в оперетте сложнее, чем в опере. Судите сами, артист оперетты должен сначала пробежать, потом станцевать – а до этого была проза, то есть связки уже устали, и надо еще спеть, после чего вальсировать или выполнить балетный номер! Трудный это жанр, очень трудный.

Получается, венгры и мы – единственные хранители традиций классической оперетты?

Кальман очень похож на советские песни. Или советские песни – на Кальмана?.. Он мелодичный понятный, более демократичный, чем, скажем, Легар. Поэтому, возможно, Кальман так органично вошел в советскую эпоху. Хотя сегодня по эстетике – это, конечно, прошлое. Но сейчас вся проблема в сюжетах. Отпал целый пласт советской оперетты и мы не можем его восстановить – все уже пройдено. Допустим, поставим мы Дунаевского, «Белую акацию» – Одесса, советская китобойная флотилия уходит в море... и что? Кого это сейчас заинтересует? Сюжеты потеряли свою актуальность – а музыка замечательная.

Выходит, советскую оперетту не сохранить?

Надо вливать в новые меха старое вино, искать формы, драматургов, композиторов. И есть примеры прекрасного сотрудничества – Саша Пантыкин шикарно написал «Храни меня, любимая» и Кармазин в сотрудничестве с Костей Рубинским, челябинским драматургом сделали «Ночь открытых дверей». А классических авторов не так много – Кальман, Штраус, Оффенбах, Легар... Поставили «Марицу», будем ставить «Летучую мышь», пройдет время – будем ставить что­то еще. Можно нацелиться на мюзиклы бродвейского уровня, но для этого нужна подготовленная труппа, большие денежные вложения. Нашему театру грех вроде бы и жаловаться, но с другой стороны, в Москве, например, на постановку «Эсмеральды» мэр спрокойно дает миллион инвалюты, помогает открывать новые театры – театр Вишневской открылся, театральный центр Мейерхольда, лаборатория Васильева. А что у нас происходит? У Коляды из-­за помещения война, Леву Шульмана давят. И мы тоже как-­то бегаем­,суетимся...

Швыдкой недавно в интервью сказал: «проблему с музыкальными театрами мы решили...» Действительно, решили?

В России для начала надо решить проблему общей культуры. Вот приезжаем мы в школу с образовательной программой, спрашиваем – кого вы знаете из композиторов? Хорошо, если Чайковского называют, а вот про Шостаковича, Прокофьева слышат впервые. Принято считать их современными композиторами – а ведь это уже наша история, прошлый век. В той же Венгрии детишки учатся музыке по­настоящему. В любой школе, не музыкальной, общеобразовательной – в любой свой оркестр. Я был просто сражен, когда первого сентября симфонический оркестр школы играл вальс Штрауса! Потом вышла группа девочек – исполнила джазовый номер... Ухо с детства настроено на хорошую музыку. Во всех домах – фонотеки классики, оперетты. При этом они поголовно обожают петь. Едем в такси – шофер поет арию принца из Легара или уборщик в гостинице мурлычет мелодию «Риголетто». А когда кто­нибудь из посетителей ресторана от избытка чувств начинает что­то напевать, все моментально это подхватывают.
Вообще венгерская кухня дарит человеку праздничное настроение, хотя в Европе она самая перченая, жирная и острая. Но Венгрия без перца – это не Венгрия... И обязательно много зелени, когда даже не ешь, а наслаждаешься одним видом приготовленных блюд. Официанты всегда в ярких национальных костюмах, обслуживают клиентов с цыганским артистизмом. В воздухе парит ароматный букет изысканных кушаний и вин и, впитывая в себя эту радостную атмосферу жизни, люди неизбежно идут в театр. Помню, мы ходили в будапештское кафе «Моцарт», где нам предложили десерты с такими музыкальными названиями: кофе «Сальери» и пирожное «Волшебная флейта» в виде флейты. Привязанность венгров к музыкальной теме в кулинарии необычайная. У них такие сказочные штрудели и тортики с ягодами, кафе на каждом углу – невозможно пройти мимо. Кстати в этом плане очень показательна обстановка и кухня «Веселого мадьяра», которая вполне соответствует тому о чем я вам сейчас рассказывал. Поэтому для того, чтобы ощутить дух и культуру Венгрии уже не обязательно покидать Екатеринбург, оказывается, достаточно прийти сюда и от души насладиться замечательными угощениями этого уникального для нашего города заведения.

 

Беседует Алексей Вдовин. Фото: Игорь Подвысоцкий