Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Несвоевременные мысли по поводу и без...

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60 

61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98 

 

  Гостевая книга    Форум    Помощь сайту    Translate a Web Page

 

Список статей

 


 

Квадратные метры ценою в жизнь

 
"Люди как люди, - сказал когда-то о москвичах герой Михаила Булгакова, - только квартирный вопрос их испортил". С тех пор в нашей жизни мало что изменилось. Для большинства граждан Украины, России и других стран СНГ квартира была и остается единственной солидной материальной ценностью, с которой они вступили в эпоху первоначального накопления капитала. По мере продвижения по этому пути стоимость любого, особенно столичного квадратного места, росла, а с ней становилось больше желающих поживиться за чужой счет. Сколько одиноких пожилых людей досрочно ушли на тот свет только потому, что имели счастье (или несчастье?) владеть энным количеством квадратных метров. Героини этого материала - известные, любимые зрителями актрисы. К сожалению, это не уберегло их от горькой участи.

 

АКТРИСУ ИННУ УЛЬЯНОВУ БРОСИЛИ УМИРАТЬ В ОДИНОЧЕСТВЕ

Далеко не каждый фильм и спектакль с участием Инны Ульяновой становился событием. Прославили ее, по сути, две роли: дама с лисой в "Семнадцати мгновениях весны" и Маргарита Павловна Хоботова в "Покровских воротах" Михаила Козакова. Кстати, в прошлом году Ульянова могла бы сыграть мадам Петухову в украинском мюзикле "Двенадцать стульев". Актриса очень хотела получить эту роль, говорила режиссеру Максиму Папернику: "Вы только возьмите меня, я буду так талантливо умирать!". Эти слова оказались пророческими... Когда подошло время съемок, творческая группа мюзикла просто не смогла Ульянову вызвонить - у нее в доме никто не снимал трубку. Оказалось, ее уже нет в живых...

После смерти актрисы все говорили отнюдь не о ее творчестве, а о двухкомнатной 70-метровой квартире в центре Москвы, в Несвижском переулке. Претензии на наследство предъявили родная племянница Инны Ульяновой Анна и ее племянница "по линии души и сердца" (так сказала когда-то сама актриса) Марина Момотюк.

Разумеется, у каждой из женщин существует своя версия происходящего и своя правда. Причем ни в выражениях, ни в средствах дамы не стесняются. Марину соперница называет "лжеплемянницей" и "провинциальной охотницей за квартирами", Аню - "седьмой водой на киселе" (якобы она на самом деле не родная, а двоюродная племянница), которая к тому же лет 10 как не интересовалась здоровьем тетки.

Наверное, истина, как ей и положено, находится где-то посередине. Но умирала Инна Ивановна в одиночестве. Ее нашли без сознания на полу в кухне все той же злополучной квартиры, а спустя несколько часов она умерла в больнице. Где были ее родственники, как реальные, так и мнимые, когда ей необходима была их помощь? Говорят, беспомощная актриса пролежала в запертой квартире несколько дней. Возможно, будь кто-то рядом в тот момент, ее бы спасли...

У Инны Ульяновой не было детей - не дал Бог. А вот мужчин вокруг нее всегда было много. "В любви я - Эйнштейн!" - говорила ее героиня из "Семнадцати мгновений весны". Пожалуй, так оно и было.

Ее первая любовь - французский летчик, приехавший в Советский Союз на учебу. Он увидел Инну в Ленинградском театре комедии, где она тогда работала, и влюбился с первого взгляда. Это был совершенно сумасшедший роман (благо Ульянова знала французский язык) - с французским изяществом и русскими страстями. Вот только пожениться влюбленные так и не смогли. В то время браки советских граждан с иностранцами, мягко говоря, не приветствовались.

После отъезда француза Инна еще несколько лет писала ему письма, бывало, по нескольку штук в день. Потом все прошло, забылось, и она вышла замуж за ученого - его имени актриса так никогда журналистам и не назвала. Через два года они развелись. Были еще романы с актером Евгением Моргуновым и спортсменом Валерием Брумелем. С возрастом мужчины рядом с ней становились моложе и уже не были такими знаменитыми, но, по ее собственным словам, "не переводились".

Когда, в какой день, выпив бокал-второй, она поняла, что уже не может остановиться? На съемках картины "Утомленные солнцем" ей хватило всего двух рюмок, поднесенных Вячеславом Тихоновым, чтобы опьянеть окончательно и бесповоротно. Заливать горе спиртным - старинная русская традиция. Когда Инна Ивановна уходила в запой, а длилось это, как правило, несколько дней, она закрывала дверь квартиры изнутри и никого не пускала. Не хотела, чтобы ее видели в таком состоянии.

Какое горе топила в вине актриса, которую все считали неунывающей оптимисткой? Переживала из-за отсутствия работы? Она и впрямь работала гораздо меньше, чем могла бы. В кино ее снимали редко, в Театре "Содружество актеров Таганки" ролей почти не давали. В последнее время она жила в основном за счет антреприз. На один из таких спектаклей, который по иронии судьбы, как будто в память о ее первом возлюбленном, назывался "Французская кадриль", она и должна была поехать в Республику Коми 10 июня, в день, когда ее не стало...

А может, она страдала оттого, что не имела семьи, которую не могли заменить молодые любовники? Ульянова и впрямь была одинока. Настолько, что во время записи программы "Пока все дома" за ее столом в кухне сидели только чужие люди - Марина, Сергей... А ведь у Инны Ивановны до сих пор жива мама, 90-летняя Анна Николаевна Кочерженко, которая находится в доме для престарелых. Марина Момотюк уверяет, что у старушки развилось старческое слабоумие. Она могла, например, забыть выключить газ, а присматривать за ней, когда Инна Ивановна уходила на работу, было некому. В результате Анна Николаевна при живой дочери оказалась в приюте. Не в этом ли причина того, что родственники актрисы перестали с ней общаться? Племянница Аня теперь оправдывается: мол, "не так давно у меня родился ребенок, поэтому не до тетки было".

И самый главный вопрос: а что, если Ульянова пила потому, что кто-то, зная ее слабость, настойчиво подливал ей спиртное? А проще говоря, спаивал.

Марина Момотюк в одном из интервью обмолвилась, что у актрисы были проблемы с печенью. То есть цирроз - как правило, следствие непомерных возлияний. Соседка Ульяновой Людмила Беляева вспоминает, что однажды та позвала ее к себе со словами: "Пойдем, там у меня такие мужчины сидят!", но квартира оказалась пустой. Пришлось вызвать "скорую", тогда-то впервые и прозвучали страшные слова: белая горячка. И несчастную отвезли в Кащенко - больницу соответствующего профиля.

У Марины есть на этот счет другая версия. Она утверждает, что Ульянова почти не пила. А плохо ей стало, потому что Беляева сама угостила Инну Ивановну и что-то добавила ей в спиртное. Зачем? Да чтобы получить квартиру! Во всяком случае, "племянница" Момотюк рассказывает, что Беляева, которая принимает активное участие во всей этой истории и охотно дает интервью, не раз предлагала актрисе переписать на нее квартиру, взамен же обещала: "Я тебя досмотрю!". Инна Ивановна отказалась.

В этой почти детективной истории много вопросов, на которые нет ответов. Но если отвлечься от эмоций и прислушаться к фактам, становится понятно: жизнь актрисы не представляла для окружающих никакой ценности, всех интересовали лишь квадратные метры, не имеющие законных наследников первой очереди. В результате квартира оказалась переписанной на саму Момотюк. И похоже, на тех же условиях, которые якобы предлагала соседка. Марина с гордостью рассказывает, что много помогала Ульяновой - приносила продукты, возила на перевязки. Но в подъезде у актрисы дежурят посменно две вахтерши. И вот что интересно: одна говорит, что часто видела Марину, другая уверяет, что... не видела никогда.

Удивляет и то, что тяжелобольной человек (а кому, как не Марине, которая, по ее же собственным словам, 6 мая забрала Инну Ивановну из больницы) на долгое время был оставлен в квартире один. Уже после смерти Ульяновой Марина говорила, что заболела и боялась занести инфекцию. Но неужели среди ее знакомых не оказалось ни одного здорового человека, который мог бы проведать актрису? Тем более что та уже несколько дней не подходила к телефону... Если бы не соседка, которая не смогла достучаться до Ульяновой и подняла всех на ноги, неизвестно, когда бы ее хватились.

Чуть ли не на следующий день после похорон Марина Момотюк поселила в квартиру Ульяновой свою маму. На вопросы окружающих отвечала, что жилплощадь принадлежит ей по завещанию и она вольна делать с ней все, что ей заблагорассудится. Правда, пользоваться злополучной квартирой Марине пришлось недолго, вскоре она была опечатана. Двоюродная племянница Анна написала заявление в милицию, и там решили разобраться в сложившейся ситуации. Родственники, которых все видели только на похоронах, упирают на то, что квартира Ульяновой должна принадлежать ее маме, которой, кстати, так до сих пор не сказали о смерти дочери. Врачи считают, что это известие может ее убить...

Панихида по Инне Ульяновой состоялась в помещении "Содружества актеров Таганки". Людей на ней почти не было. Все прошло очень тихо, даже траурной музыки не было. Похоронили Инну Ульянову на Ваганьковском кладбище, рядом с могилой ее отца. Что же до истории с квартирой, то она продолжается, ее участников ждут долгие судебные тяжбы. Может, и хорошо, что сама Инна Ивановна этого уже не увидит?
 

 

 

 

НИНУ САЗОНОВУ ДО ПОЛУСМЕРТИ ИЗБИЛ РОДНОЙ СЫН


Нина Сазонова никогда не играла юных героинь. Еще совсем молодой получала роли женщин средних лет. Зрители до сих пор помнят ее работы в картинах "Женщины", "Простая история", "Живет такой парень", "Моя улица", первых советских сериалах "День за днем" и "Юркины рассветы". В ней было столько доброты и зрелой женственности, что многим она напоминала мать.

 


Сын для Нины Сазоновой стал единственным светом в окне

"Посмотрел "Мою улицу", - написал ей однажды кто-то из зрителей, - и не нахожу себе места. Не могу себе простить, что годами не навещал мать, не писал ей. Она умерла одна, в глухой деревне. Приехал к ней на могилу, сделал оградку, убрал цветами. Только поздно я спохватился, ведь ничего уже не вернешь...".

Она убеждала чужих сыновей помнить о своих матерях, писать им, заботиться о них. А вот до сердца собственного сына так и не достучалась...

Нина Сазонова родилась в волжском городе Кимры - старинные дома с резными наличниками, зеленые улочки, дощатые тротуары. В семье было пятеро детей, все хорошо пели и играли на различных музыкальных инструментах - гитаре, балалайке, баяне. Неудивительно, что Ниночка с детства хотела стать актрисой, играла в самодеятельной студии. Однажды ее руководитель, Дмитрий Петрович Бычонков, принес газету с объявлением о наборе в студию Театра Красной Армии. "Нина, - сказал он Сазоновой, - поезжай именно в этот театр, к Алексею Дмитриевичу Попову, ученику Станиславского".

Потом она часто вспоминала, как пришла на вступительные экзамены. Вокруг красивые девушки-москвички в тонких шелковых платьицах, а она - в скромном свитерке и красных туфельках - приз фабрики "Красная звезда" на городском конкурсе художественной самодеятельности. Но, узнав, что Нина с Волги, Попов попросил ее спеть. Сначала - "Вот мчится тройка почтовая", потом - "Уж ты, сад, мой сад". С последней она прошла потом всю войну...

В мае 42-го в Украине вместе с фронтовой концертной бригадой она попала в окружение. Выйти из него удалось только троим. Одну из ночей решили провести на лугу, в стоге сена. Рано утром услышали голоса: фашисты прочесывали луг и протыкали вилами сено. Одного из спутников Сазоновой обнаружили и вытащили прямо на вилах. Для 25-летней девушки это стало страшным потрясением! Когда шум утих, она вылезла из стога и побрела к линии фронта, которую и перешла той же ночью.

Следующим испытанием для нее стал СМЕРШ. Актрису допрашивали часами, требуя признаний: "Как ты могла сама выйти из окружения? Тебя завербовали?!". После всего пережитого психика актрисы пошатнулась, и ей поставили страшный диагноз: шизофрения. Врачи посоветовали: "Клин клином вышибают. Для того чтобы выздороветь, вашему организму нужно пережить еще один стресс. Например, родить ребенка". Так в жизни Нины Сазоновой появился сын Михаил. Его отцом был Александр Борисов, директор художественной галереи. Они встретились на фронте, но отношения длились недолго. Потом Борисов никогда не встречался ни с Сазоновой, ни со своим сыном.

Была в ее жизни и большая любовь - режиссер Виктор Белявский, за которого Сазонова вышла замуж. Они прожили вместе всего несколько лет, а когда Белявский умер от рака, всю свою любовь Нина Афанасьевна сосредоточила на сыне. Можно сказать, что он был для нее единственным светом в окне. Она ни с кем не хотела его делить и запретила приводить к ним в квартиру женщин. Каждое знакомство сына с девушкой воспринимала как трагедию, а когда юноша пришел домой с будущей женой, просто не открыла им дверь. Михаилу тогда исполнилось 16 лет, его жене было на год меньше. Для того чтобы содержать семью, ему пришлось бросить школу. Мать не могла этого пережить, в семье постоянно вспыхивали скандалы. Поэтому, несмотря на рождение маленького Жени, внука Нины Сазоновой, вскоре молодые развелись.

Мать и сын остались одни в трехкомнатной квартире на улице Селезневской, которую Нина Афанасьевна получила еще в 60-е годы прошлого века. 80 квадратных метров в самом центре Москвы - сегодня этой квартире воистину нет цены. По тем временам она была обставлена просто шикарно: мягкий уголок, стенка, телевизор "Рубин", в ванной - дефицитная в Советском Союзе кафельная плитка. Сазонова много снималась, ездила с концертами по всей стране и зарабатывала вполне прилично. На заработанные "чесом" деньги она купила четыре "волги". Что же до Михаила, то он был знаменитым в Москве карточным шулером. В день мог заработать 250-300 рублей, хотя чаще всего играл просто на хороший обед - шашлык и грузинское вино.

По словам внука Сазоновой Евгения, в последние годы жизни отец продавал лес. Правда, все переговоры вел по домашнему телефону. Он вообще редко выходил из дома, предпочитал лежать на диване и смотреть телевизор. Когда "лесной" бизнес рухнул, он впал в депрессию, выход из которой искал исконно русским способом - при помощи спиртного. Свидетели говорят, что Михаил был запойным алкоголиком и очень часто бил мать. В то время Нина Афанасьевна уже не могла выходить на сцену, ее поставили на учет в психиатрическую клинику с диагнозом "деменция (старческое слабоумие) и энцефалопатия сосудов головного мозга".

Трагедия разыгралась 2 января 2002 года, когда Нина Сазонова в тяжелейшем состоянии была доставлена в госпиталь Министерства обороны России - актрису до полусмерти избил сын. Ее нашла в коридоре соседка, она же вызвала милицию и "скорую помощь". Михаил решил, что убил мать, и выбросился с 11 этажа...

После больницы Нина Афанасьевна практически не вставала с кровати, по квартире передвигалась только при помощи палочки. Она частично потеряла память. Но самое страшное, что она осталась совсем одна: ни внук, ни невестка не принимали никакого участия в ее судьбе. К тому же они давно уже живут на Кипре, в Москве бывают крайне редко.

За беспомощной актрисой начала ухаживать ее старая знакомая Лариса Свиренко, по образованию медсестра. Женщина называет себя племянницей Нины Афанасьевны, хотя по существу таковой не является. Пока был жив Михаил, Сазонова часто вызывала медиков, которые помогали ему выходить из запоя, так они и познакомились со Свиренко. Вскоре Лариса Леонидовна оформила над престарелой актрисой опекунство и определила ее в дом для престарелых, находящийся за 100 км от Москвы.

В последние годы жизни судьба актрисы почти никого не волновала. Все участники этой истории говорили только о пропавшей коробке с бриллиантами (Нина Афанасьевна всю жизнь коллекционировала эти камни) и принадлежащей ей квартире. Лариса Свиренко утверждала, что ухаживала за актрисой, поэтому имеет на ее жилплощадь полное право, внук в свою очередь уверял: завещание поддельное. Дескать, у Сазоновой уже много лет тряслись руки, а на документе стоит красивая, сделанная каллиграфическим почерком подпись - так актриса писала 40 лет назад.

Вы спросите: почему же Евгений не позаботился о бабушке раньше? Говорит, что хотел это сделать, даже начал оформлять документы... Но руководство Театра Российской Армии, в котором она проработала всю жизнь, воспротивилось: Сазонова - народное достояние, а потому о ее переезде на Кипр не может быть и речи.

И снова тот же сценарий: опечатанная квартира, судебные разбирательства, злоба и ненависть.

 

 

 

 

 


 

ПОДПИСЬ НА ЗАВЕЩАНИИ ЛЮСЬЕНЫ ОВЧИННИКОВОЙ ОКАЗАЛАСЬ ПОДДЕЛЬНОЙ

На счету Люсьены Овчинниковой около 50 работ в кино. Она снялась в таких популярных картинах, как "Девять дней одного года", "Валентин и Валентина", "Мама вышла замуж", "Большая перемена". Но зрители помнят ее прежде всего по роли разбитной и бесшабашной Кати в советской комедии "Девчата". Она так хотела стать актрисой, что в 17 лет сбежала из Ашхабада, где в то время служил в погранвойсках ее отец, в Москву без денег и документов. При этом поступила не куда-нибудь, а в ГИТИС. Когда после очередного тура один из педагогов спросил ее: "Ты из какой семьи, девочка?", почему-то шепотом ответила: "Военные мы". После института попала на работу в Театр имени Маяковского. Много играла в театре, снималась в кино.

 


Люсьена Овчинникова выходила замуж три раза, но в старости осталась совсем одна - единственным живым существом была кошка

Овчинникова три раза выходила замуж, и всегда это был классический роман: по удивительному совпадению все ее мужья работали в том же театре, что и она. С первым, режиссером Владимиром Храмовым, она вскоре развелась. Второй, актер Александр Холодков, умер от неизлечимой болезни. Третий муж Овчинниковой, Валентин Козлов, тоже был актером, и достаточно перспективным. Увы, он любил выпить, поэтому скоро для актера рюмка со спиртным затмила все остальное. Уходя в запой, Козлов срывал спектакли, в которых был занят, а протрезвев, устраивал скандалы. Когда руководству это надоело, из театра пришлось уйти, причем не только ему, но и Люсьене Ивановне, которая все чаще составляла мужу компанию.

В августе 1998 года после очередного многодневного запоя Валентин умер, и актриса осталась совсем одна - единственным близким ей существом была кошка Сима. Через некоторое время к Овчинниковой зачастила старая знакомая - актриса Татьяна Рогозина. Познакомились женщины давно, еще в театре, но близкими подругами не были. Теперь же, несмотря на приличную разницу в возрасте - 15 лет, стали просто не разлей вода.

Овчинникова чувствовала себя все хуже и хуже, по сути дела, просто переезжала из одной больницы в другую. Впала в жесточайшую депрессию, не хотела просыпаться по утрам, могла целый день провести неумытой и непричесанной. Так продолжалось довольно долго, пока однажды утром, проснувшись, она не сказала Рогозиной: "Мне срочно нужны духи!". На Рождество она выбралась к своей давней подруге Тамаре Тур. Они очень хорошо провели вечер: внучки Тамары читали стихи, а Люсьена Ивановна, у которой не было собственных детей и внуков, только повторяла: "Какая же ты, Тамара, счастливая!". Они проговорили до поздней ночи, Люсьена осталась ночевать.

Утром ей стало плохо. Приезда "скорой" 67-летняя актриса не дождалась, умерла. Как показало вскрытие, у нее оторвался тромб и закупорил сосуды. На похоронах почти никого не было, труппа Театра имени Маяковского находилась на гастролях в Санкт-Петербурге. Союз кинематографистов выделил материальную помощь в размере 60 долларов...

У этой печальной истории есть продолжение. На похоронах Татьяна Рогозина сообщила родственникам, что покойная завещала ей квартиру и все, что там находится. Сестра Овчинниковой Валерия очень удивилась, поскольку ничего о завещании не слышала, но гордо ответила: "Нам ничего не
нужно!".

Буквально на следующей неделе Рогозина открыла опечатанную милицией квартиру и пустила туда квартирантов. А спустя еще две недели первая жена Валентина Козлова, с которой Люсьену Ивановну связывали очень теплые отношения, и сестра Овчинниковой подали иск c требованием признать завещание недействительным.

В ходе судебного разбирательства истицы пытались доказать, что на момент подписания завещания Овчинникова была недееспособной, а проще говоря, психически ненормальной. Вызвала сомнение и подпись на документе: она была выведена как-то нерешительно, как будто ее копировали с другого документа.

Настораживала и дата составления завещания - 30 декабря. Как правило, 31 декабря нотариальные конторы не работают, а с 1 января заводится новый реестр. Старый же никакими печатями и записями не ограничивается, поэтому задним числом в него можно вписать все, что угодно. К тому же нотариальная контора, в которой был составлен документ, находится в Чертаново, а Овчинникова жила в Измайлово, то есть на другом конце Москвы. Это и для здорового человека большое расстояние, а ведь, как мы помним, Люсьена Ивановна очень плохо себя чувствовала. Суд направил подпись Овчинниковой на экспертизу, ее результат ошеломил всех: подпись оказалась поддельной...

Несколько лет дело скиталось по судам, взбираясь все выше и выше - от одной инстанции к другой. Уступать не хотел никто, и противоборствующие стороны обвиняли друг друга во всех смертных грехах. Родственники утверждали, что Рогозина, пользуясь одиночеством актрисы, сознательно спаивала ее. Надеялась, что однажды под воздействием винных паров та возьмет да и подмахнет завещание. Сама Татьяна оправдывалась тем, что никому, кроме нее, не было дела до стареющей актрисы, ухаживала за ней только она. В благодарность Люсьена Ивановна часто говорила: "Таня, я оставлю тебе все!".

Честно говоря, мне, как, наверное, и многим читателям, абсолютно все равно, кому досталась злополучная хрущевка. Какая разница? Мучительно больно, что их жизни так трагически закончились. Или квартирный вопрос нас настолько испортил, что мы этого уже не понимаем?

 

 

 

 

 

источник - http://bulvar.com.ua/gazeta/archive/s8_8665/3168.html   Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 23 Февраля, 2007