Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

  Юности честное зерцало    Светская жизнь и этикет      Продолжение правил светской жизни и этикета

Translate a Web Page      Форум       Гостевая книга

Несвоевременные мысли по поводу и без...

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60

Список статей


Сочинское дело. В борьбе с коррупцией зам Генпрокурора СССР дошёл до первых лиц государства

Прокурор В. Найдёнов замахнулся на 1-го секретаря Краснодарского крайкома партии С. Медунова, у которого были покровители на самом высоком уровне вплоть до генсека Л. Брежнева.

Прокурор В. Найдёнов замахнулся на 1-го секретаря Краснодарского крайкома партии С. Медунова, у которого были покровители на самом высоком уровне вплоть до генсека Л. Брежнева.
В последнее время всё чаще стали говорить о том, что коррупцию в России не победить.

заместитель Генерального прокурора России Александр Звягинцев.Но были в нашей истории примеры, когда не спасали самые могущественные связи. Хотя в борьбе с коррупционерами жертв было много с обеих сторон. Об одном из самых громких коррупционных дел времён Советского Союза, так называемом «Сочинско-краснодарском деле», вспоминает заместитель Генерального прокурора России Александр Звягинцев.

Полную версию этой истории читайте в сентябрьском номере журнала о духовном единении народов «Орден».

- В 1981 году Виктору Васильевичу Найдёнову исполнилось пятьдесят. Этот год оказался для него роковым. О том, что он схлестнулся с клевретом Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева, первым секретарём Краснодарского крайкома партии С. Ф. Медуновым и что Найдёнов поставил вопрос о привлечении к уголовной ответственности ряда руководителей этого региона, в том числе и видных партийных бонз, многие уже знали и всячески от него дистанцировались.

Найдёнов был стойким бойцом, умеющим держать удар, дерзновенным прокурором, перед которым закон на цыпочки вставал, но он был ещё и очень интересным человеком. Помню, что под его обаяние я попал сразу.

Было это в сентябре 1976 года в Киеве на первом Всесоюзном съезде судебных медиков. Огромная седая шевелюра и молодые глаза, которые светились добротой и умом, действовали неотразимо. Три дня в свободное от заседаний время мы гуляли по городу, осматривали его достопримечательности и разговаривали, разговаривали… И хотя с тех пор прошло немало времени и с разными уважаемыми людьми мне приходилось коротать досуг, но таких, как он, я встречал очень немного.

Свои борения с сильными мира в высоком ранге заместителя Генерального прокурора СССР Найдёнов начал в те годы, когда Генеральным прокурором страны был легендарный человек с мировым именем - в прошлом Главный государственный обвинитель от СССР на Нюрнбергском процессе Роман Андреевич Руденко. Руденко всегда лично курировал расследования наиболее важных уголовных дел. И кто знает, отчего у Романа Андреевича произошёл четвёртый, последний инфаркт, после которого он скончался. История болезни об этом умалчивает. Зато история так называемого «Краснодарского дела» говорит, что это произошло в самый драматический период его расследования.

После ухода из жизни Руденко неприятности посыпались на Найдёнова как из рога изобилия…

Магазин «Океан» и другие

Всё началось с того, что в благодатном Краснодарском крае, хозяином которого тогда был первый секретарь Краснодарского крайкома партии С. Ф. Медунов, член ЦК КПСС, Герой Социалистического Труда, близкий приятель Генерального секретаря Л. И. Брежнева, секретаря ЦК К. У. Черненко и многих других важных персон, были выявлены вопиющие факты беззакония, произвола и коррупции. Произошло это так. Следственная часть Прокуратуры Союза расследовала дело по Министерству рыбного хозяйства СССР. По делу проходили многие чиновники, занимавшие высокие должности.

При расследовании дела по Министерству рыбного хозяйства СССР следователи вышли на курортный город Сочи. Там их заинтересовал директор первого тогда в стране магазина фирмы «Океан» Пруидзе, который был арестован за передачу взятки заместителю министра Рытову. Затем последовали аресты и других сочинских чиновников: заместителей директора магазина «Океан», директора базы Мясорыбторга, начальника гаража совминовского санатория и ещё нескольких человек. В показаниях замелькала фамилия председателя Сочинского горисполкома Воронкова. Так возникло непосредственно уже «Краснодарское дело». Собственно говоря, оно не представляло собой единого целого, а состояло из ряда отдельных дел, которые следователи направляли в суд по мере их окончания, объединённых лишь своей принадлежностью к этому хлебородному краю. И над всеми этими делами незримо вставала фигура «хозяина» края Медунова.

Шантаж, угрозы и подкуп

В этом «Краснодарском деле» было всё: небывалый накал страстей, беспрецедентное давление на следствие, в том числе и со стороны высших должностных лиц страны, шантаж, угрозы расправы, мужественное поведение и стойкость одних прокуроров, следователей и работников органов внутренних дел и предательство других, отставки и увольнения, инфаркты и инсульты у некоторых участников этой драмы, не выдержавших напряжения, и даже трагические смерти.

Вскоре после того как председатель Сочинского горисполкома Воронков попал в орбиту следствия, он был арестован и препровождён в Лефортовскую тюрьму. Вспоминая это дело, старший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Владимир Иванович Калиниченко рассказывал: «В Сочи началась паника. В ход пошли широко известные приёмы коррумпированных группировок. Они пытались доказать, что показания обвиняемых о взяточничестве серьёзного внимания не заслуживают, что дают их люди, «длительное время содержавшиеся под стражей и находящиеся в условиях изоляции». Именно эту фразу будет позже обыгрывать Медунов в публичных выступлениях, на страницах печати, в докладных записках в ЦК КПСС».

Изыскивались любые возможности для компрометации следствия, благо для этого появилась хорошая возможность. Дело в том, что у одного из свидетелей по делу, председателя Хостинского райисполкома, не выдержали нервы, и он после допроса покончил жизнь самоубийством. Раздались громкие крики о том, что человека довели до самоубийства следователи. Началась служебная проверка, никаких нарушений, а тем более злоупотреблений со стороны работников органов прокуратуры и внутренних дел не обнаружила. Но нервы следователям потрепали основательно.

Руководители края делали всё возможное, чтобы «закрыть» краснодарские дела. Они пытались давить на заместителя Генерального прокурора СССР Найдёнова, руководившего ходом следствия, но всё было безуспешно. В. И. Калиниченко вспоминал, что придумали даже такой хитрый ход: «В Сочи решили провести всесоюзное совещание начальников горрайорганов внутренних дел курортных городов страны. Главная роль в этом спектакле отводилась Юрию Чурбанову (первому заместителю министра внутренних дел, зятю Л. И. Брежнева. - Авт.). Пригласили для участия в совещании и В. Найдёнова. Пышно и торжественно встречали в аэропорту Адлера высокопоставленных гостей, особенно - принявшего решение не обделить своим вниманием столь важное мероприятие Медунова. И сегодня лежит в моих личных архивах цветная фотография, на которой в фойе горкома партии стоят на переднем плане в мундире генерал-лейтенанта внутренних войск и с огромным набором орденских колодок Чурбанов и рядом, НО ЧУТЬ СЗАДИ, с Золотой Звездой Героя Социалистического Труда - Медунов. За ними - другие гости, принявшие участие в совещании, и в том числе улыбающийся В. В. Найдёнов. Глядя на фотоснимок, я всегда думал, как интересно было бы узнать, что на уме в этот момент у каждого из них. Про других не знаю, но Виктора Васильевича, полагаю, волновала информация о том, что его намереваются пригласить на ужин, угостить спиртным, на обратном пути под благовидным предлогом остановить автомашину и спровоцировать инцидент со всеми вытекающими отсюда последствиями. Насколько что соответствовало действительности, сказать трудно, но он не стал искушать судьбу. Сразу после окончания совещания Найдёнов с работниками КГБ уехал в Гагры, а Медунов и Чурбанов - в «резиденцию» на застолье. Ближе к вечеру последовала команда привезти к ним Найдёнова, но ожидало его, увы, разочарование».

О том, какие ещё были жертвы в этом деле и кто в итоге победил, читайте в следующем номере «АиФ».

Кстати

«Краснодарско-сочинское дело» объединило в себе десятки уголовных дел по коррупции и превышению служебных полномочий. Всё начиналось с расследования дела о сочинском магазине «Океан», через который за границу нелегально продавали чёрную икру в банках из-под тихоокеанской сельди на сотни миллионов долларов. Раскручивая это дело, следователи столкнулись с чудовищной по размаху коррупционной системой всего Краснодарского края: взятки здесь были поставлены на поток, брали за решение любого вопроса - от повышения по службе и покупки автомобиля до возможности снять номер в гостинице.

В ходе расследования этого дела более 5000 чиновников были уволены со своих постов и исключены из рядов КПСС, примерно 1500 человек осуждены и получили немалые сроки. За многочисленные факты коррупции был снят с работы 1-й секретарь Краснодарского крайкома КПСС С. Медунов. От уголовного наказания его спасли личные связи на самом высоком уровне.

Сочинское дело. Замминистра - в «Лефортово», следователя - на кладбище

Смерть Л. Брежнева стала началом конца блестящей карьеры С. Медунова. Но В. Найдёнова к тому времени уже уволили из прокуратурыПродолжение истории про расследование громкого дела о коррупции, в котором были замешаны высшие должностные лица государства

В начале 80-х годов прошлого столетия группа следователей Генпрокуратуры СССР под руководством заместителя Генпрокурора В. Найдёнова расследовала громкое дело о коррупции и взятках, т. н. «Краснодарско-сочинское дело», фигурантами которого стали сотни чиновников разных уровней.  Следствие сопровождалось шантажами, подкупом и предательством его участников с обеих сторон. Чем оно закончилось, рассказывает зам. Генерального прокурора России Александр Звягинцев.

Полную версию этой истории читайте в сентябрьском номере журнала о духовном единении народов «Орден».

О том, что краснодарские власти могли тогда спровоцировать всё что угодно, свидетельствует и факт, о котором рассказал в своей статье «Судьба прокурора» писатель и учёный А. Ваксберг.

После того как в «Литературной газете» был опубликован его очерк «Ширма» о бывшем сочинском «голове» Воронкове, ему по кинематографическим делам срочно надо было побывать в Сочи. Накануне отлёта Ваксбергу позвонил В. В. Найдёнов.
А. Ваксберг пишет: «Никогда ещё Виктор Васильевич не был со мной так сух и так лаконичен.

- Вы собрались в Сочи, - не спрашивая, а сообщая, сказал он. - Настоятельно рекомендую этого не делать.

- Убьют? - мрачно пошутил я, не посмев спросить, откуда у него столь точная информация.

Найдёнов шутки не принял.

- До этого, думаю, не дойдёт. Но… Мало ли что… вдруг вам захочется там нахулиганить. Или… - Он запнулся. - Кого-нибудь изнасиловать… Вы меня поняли? В обиду вас мы не дадим, но цели они достигнут. Распустят слухи - им не впервой. Впрочем, решать вам, а не мне. Я только предупредил…

Полёт был отменён. Расспрашивать о подробностях мне казалось неловким».

Ультиматум следствию

А. Звягинцев с В. Найдёновым в Киеве. Сентябрь 1976 г.

Для того чтобы опорочить следствие, в Сочи приехали представители комиссии партийного контроля крайкома партии, которые затеяли проверку, обвиняя работников правоохранительных органов в нарушении социалистической законности. Не брезговали даже фальсификацией материалов. Несмотря на это, следствием всё же был привлечён к уголовной ответственности и в дальнейшем осуждён секретарь Сочинского горкома партии Мёрзлый. Однако с подачи Медунова был снят с работы, а затем и исключён из партии прокурор города Сочи заслуженный юрист РСФСР Пётр Кузьмич Костюк, активно помогавший следствию и дававший санкции на аресты некоторых высокопоставленных сочинских взяточников. Министр внутренних дел СССР Н. А. Щёлоков уволил из органов внутренних дел заместителя начальника УВД Сочинского горисполкома А. Удалова и ещё нескольких руководителей, активно способствовавших разоблачению взяточников. Фактически следствию был предъявлен ультиматум - немедленно покинуть Сочи.

Но Найдёнов и не думал сдаваться. Виктор Васильевич без дрожи в руках продолжал принимать важные прокурорские решения. Аресты высокопоставленных сочинских чиновников продолжались. Оказались в тюрьме второй секретарь Сочинского ГК КПСС Тарановский, заведующий отделом административных и торгово-финансовых органов Перепадя, ряд руководителей торговли и общественного питания Сочи.

Обстановка вокруг дела накалялась с каждым днём. Ряды арестантов пополнил бывший секретарь Краснодарского крайкома партии, а непосредственно перед арестом уже заместитель министра мясомолочной промышленности СССР Тарада. У него были изъяты деньги и ценности на сумму свыше 350 тысяч рублей (по тем временам это были очень большие деньги, официальная зарплата чиновника его уровня тогда не превышала 400 рублей) и «нажитое имущество», которое при переезде в Москву он перевозил в рефрижераторах. Были арестованы председатель партийной комиссии крайкома Карнаухов, другие высокопоставленные чиновники, бывшие к тому же депутатами местных Советов. Несмотря на представление Прокуратурой СССР доказательств вины обвиняемых, крайисполком не дал согласия на привлечение их к уголовной ответственности. Однако по представлению Генерального прокурора СССР Рекункова, который 9 февраля 1981 года сменил на этом посту неожиданно ушедшего из жизни Романа Андреевича Руденко, такое согласие было получено от Президиума Верховного Совета РСФСР.

Не выдержав напряжённой борьбы и постоянных необоснованных нападок, скончался от инсульта в возрасте чуть более пятидесяти лет следователь по особо важным делам Георгий Александрович Эфенбах.

Прокуратура Союза продолжала активно работать по всем краснодарским делам. И в тот момент, когда Медунов рапортовал на срочно созванном им пленуме краевого комитета КПСС, что комиссия ЦК КПСС никаких нарушений со стороны секретаря Сочинского горкома партии Мёрзлого не установила, в Сочинский горисполком поступило представление, подписанное заместителем Генерального прокурора СССР Найдёновым, в котором испрашивалось согласие на привлечение депутата Мёрзлого к уголовной ответственности.

Как Брежнев спасал  коррупционеров

Это переполнило чашу терпения Медунова. Он встретился с Генеральным секретарём ЦК КПСС Л. И. Брежневым, отдыхавшим в то время на берегу Чёрного моря, и судьба Виктора Васильевича Найдёнова была решена. Шёл тогда 1981 год…

Именно в это время меня пригласил к себе прокурор Украины Ф. К. Глух (я тогда работал его старшим помощником). Было это 7 сентября 1981 года. Фёдор Кириллович особой дружбы с Найдёновым никогда не водил. Тем не менее в тот критический момент для Виктора Васильевича Глух повёл себя очень по-мужски. Он сказал: «Ты с Найдёновым в хороших отношениях. Ему сейчас непросто. Послезавтра у него юбилей. Съезди в Москву и поздравь его от нас. Ему будет приятно».

В ноябре 1981 г. Найдёнов был освобожден от занимаемой должности

 9 сентября в 9 часов 15 минут я был у него в приёмной. Найдёнов принял меня сразу. Как всегда, угостил чаем, спрашивал о делах, и, хотя он старался ничем не выдать своего настроения, тем не менее привычного озорного блеска в глазах уже не было, и только какая-то роковая печать, как мне показалось тогда, легла на его лицо.
Вскоре, через два месяца, в ноябре 1981 года, Найдёнов был освобождён от занимаемой должности и уволен из органов прокуратуры.

Отстоять его Генеральный прокурор СССР Рекунков тогда не сумел - он ещё не имел в высших партийных кругах должного авторитета, такого же, как его предшественник Руденко. Более того, он не смог оставить его в органах прокуратуры.

Однако расследование «Краснодарского дела» продолжалось, и Виктор Васильевич с большим волнением следил за ним.

Новые жертвы

Осмелевший Сочинский горисполком не дал прокуратуре согласия на привлечение к уголовной ответственности Мёрзлого. Вторично этот вопрос перед депутатами был поставлен осенью 1981 года Генеральным прокурором СССР Рекунковым. Депутаты тянули до последнего, но всё же весной 1982 года сдались. В мае того же года Мёрзлый был арестован.

К этому времени следователь К. Майданюк сумел раскрутить дело Тарады, который, казалось, давал правдивые показания, раскаивался, даже рассказал о некоторых тайниках с драгоценностями. Но следователь понимал, что он многое утаивает, и нашёл-таки деньги Тарады, о которых он не рассказал. Это были вклады на предъявителя на сумму свыше 200 тысяч рублей. Пережить это Тарада не смог. После одного из допросов он вернулся в свою камеру в крайне возбуждённом состоянии, потерял сознание и был доставлен в городскую больницу. Через день Тарада скончался.

После того как сменилось руководство ЦК КПСС, а генеральным секретарём стал Ю. В. Андропов, следствие пошло практически без помех. К длительным срокам лишения свободы были приговорены люди из ближайшего окружения Медунова - Тарановский, Перепадя, Мёрзлый, Карнаухов и другие, многие десятки руководителей предприятий, учреждений и организаций Краснодарского края. Сгустились тучи и над самим Медуновым. Теперь ему пришлось давать показания в Следственной части Прокуратуры Союза ССР.

После смерти Брежнева, одобрившего увольнение Найдёнова, последний стал добиваться восстановления в прежней должности и в связи с этим обратился с письмом к новому генеральному секретарю ЦК КПСС Ю. В. Андропову. Только после этого и то с длительными проволочками его ходатайство было удовлетворено. Правда, теперь как заместитель Генерального прокурора СССР он руководил уже не следствием, а другими участками работы. Ему вновь стали прочить блестящую карьеру, однако этому уже не суждено было сбыться.

2 июня 1987 года Найдёнов скоропостижно скончался. Похоронили мы Виктора Васильевича в ясный солнечный день на Новодевичьем кладбище.

источник- http://www.aif.ru/politic/article/37927    http://www.aif.ru/society/article/37755